Рассказ «Она мечтала увидеть солнце». Еve's Apple


Рубрика: Трансильвания -> Рассказы
Автор: Еve's Apple
Название: Она мечтала увидеть солнце
Аннотация: Грустно-романтическая история встречи человека и вампира. История о том, как порой не хватает простых человеческих радостей тем, кто живёт в вечной ночи; и о том, как настоящая любовь может изменить жизнь и человека, и вампира...
 
Она мечтала увидеть солнце
Глава 1
Было уже довольно поздно. Максим привычной дорогой шёл с работы. Подходя к остановке, он увидел сидящую на скамейке девушку в чёрном плаще. На вид ей было лет двадцать пять, приятной внешности, с длинными, прямыми, тёмными волосами. Она привлекла внимание Максима и он стал рассматривать её, оставаясь в стороне, на некотором расстоянии, чтобы не выдать себя.
Девушка сидела спокойно, не шевелясь, чуть опустив голову. Казалось, будто она даже не дышит. Вокруг суетились другие люди, приезжали-уезжали разные машины и маршрутки, а она всё сидела, не обращая внимания ни на что, погружённая в какие-то свои мысли. Максим наблюдал за ней минут двадцать. Картина не менялась. В конце концов, он решился подойти к ней и узнать, в чём дело,— мало ли что…
— Девушка, с Вами всё в порядке? — спросил Максим, подойдя к незнакомке и слегка тронув её за плечо.
Девушка словно очнулась ото сна, подняла голову и посмотрела на него бездонными карими глазами:
— Да, со мной всё хорошо — произнесла она тихим, красивым, но, в то же время, каким-то холодным голосом.
На секунду Максиму почудилось что-то странное в её облике, но он не понял, что именно, поэтому решил, что ему просто померещилось.
— Вы уже давно здесь сидите… У Вас нет денег, чтобы уехать? Я могу Вам дать.
Незнакомка удивлённо посмотрела на Максима:
— А Вы, что же, уже давно за мной следите?
Максим вдруг понял, что насторожило его в облике девушки — клыки! У неё были клыки! Два острых, выступающих клыка по бокам верхней челюсти. «Как только эти готы не извращаются!» — подумал он.
— Ну… Не то, чтобы давно… Минут двадцать — сказал он, слегка смущаясь.
— И чем же я Вас так заинтересовала?
— Просто, смотрю, красивая девушка сидит одна…
— Спасибо — сказала незнакомка, улыбнувшись, её клыки стали отчётливо видны.
— Я сначала подумал, что Вы кого-то ждёте, но потом вижу, что нет, — вот и решил подойти.
— Вы правы, я никого не жду. Просто набегалась, устала. Вот, присела отдохнуть чуть-чуть.
— А как Вас зовут? — Спросил Максим.
— Анджелика — ответила незнакомка.
— А меня — Максим. Приятно познакомиться.
— Взаимно — улыбнулась Анджелика.
— А хотите, я Вас провожу домой? А то поздно уже, одной, наверно, страшно идти…
— Давай лучше перейдём на «ты» — сказала Анджелика, вставая со скамейки и собираясь уходить. — А провожать меня не стоит, я здесь рядом живу.
— Значит, мы с тобой ещё увидимся?
— Думаю, да — ответила Анджелика и скрылась в темноте.
 
Глава 2
Вот уже вторую неделю подряд Максим приходил каждый вечер на ту остановку в надежде ещё раз встретить Анджелику. Но её всё не было. Максим уже начал привыкать к мысли, что та встреча была одной из тех, которые бывают только раз в жизни.
Был обычный вечер обычного дня. Максим, как всегда, шёл той же дорогой домой, направляясь к той же остановке, что и всегда. Правда, сегодня на ней было совершенно безлюдно. До остановки уже оставалось буквально несколько шагов — как вдруг на него сзади кто-то напал и повалил на землю. В следующую секунду нападавший одним рывком перевернул его на спину и потянулся к его горлу. Но в тот момент Максим успел увидеть лицо нападавшего и узнал его, а вернее — её.
— Анджелика?! — клыки застыли на шее Максима. — Ты что делаешь?
Анджелика отпустила Максима, поднялась и, смутившись, отошла в сторону.
