Рассказ «Золоны». Глижинский Олег


Рубрика: Конкурсы -> Библиотека -> Трансильвания -> Рассказы
Автор: Глижинский Олег
Название: Золоны
Аннотация: Где-то в глубинах космоса на планете Золь живут золоны – существа, отбирающие жизненную энергию по всей Галактике. Одно такое существо прилетает на очередную планету и начинает охоту…
Золоны
Я лечу, пронзая пространства, к своей цели — планете 673845-455. Она была четвёртой в моём ордере. Как раз средняя по списку. Этот сбор пока оказывался для меня удачным — собрал уже больше половины энергии, на которую рассчитывал. А ведь лучшая планета ещё впереди — я всегда оставляю такую напоследок. Если выхожу на сбор с достаточным запасом энергии, конечно.
Настроение было неплохим. Мне удалось проложить удачный маршрут, от третьей планеты до четвёртой — всего за десятую часть года. Лучу света потребовалось бы восемнадцать лет. Значит, я смогу сэкономить и привезти домой больше энергии. А там, дома, осталась моя Сейла — одна на всём Золе, никого, кроме меня, у неё нет. Не выходит из дома, энергию экономит — прошлый сбор оказался неважным. Только уплатил налог за нас с женой, выложил, сколько полагается, за проживание моей дорогой на следующий срок, и осталось у нас энергии только на мой новый сбор да на пару ночей. И снова в космос.
Так же живёт большая часть золонов, народа, населяющего Золь. Нас именуют — золнаты. Есть и другие золоны — венлы. У них, понятно, и жизнь другая. Полно энергии, так что могут телесные оболочки никогда не расформировывать, могут позволить себе кучу удовольствий — а для чего золону жизнь, если не поразвлечься себе на радость? И на сбор венлы летают только, если просадят больше энергии, чем Повелитель им выделит. Да и то, распределители дают им ордера на такие планетки, что просто полыхнуть хочется! Повелитель — главный венл. Все налоги собирает да по венлам распределяет, себя тоже не забывает. Ну, он-то за всех золонов думать должен. А прочие венлы, они просто тратят энергию, которую собираем мы — золнаты.
А Сейла сидит одна, ждёт. Она у меня верная. Ни за какую энергию с венлом не свяжется. Хотя она у меня такая, немало этих за ней ушивалось. Помню, две с половиной тысячи лет назад я прилетел почти пустой. Сразу же, не формируя тела, отправился за новым ордером, а жену попросил на этот раз уступить какому-нибудь. Она мне такого наговорила тогда... И ждала, почти без энергии, больше трёх лет! Прилетел, не сразу узнал даже, до чего без силовой поддержки дошла её оболочка! Жаль, что женщины в любви только отдают энергию, собирать не могут. Летели бы сейчас двумя сгусточками силового поля — вместе!
 
Так, подлетаю.
Стандартная планета. Как и всегда. По-своему красивая, наверно. Я уже на второй сотне разучился любоваться. То ли дело Золь! Тоже голубая планета — но разве можно сравнить? Ещё издалека можно почувствовать, как энергия брызжет во все стороны. Жизнь кипит — цивилизация!
Надо выбрать место поудачней. Чем ближе климат к привычному, тем меньше расход на поддержание телесной оболочки. Пожалуй, во-он там... Или... Нет, правильно — там. Деревянный посёлочек на склоне холма, внизу речка протекает, вокруг поля, окружённые лесом.
Спустился нормально, недалеко от жилищ, с местом угадал — сухо, не жарко и не холодно. Энергию и так теряю — атмосфера ж вокруг, но не столько же, сколько при дожде или других климатических "радостях"! Там надо сразу оболочку формировать. А сейчас с оболочкой можно не торопиться — так легче разведывать. Лечу к густому дереву прямо над домами. Удачно, что день солнечный, моё свечение на таком свете практически незаметно. Пристроился, сформировал оболочку — тёмно-зелёную, вытянутую с маленькими отросточками. За ветвями дерева никто не увидит. Жду вечера, тогда с работ вернётся молодое население, среди них и буду выбирать свою донорную. Сейчас надо отдыхать, слушать разговоры, готовиться, в общем.
 
