"...И получится у каждого читателя своё кино"


Рубрика: Новости -> Интервью

«...И получится у каждого читателя своё кино»

 

Интервью с Юрием Дихтяром (2-е место в номинации «Крупная проза» на конкурсе «Трансильвания-2013»)

»Ночной фотограф» — это ведь не единственное Ваше произведение с вампирами? Появился ли сначала роман, а потом уже вариации на тему, или сначала были эксперименты с малыми формами?

Роман — это вообще первое моё произведение. До него было два рассказа. Ну, и во время него несколько. Рассказ был потом. Планирую написать ещё один роман о вампирах в том же духе, но никак не соберусь. Хотя тема вампиров для меня не доминантна.

А как получился такой сплав — вампиры и детектив? Вампиры плюс детективная линия – на Ваш взгляд, это рецепт успеха? Детектив — традиционно популярный жанр, вампиры интригуют, так можно ли сказать, что это двойной заряд?

Я не задумывался над жанром, я вообще сомневался, что напишу этот роман. Просто запустил героя, и он сам выбирал жанр. Это не классический детектив в стиле Агаты, это скорее экшн. Я ни на кого не ориентируюсь, вообще для себя пишу в первую очередь. «Ночной фотограф» был бы уже издан, если бы я согласился подогнать его под целевую аудиторию домохозяек — добавить любовную линию. В итоге уважаемое издательство пошло в сад.

Написать роман, в название которого вынесено название профессии, — дело ответственное. Среди своих увлечений фотографию Вы не упомянули. Так был ли у Вас соответствующий опыт?

Фотография – это моё хобби, так же как и литература. Есть несколько десятков удачных кадров — вот и всё. А ещё — у меня обычная мыльница :).

А в приятелях у героя ходит милиционер… Как добивались достоверности: верным проверенным способом — прочесть десяток детективов — или были консультанты, советчики, чтение каких-то источников?

Никак — никаких консультантов и детективов. И даже фильмы про ментов не люблю смотреть. Просто придумал.

У Вас нетрадиционный вампир, нетрадиционный глава вампирских фанатов, нетрадиционный профессор… Вы признались, что хотели уйти от стереотипов о вампирах. Были ли при создании перечисленных именно намеренные попытки уйти как можно дальше от канона?

Ничего намеренного не было. Просто надоели эти романтические сопли по вампирам. Писал, как писалось. Ещё раз поясню: роман — сплошная импровизация. Экспромт. Герои придумывались на месте, по ходу написания. Действия – тоже. И вампиры тоже.

Почему Вы оставили в конце пометку о возможности открытого финала? Стало жаль героев?

Да нет... Лично у меня было несколько вариантов концовки. Выбрал одну, а остальные тоже вроде жалко.

А какие были альтернативные концовки и режиссерские версии?

Честно? Я уже не помню. Это было так давно.

Вы упоминали о том, что отказались идти навстречу прихотям издательства и портить роман ненужными вставками. То есть вы независимый автор? Ни при каких обстоятельствах не пойдете на компромисс и будете гордым и непреклонным творцом? Или не поручитесь, что никогда не дрогнете?

Конечно, я готов пойти на компромисс, если это улучшит, а не ухудшит. В том случае мне просто стало противно. Меня тошнит от массы макулатуры на полках. Лучше я буду неизданным, чем вольюсь в когорту штамповщиков.

Бродит по Сети стереотип автора вампирских романов – восторженная безграмотная девочка, скучающая домохозяйка или пафосный молодой человек с готическими пристрастиями. А Вы благополучно его опровергаете. Считаете ли, что есть какая-то зависимость между личностью автора и избранным им жанром? Или это череда экспериментов? Экспериментировали ли Вы в этом плане? Каков шанс, что Вы напишете сказку? Философскую притчу? Космооперу? Любовный роман?

Если честно, мне всё равно, о чём писать. Сказку — вряд ли. Я слишком циничен. Жалкие подобия притч у меня есть. Космооперу — кто знает. Любовный роман? Хм, у меня есть несколько рассказов, которые с удовольствием напечатал женский журнал. И требуют ещё. Но я не могу писать на заказ. Жанр — это последнее, что меня беспокоит.

Упоминались Вами эксперименты в плане языка… Насколько эти опыты были обширны и во что вылились?

Не очень обширны. Любимые мои эксперименты — рассказы «Сны незнакомых слов» и «Записки натуралиста». Хотя меня мало беспокоят квалификации — жанры, стили, манеры и прочее, потому, что я в этом не разбираюсь. На одном сайте разложили по полочкам рассказ «Охота». Я долго смеялся, потому что ничего не понял.

Вы сравнивали «Ночного фотографа» с киносценарием, говорили о влиянии кинематографа на творчество, о стремлении создать картинку… А зачем тогда опыты с языком? И не считаете ли Вы, что в литературе именно язык первичен, а попытка идти не от звучания слова к образу, а от визуального ряда – это шаг назад?

Язык расчитан на то, чтобы создавать визуальный ряд. И чем больше дашь свободы читателю, тем лучше. Я против всяких подробных описаний. Пусть читатель будет режиссером. Он сможет увидеть то, что ему ближе. И получится у каждого читателя своё кино.

Как семья и ближайшее окружение реагирует на Ваше творчество? Нет реакции: «Ну ведь взрослый человек, у нас и так много дел, что ты всё играешься»?