— Извини, я тебя не узнала со спины — тихо сказала она, покрываясь стыдливым румянцем.
— Вы, готы, совсем с ума посходили — сказал Максим, поднимаясь с земли и отряхиваясь. — Уже на людей бросаетесь!
Анджелика молча стояла, потупив взгляд.
— Дело в том, что я не та, за кого ты меня принимаешь…
— В каком смысле?
— Я не готка.
— А кто же?
— Я — вампир — призналась она и снова потупилась.
Максим не сдержался и громко рассмеялся:
— Вампир?! Ты?! Не говори глупостей!
— Это правда. На тебя я напала, потому что проголодалась. Я вышла на охоту, чтобы утолить голод — и ты был первым, кто подвернулся мне сегодня в безлюдном месте. Со спины я не поняла, что это ты, поэтому чуть не убила. Тебе повезло, что ты успел меня узнать.
Максим всё выслушал и подозрительно посмотрел на неё:
— Анджелика, ты — сумасшедшая?
— Я не сумасшедшая! Это ты идиот! — огрызнулась она. — Не замечаешь очевидного!
— Вампиров не бывает! — твёрдо заявил Максим.
— Это ты МНЕ говоришь? — удивилась Анджелика. — Ладно, хочешь, я, в доказательство, всё-таки выпью из тебя кровь? Тогда ты мне поверишь?
Максим стоял, слегка опешив. Он не знал, что и сказать. Мыслей в голове было слишком много и все слишком странные. Не нашёл ничего лучше, как спросить:
— Ты и в самом деле — вампир?
— Да. И, между прочим, голодный! Так что лучше отойди от меня подальше, пока я тебя не убила!
— А я тебя не боюсь! И ты меня не убьёшь!
— Это ещё почему?! — удивлённо спросила вампирша.
— Потому что я тебе нравлюсь! — сказал Максим с улыбкой. — Иначе ты бы меня сразу прикончила, тебе было бы всё равно.
— Каков наглец! — задохнулась от возмущения Анджелика. — Ещё и закадрить меня пытается!
— А ты скажи, что я не прав — подмигнул Максим.
Анджелика вдруг неожиданно сменила тон и сказала:
— Прав. Но это ничего не значит.
— Как это?
— Очень просто. Ты — человек, я — вампир. Мы не можем быть вместе.
— Давай сначала попробуем, а потом будем решать — можем или нет.
— Ты, что, совсем меня не боишься?
— Не боюсь. Наоборот, это ты должна меня бояться — улыбнулся Максим.
— Я? А мне-то чего тебя бояться? — удивилась Анджелика.
— А вдруг я всем расскажу, что ты — вампирша!
— Ну, если ты хочешь угодить в психушку, — с издёвкой в голосе ответила Анджелика, — валяй, рассказывай! Не забудь ещё добавить, как ты эту самую вампиршу закадрил, хи-хи! Думаешь, кто-нибудь тебе поверит? Вы, люди, ведь думаете, что нас не бывает. Ты сам мне это заявлял только что, помнишь?
Минуту они простояли молча, глядя друг на друга. Потом Анджелика спросила:
— Слушай, тебе, что, обычных девушек вокруг мало, что ты клеишься ко всякой нечисти вроде меня?
— Ты мне сразу понравилась ещё тогда, когда я не знал, кто ты на самом деле — честно признался Максим.
Анджелика вздохнула и вдруг резко взяла Максима за руку и потащила за собой:
— Ладно, пойдём, я тебе кое-что покажу. Раз ты такой смелый и настойчивый.
— Куда мы идём?
— Увидишь.
— Что ты мне хочешь показать?
— Увидишь. Потерпи.
Максим, заинтригованный, двинулся за ней. Они шли вдвоём по тёмной улице довольно долго, пока не встретили одиноко бредущего пьяного мужика. Анджелика одёрнула Максима:
— Постой здесь.
Максим остановился, наблюдая за тем, что будет дальше. Анджелика, двигаясь с кошачьей грацией, догнала свою жертву и набросилась сзади, повалив мужика на землю. Затем резко перевернула его на спину и впилась клыками в его горло. Бедняга даже не успел вскрикнуть. Вдоволь напившись, Анджелика вернулась к Максиму. Её губы были в крови.
— Ну как, понравилось то, что ты видел? — спросила она.
Максим молчал.
— На его месте сегодня мог оказаться ты.
— Мог — согласился Максим, доставая из кармана платок и вытирая губы Анджелики.
Она замерла от неожиданности, не зная, как реагировать. Максим обнял её за талию, прижал к себе — и они слились в поцелуе. Правда, целоваться с вампиршей, да ещё и с непривычки, оказалось несколько неудобно. Уколовшись об её клыки, Максим застонал и отпрянул.
— Со мной не так всё просто, как с обычными девушками — хихикнула Анджелика.
— Просто нужно больше практики — с улыбкой ответил Максим.
— Может, позже. А сейчас мне пора домой.
— Я провожу тебя — сказал Максим.
Анджелика не стала протестовать.
 
Глава 3
Всю дорогу Максим представлял себе этакий склеп на каком-нибудь старом, заброшенном кладбище, с большим чёрным гробом внутри. Однако в итоге они пришли к обычной многоэтажке, ничем не похожей на вампирское логово.
— Вот, здесь я и живу — сказала Анджелика.
Несколько секунд они стояли в полной тишине. Затем Максим резко подхватил Анджелику на руки и понёс в подъезд.
То ли вампиры были гораздо легче людей, то ли Максим был в таком счастливом воодушевлении, но он даже не заметил, как донёс Анджелику на руках до её квартиры на четвёртом этаже.
— Добро пожаловать — сказала Анджелика. — Проходи, располагайся.
Квартира оказалась вполне обычной, «человеческой»: никаких чёрных свечей по углам; пауков, висящих на паутине — ничего такого. Единственное — довольно условное — отличие заключалось в том, что на всех окнах были плотно задёрнуты шторы.
— Милая квартирка — сказал Максим.
— Угостить тебя чем-нибудь? — поинтересовалась Анджелика.
— Спасибо, я кровь не пью — ответил Максим.
Анджелика громко рассмеялась:
— Дурачок! У меня, кроме крови, найдётся и другая еда.
— А разве ты ешь человеческую пищу? — удивился Максим.
  — Конечно! Причём, с удовольствием. Я люблю полакомиться чем-нибудь вкусненьким. Разница только в том, что мне человеческая еда не идёт впрок. Если я буду есть только её, то рано или поздно всё равно умру от голода. Поэтому мне нужна кровь… Ну так ты хочешь чего-нибудь?
— Тебя — коротко ответил Максим.
Анджелика смутилась, опустила глаза и тихо переспросила:
— Меня?
— Да — ответил Максим, подошёл, обнял её и они снова поцеловались. На этот раз вышло лучше. Затем он опять подхватил её на руки и понёс в спальню.
В спальне, вместо гроба, естественно, стояла кровать, на которую Максим аккуратно положил Анджелику и стал расстёгивать на ней одежду. Анджелика молча смотрела на него, слегка смущаясь. Раздев Анджелику, Максим буквально застыл от восхищения:
— Какая ты красивая! — еле выговорил он.
Анджелика смотрела на него, краснея всё сильнее. Потом тихо сказала:
— Иди ко мне.
Максим разделся и лёг с ней рядом. Анджелика обняла его и прижалась к нему всем телом. Наощупь Анджелика ничем не отличалась от обычной девушки — такая же тёплая, мягкая и нежная. Максим обнял её одной рукой за шею, а другой за ягодицы — и они снова поцеловались.
— Я люблю тебя — выдохнул Максим.
— И я люблю тебя — прошептала Анджелика.
Максим положил Анджелику на спину и склонился над ней. Она раздвинула ноги, приглашая его. Максим плавно вошёл в неё. Внутри Анджелика была влажной и горячей. Максим потерял голову от страсти. Анджелика обняла его за спину и повлекла к себе, Максим полностью расслабился, лёг на Анджелику — и они слились воедино, лаская и целуя друг друга.
Анджелика чувствовала, как Максим мягко, но уверенно двигается в ней, как волна наслаждения постепенно захлёстывает её всю. И вот она уже начала дрожать всем телом, сдерживаясь из последних сил и тихо постанывая. Максим не останавливался. Наконец, оргазм полностью захватил её! Она больше не могла сдерживаться и громко застонала, прижимая Максима к себе и царапая его спину ногтями. Саксим сделал ещё несколько движений — и кончил прямо в неё.