Странно, но близкие меня не воспринимают как списателя. Жена отказывается комментировать моё творчество. Читает, ловит блох, но не высказывается. Нас всегда воспитывали, что писатели, художники, композиторы — это какие-то особенные люди. И многим сложно поверить, что сосед по лестничной клетке или коллега, или муж могут быть писателями. Ведь в них нет ничего особенного.

 

В каких конкурсах Вы уже участвовали? И какие критерии судейства сочли бы стопроцентно адекватными?

Участвовал в конкурсах, не рекламируемых на «Самиздате», и ещё в нескольких, даже международных. В Московском Комсомольце мой рассказ попал в десятку лучших. Критерии — не знаю. Любые критерии субъективны. У профессиональных литераторов вообще странный подход. Они обычно выбирают что-то вычурно-заумное, витиевато-напыщенное.

Мы немного запутались. Конкурсов у Вас за плечами немало, опубликованные работы есть, а в начале говорили — «всего пара рассказов, всего лишь первый роман»?

«Фотографу» уже года четыре. После него — более сотни рассказов, две повести и роман «Бродяги Хроноленда».

Тогда вопрос о «писательскому возрасте» — в каком возрасте было написано первое произведение? И если уже во взрослом, то как зрелый человек приходит к выводу, что хочет написать вдруг рассказ/роман — и не боится при этом показаться несерьезным?

Первый рассказ я написал в сорок лет. До этого у меня не было компьютера. Были жалкие потуги писать на бумаге, но это был ужас. Писателем меня сделал Microsoft word. Бояться быть несерьёзным несерьёзному человеку?

 

В продолжение вопроса о конкурсах и жизни на сетевых площадках. Считаете ли Вы необходимым для автора быть публичной фигурой? Активно себя продвигать по принципу «под лежачий камень вода не течет», штурмовать издательства, искать взаимодействия с аудиторией, пусть и сетевой?

Вначале я пытался пиариться, но сейчас, когда я прозрел, вся эта суета не для меня. Иногда участвую в конкурсах, выкладываю своё творчество на сайтах. Издатели меня находят сами. В некоторых случаях мне помогают друзья, продвигая рассказы в издательствах.

Вы производите впечатление человека очень жизнелюбивого и внутренне устойчивого. Можно ли сказать, что как автор вы толстокожи – неуязвимы для критики и всяких мелких окололитературных дрязг? Или в глубине сердца каждый автор раним и нежен? Какие качества писателю необходимы, и каков баланс восприимчивости к критике и выносливости должен быть?

Не могу ответить, что кому нужно и кто раним, а кто нет. Всё очень индивидуально. А по поводу критики – нужно научиться отличать критику от троллинга. Критика всегда доброжелательна и конструктивна. А с троллями у меня особый разговор. Я спокойно и суверенно чувствую себя даже на самих падонковских сайтах. Наверное, потому, что избавился от амбиций. Я знаю, кто я и чего стою. Есть такая мудрость – если вас назовут дураком, не стоит обижаться. Если вы не дурак, то глупо принимать это близко к сердцу. А если дурак – то чего обижаться?

Еще вопрос. Знакомы ли Вам произведения Владимира Границына и Александра Тишина? Это тоже вампирские детективы.

Нет, я не очень люблю читать о вампирах. Я очень привередливый читатель, у меня мало времени на чтение, поэтому пытаюсь читать проверенные вещи. Этих авторов мне никто не советовал. Да и, если честно, у меня предвзятое отношение к книгам наших авторов, изданным на бумаге. Просто я сталкивался с издательствами, и знаю эту страшную кухню. Лучше уж сетевых авторов почитать.

А какие авторы у Вас в чести — и проверенные временем, и сетевые?

Гоголь, Лев Толстой, Платонов. Люблю Паланика, Хармса. Последняя потрясшая вещь — «Облачный атлас». Это единственная книга, которую я мог бы читать вечно, если бы она никогда не заканчивалась, если говорить об авторах сетевых, то, к сожалению, я не запоминаю авторов, ибо читаю на букридере, там нет обложки. Выбирая книгу, ориентируюсь на сетевые рейтинги.

Вы обмолвились о планах написать еще один вампирский роман. Дайте, пожалуйста, анонс – о чем, хоть примерно каков? А то у нас уже есть отклики такого плана: «Хочется бросить всё – и бежать читать Дихтяра».

Планировать и реализовать — разные вещи. Когда я начал писать «Фотографа», была задумка, которая так и не реализовалась. Сюжет повело и получилось совсем не то, что планировалось. А первоначальная идея осталась нетронутой. И полностью готовой к воплощению. Если я отважусь, это будет опять же городской роман с теми же вампирами, что и в «Фотографе». Только это будет сплошное мочилово и охота на вампиров. Главное — есть концовка. Остальное — экспромт. Так что анонс бессмысленен.

Вы упомянули, что «Ночной фотограф» издан в электронном виде. Где читатели могут приобрести его?

Вот на этом сайте: //www.videlka.com/knigi/nocnoj-fotograf-urij-dihtar

Спасибо за внимание))

 

Обсуждение

Используйте нормальные имена. Ваш комментарий будет опубликован после проверки.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)

⇑ Наверх
⇓ Вниз