Они лежали в постели, с нежностью глядя друг на друга. Это была лучшая ночь в жизни у них обоих.
А утром Максим встал, оделся и пошёл на работу, на прощание легонько поцеловав в щёку уснувшую на рассвете Анджелику.
 
Глава 4
«Всё, что до него было-не было — белым застелю полотном…» — строчка из песни известной поп-группы, которую Максим про себя называл «Поющие сиськи», и чьи выступления он вообще предпочитал смотреть без звука, не выходила у него из головы. Только «до него» он заменил на «до неё».
Максим начал новую жизнь. Первым делом он объявил своей гражданской жене, что уходит от неё. Стойко выдержав её истерику и оскорбления, собрал вещи и переехал к Анджелике. Потом уволился с работы, хотя шеф уговаривал этого не делать, и даже обещал повысить зарплату. Устроился охранником на автостоянку, с графиком сутки через сутки, чтобы иметь возможность чаще видеть Анджелику по ночам — от рассвета до заката она, как и положено каждому уважающему себя вампиру, впадала в беспробудный сон.
Когда на работе было нечего делать, сменщик Максима разгадывал сканворды или читал детективы. Максим же решил вспомнить уроки, полученные в детстве в художественной школе, и занялся рисованием. Иногда из-под его кисти выходили написанные по памяти портреты Анджелики: Анджелика, мило улыбающаяся, с букетом цветов, подаренных им, в руках; Анджелика, сжимающая в объятиях очередную жертву; Анджелика, обнажённая, на их общей теперь постели… А иногда это были пейзажи: городские улицы, лесные поляны или горные пики — всегда разные, но неизменно залитые солнечным светом. Анджелике нравились такие картины, она рассматривала их с неподдельным интересом и тоской в глазах.
— Если бы ты знал, как я хочу снова увидеть солнце — настоящее, а не в кино или на фотографии — говорила она. — Почувствовать его тепло на своей коже, чтобы оно пронизывало меня насквозь. Я устала от тьмы, в которой обречена находиться вечность.
— Хочешь, я разделю эту вечность с тобой? Сделай меня таким же, как ты, ведь ты же можешь!
— Могу. Но ни за что не буду. Ты не представляешь себе, на что идёшь. Вернуться бы мне в тот момент, когда я делала свой выбор — я осталась бы смертной.
Таков был обычный исход всех разговоров на тему обращения Максима. Анджелика отказывалась наотрез. Что ж, им сейчас и так было хорошо вместе, а о будущем думать не хотелось.
 
Глава 5
Прошло полгода. Счастью Максима и Анджелики не было предела, они с каждым днём всё сильнее влюблялись друг в друга, хотя казалось, что сильнее уже некуда. Любую выдавшуюся чвободную минутку они старались проводить вдвоём — Максим сопровождал Анджелику на охоту, а она по ночам приходила к нему на работу в его охраничий вагончик, и ветхая продавленная тахта служила им ложем любви.
Очередной вечер не предвещал ничего необычного. Максим вышел из супермаркета, держа в руках пакеты с продуктами и прикидывая, не порвутся ли они и не вернуться ли ему ещё за парочкой пакетов — и тут его окликнул до боли знакомый голос:
— Максим, привет!
Бывшая. Вот чёрт — подумал Максим — только её мне сейчас не хватало.
— Привет, говорю. Ты, что, меня не узнал?
— Узнал. Привет.
— Давно мы с тобой не виделись. Как поживаешь?
— Нормально. Извини, я домой тороплюсь.
— Что, так уж сильно торопишься? А я хочу с тобой пообщаться — чисто по-дружески, ты не подумай чего. Я тебе всё простила и желаю, чтобы мы с тобой остались хорошими друзьями. Ты ведь не против?
— Да нет, не против.
— Пошли тогда вон в ту кафешку, посидим, кофе попьём.
М-да, как говорится — бывают люди, которым проще отдаться, чем объяснить, почему делать этого не хочется. Максим прикинул, сколько времени у него осталось до пробуждения Анджелики, и решил, что успеет.
— Ладно, пошли.
Бывшая болтала без перерыва, рассказывала о своей новой работе, о своём бойфренде, о том, куда собирается поехать в отпуск. Максим терпеливо ждал момента, когда прилично будет попрощаться. Наконец он не выдержал:
— Всё, мне пора. Поздно уже.
Они встали из-за стола, и тут девушка неожиданно обняла Максима и поцеловала его в щёку:
— Пока-пока, надеюсь, ещё увидимся — и состроила ему глазки.
Максима аж передёрнуло от такой наглости, но он ничего не сказал. Развернулся и пошёл к выходу.
Когда он вернулся домой, Анджелика уже не спала. Она лучезарно улыбнулась ему навстречу, но тут же выражение её лица стало настороженным:
— Где ты был?
— В магазин ходил.
— Не ври мне!
— Да не вру я, вот же, видишь, продукты…
— Почему от тебя пахнет женщиной?!
— Ну, это… я тут… сейчас я тебе всё объясню.
— Не надо мне ничего объяснять! Всё и так понятно! Как ты мог, как же ты мог?! Кто она?
— Моя бывшая жена. Встретились случайно, она захотела со мной поговорить.
— Так значит, вы просто разговаривали, да? А почему от тебя за километр разит ею? Фу, духи-то какие мерзкие, а запах тела ещё омерзительнее. Ты что же, думал, что я не почувствую, что я ничего не узнаю?!
— Анджелика, послушай… да не было ничего такого, она меня просто обняла на прощание.
— Ах, обняла? Ну вот и катись к ней, обнимай её сколько хочешь. А про меня забудь.
— Анджелика…
— Забудь про меня, я сказала! Убирайся! Сейчас же! А её я выслежу и убью.
— Нет, не надо, ты что, не надо!
— Ах, не надо? Ты её до сих пор любишь, да?
— Я люблю только тебя, Анджелика, только тебя!
— Всё, даю десять минут на сбор твоего барахла, и ты или выметаешься из моей квартиры к чертям собачьим, или я тебя тоже убью. Поверь мне, я это сделаю.
Максим понял, что спорить бесполезно. Собрал вещи и молча вышел за дверь. Он никак не мог прийти в себя от случившегося — так неожиданно всё произошло, так глупо… хрустальная ваза их счастья разбилась на куски из-за нелепой мелочи.
 
Глава 6
Дни сменяли ночи, ночи сменяли дни. Максим потерял им счёт, все они слились в однообразную, тоскливую серую массу. Когда он в последний раз видел Анджелику? Так давно, и казалось бы — вот только что. Он не переставал думать о ней, мысленно беседовал с ней, говорил ей, что не может без неё, что жизнь потеряла всякий смысл после их разлуки. Эти беседы он вёл исключительно в своей голове, не решаясь попросить Анджелику о примирении. Он слишком хорошо помнил, каким огнём горели её глаза, когда она приказала ему уйти, и понимал, что она его не простит. В конце концов, если бы простила — сама бы пришла к нему и сказала об этом. Но она не приходила.
Максим стал безразличен к своему внешнему виду, мог неделями носить одну и ту же рубашку, перестал регулярно бриться, и стал неотличим от тех окрестных алкашей, с которыми на работе глушил водку, когда не видело начальство. Портретов Анджелики и солнечных пейзажей он больше не рисовал. А то, что было нарисовано ранее, засунул в дальний угол и никогда не доставал — слишком сильную боль причиняли воспоминания о том времени, когда ему хотелось рисовать… любить… жить…
Он уже почти смирился со своей судьбой — но однажды ночью ему приснился необыкновенно яркий и запоминающийся до малейших деталей сон. В этом сне Максим шёл через лес, по тоненькой, едва заметной в тёмной чаще тропинке. Он не понимал, куда и зачем идёт, и что вообще здесь делает. Но знал, что должен обязательно идти вперёд. Вскоре он услышал чей-то жалобный плач неподалёку. С треском продравшись сквозь густой кустарник сбоку от тропинки, он вышел на поляну и увидел… Анджелику. Она сидела в траве, обхватив колени руками, и плакала. Максим подошёл к ней, окликнул по имени и взглянул в её покрасневшие от слёз глаза. Она протянула к нему руки:
— Максим! Максим, я заблудилась… было так страшно… я ждала тебя, думала, что ты найдёшь меня, а ты всё не приходил… хорошо, что ты всё-таки пришёл. Наконец-то ты пришёл! Наконец-то… любимый мой… наконец-то…
Первой мыслью после пробуждения было: сегодня или никогда. Сегодня он пойдёт к Анджелике и попытается восстановить их отношения. А не получится — тогда… ему даже страшно было думать, что будет тогда, и он решил не думать, а просто действовать. Он вымылся, побрился, надел чистую одежду. Дождавшись, пока солнце начнёт клониться к закату, направился к дому Анджелики, по дороге купив большой букет кроваво-красных роз. Когда небо на западе окончательно потемнело, Максим зашёл в подъезд, поднялся на четвёртый этаж и позвонил в заветную дверь. Тишина. Он позвонил ещё раз. Ему опять никто не открыл. Он был уверен, что Анджелика дома, что она только что проснулась и на охоту уйти ещё не успела. Поэтому он ждал. Она не могла не знать, что в дверь звонит именно он — Анджелика различила бы его запах и не на таком расстоянии.
Позвонил ещё раз, потом положил букет на коврик и пошёл вниз. Не получилось, подумал он… не получилось… как вдруг услышал наверху звук открывающейся двери и голос Анджелики:
— Максим!
Он взлетел вверх по лестнице, не помня себя от счастья, и прямо на пороге стиснул Анджелику в объятиях, покрывая поцелуями. Она плакала, прямо как в его сне, и так же, как во сне, говорила ему:
— Ты пришёл… наконец-то ты пришёл… я так тебя ждала!... наконец-то…
Но на сей раз Максим с облегчением понимал, что это не сон. Что они снова вместе.
По окончании последовавшей далее бурной любовной игры, Анджелика прошептала ему на ухо:
— Я знаю, что нам с тобой надо сделать. Давно было надо — но я не чувствовала себя готовой. А теперь мы это сделаем.
— Сделаем что? — спросил Максим.
— Мы должны обменяться с тобой кровью. После этого ты сможешь читать мои мысли, даже на расстоянии, а я твои. И с этого момента мы всегда будем друг для друга раскрытой книгой — никаких тайн, никакого взаимонепонимания. Ты согласен?
— Конечно, дорогая. Я об этом и мечтать не мог.
Анджелика склонилась к шее Максима, осторожно надавила клыками на кожу, и слизала появившиеся струйки крови. Потом прокусила себе запястье и поднесла его к губам Максима:
— Пей.
Он глотал тёплую солёную жидкость, вытекавшую из её вен, и чувствовал, как постепенно в голову проникают мысли и образы из сознания Анджелики. Он увидел себя её глазами и только тогда осознал, как же сильно она его любит и как страдала после того, как он ушёл. Как сдерживала себя, чтобы не прибежать к нему и не упасть на колени, умоляя всё забыть и вернуться. Как боялась, что он найдёт другую женщину, смертную, и поймёт, насколько легче быть рядом с ней, чем с вампиром.
Теперь боль и страх для них обоих были позади. Они стали воистину единым целым.
 
Глава 7
С самого момента пробуждения Анджелику мучало смутное нехорошее предчувствие. Она не понимала, откуда оно взялось и что означает, ей казалось лишь, что это как-то связано с Максимом. Мысленно соединилась с ним — у него всё хорошо. Тогда в чём же могло быть дело?
Решила изменить своему обыкновению и сначала заглянуть к нему на работу, а потом уже пойти охотиться.
Максим радостно встретил её, показал новые рисунки. Но Анджелика не могла на них сосредоточиться, предчувствие не отпускало её, к тому же она чувствовала нарастающий голод. Расставаться с Максимом ужасно не хотелось, но голод брал своё, и она, поцеловав его на прощание, растворилась в темноте.
Подумала, что далеко от стоянки уходить не будет, чтобы поскорее вернуться. Обошла близлежащие улицы в поисках подходящей жертвы, и увидела на обочине дороги голосующего парнишку. Нет, не судьба тебе уже сегодня никуда уехать — усмехнулась про себя Анджелика. Как обычно, незаметно подкравшись сзади, повалила на землю, перевернула на спину и вонзила клыки в его горло, зажав ему ладонью рот, чтобы не кричал.
Но не успела она сделать и пары глотков, как вдруг почувствовала обжигающую вспышку боли в груди, от которой согнулась пополам, и голос Максима звучал в её голове:
— Анджелика!... Анджелика!... где ты, Анджелика?!...
Она отшвырнула от себя свою жертву, которая, хватаясь за шею, тут же удрала во все лопатки. Неутолённый голод продолжал терзать её тело, но отошёл на второй план, уступив место осознанию того, что с Максимом случилось что-то по-настоящему страшное. Анджелика со всех ног кинулась обратно на стоянку. И увидела в свете прожектора рядом с вагончиком распростёртое на земле тело Максима, вокруг которого растекалась лужа крови.
— Что… что случилось? Максим, что случилось с тобой?!
— Анджелика…
Он не мог говорить, только хватался рукой за грудь, и пальцы его тоже были в крови. Анджелика проникла в его мысли. Череда образов: вот он сидит, смотрит в окно, замечает какую-то тёмную фигуру, вошедшую на территорию стоянки. Выбегает на улицу:
— Кто там? Стоять!
Выстрел. Толчок в грудь, резкая боль в области сердца, ноги подкашиваются, мир плывёт перед глазами. Тёмная фигура направляется к одной из иномарок, после недолгой возни с дверями и зажиганием даёт по газам и на бешеной скорости выезжает в ворота, сломав шлагбаум.
— Максим… Всё будет хорошо, поверь мне, всё будет хорошо, я ещё успею обратить тебя… ты только не умирай, держись, Максим, пожалуйста, держись!
— …поздно… прощай… я люблю тебя… я лю…
Последние слова застыли на его холодеющих губах, взгляд потух.
Анджелика поняла, что опоздала. Буквально минут на пять.
Что такое для человека, и особенно для вампира, пять минут? А оказалось, что иногда пять минут могут решить всё. И лишить её всего. Всего, что было по-настоящему дорого в этой жизни.
Она шла по ночным улицам, не разбирая дороги, и не понимая, что же ей теперь делать и как жить дальше.
…жить дальше… жить дальше… а зачем жить дальше?
Незачем. Отныне — незачем.
Что ж, думала Анджелика, хорошо, что для вампира всё же существует способ умереть. Всего-то и надо, что дождаться рассвета на улице. Заодно она исполнит свою давнюю мечту — снова увидеть вживую солнце. Пусть это будут лишь робкие розовые сполохи на стенах зданий, за которыми не видно восходящего диска, но всё же — настоящий солнечный свет.
Ноги сами привели Анджелику на ту остановку, где она впервые увидела Максима. Она села на лавочку и попыталась ощутить его присутствие рядом. Если есть у человека бессмертная душа, то душа Максима, должно быть, находится сейчас где-то возле неё. Она мысленно обратилась к нему:
— Знаешь ли ты — говорила она — что я делала в тот самый вечер на остановке? Почему сидела без движения и не хотела никуда идти? Я так же, как сейчас, ждала рассвета, потому что устала от вечной тьмы, вечного голода и вечного одиночества. Я чувствовала, что не нужна этому миру. Но ты дал мне понять, что я ошиблась. Тебе я была нужна, вопреки всему и несмотря ни на что…
 
Ночные часы для Анджелики, погрузившейся в воспоминания о Максиме, прошли незаметно, и вот уже небо стало светлеть.
Она ждала.
Когда всё вокруг начало окрашиваться нежно-розовым, она почувствовала, как её охватывает слабость.
Солнце поднималось всё выше. Ей уже был виден краешек его из-за ближайшего дома. Оно нестерпимо резало глаза, Анджелика чувствовала, что слепнет и теряет сознание. Но всё смотрела и не могла насмотреться.
— Максим, ты был моим солнцем… и теперь я иду к тебе… я уже иду…
Наконец, она рухнула без сил на землю. Ярко-голубые сполохи, подобные электрическим разрядам, пробежали по её телу, и оно рассыпалось кучей искорок, словно вспышка салюта.
Возле лавки осталась лежать лишь тёмная кучка её одежды.
Подошедший вскоре дворник удивлённо посмотрел на эту кучку — и сложил в мусорный бак, отметив про себя, что какой-нибудь бомжихе сегодня очень повезёт найти вполне годные шмотки.
 
Обсуждение

Используйте нормальные имена. Ваш комментарий будет опубликован после проверки.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)

⇑ Наверх
⇓ Вниз