Мой отец был странным золнатом. Его не интересовало то, чем интересуются все остальные. И это не удивительно — он родился 370 000 лет назад. Помнил Золь ещё совсем-совсем другим и тосковал о том времени. Никто из золнатов столько не живёт. Не больше 150000 лет. Большинство и до сотни не дотягивает. Отец говорил, что это из-за удовольствий. Может и так, сам-то он этого, чудак, не любил. Вместо пойти куда, расслабиться, отправлялся в давно заброшенный Центр и занимался какой-то наукой с двумя или тремя такими же. Их я не помню — они потухли задолго до моего рождения. А он всё чего-то делал, уже один, потом ходил чего-то добиваться к венлам, даже пару раз попадал к Повелителю. Возвращался всегда сумрачный, ругался, за что немедля штрафовался. Когда он в третий раз пошёл к Повелителю — был разряжен. Так я остался один, а потом на Общественном Генераторе познакомился с Сейлой...
 
Ага, народ возвращается, вижу много стройных женских фигурок, одетых в балахоны до середины голени, перехваченные матерчатыми поясками, головы прикрыты плотными шапочками, натянутыми на уши, волосы убраны под шапочки. У многих на лбу повязаны тесёмочками деревянные или металлические (начищенная медь, вроде) украшения в виде плоского колечка с ажурной резьбой. Начинаю анализ самочек. Основную ситуацию в поселении уже знаю, жду, пока стемнеет. Женщины постарше займутся домашними делами, а девушки будут гулять, болтать и смеяться.
 
Хорошо быть Повелителем! У него такие развлечения! Он каждый день столько энергии тратит, что простому золнату на пять лет хватило бы! Что ему Поединок? Чистой энергией забьёт самого умелого претендента. Все это знают. А поди ж ты — в каждое столетие находится несколько претендентов. Каждый тысячелетия копит энергию, готовится, вызывает Повелителя на Поединок, чтобы занять его место. Повелитель претендента быстренько разряжает и всё! Одним венлом становится меньше. Нынешний уже где-то тысячелетий двадцать семь правит, как он одолел предыдущего, никто не знает, болтают, что Поединок был не очень-то чистым. Не зря же прежнего Повелителя не разрядили полностью, а отпустили. Назвали только его имя, Ик-Хар — и изгнали...
 
Стемнело, всё идет, как предвиделось, по этому сценарию проходил уже тысячи раз. Какие они всё-таки всюду одинаковые, эти девушки! Так, вон та группа, их там сразу шесть. Сели прямо на траву, отойдя от крайнего жилища шагов сорок. Сидят, болтают, смеются.
Переформировываюсь. Теперь я вроде их типичного молодого мужчины, но пока не меняю цвет, тёмно-зелёный сейчас самое то, чтоб не так заметен был. Подбираюсь поближе. Трёх из них я уже знаю. Тайса — молодая вдова, очень крупная, но не толстая, Лика и Тика, сёстры-близняшки, совсем девчонки. Эти меня не интересуют, в них не может быть сколько-нибудь энергии. Пытаюсь узнать про остальных. Разговоры — так, обычные сплетни, высмеивание парней, старших и друг дружку. Последнее — чаще всего. И больше всех достаётся Тайсе, и она же задорнее всех смеётся. Про неё шутят, кстати, очень даже зло... Невольно к ней присматриваюсь, она смеётся, но, похоже, сама не веселится. Злится, но виду не подаёт. Как-то проникаешься сочувствием. Вот так: летаешь, летаешь, вроде без разницы они тебе становятся, но нет-нет, а встретится кто-то, на кого обратишь внимание.
Стоп! Да в ней же полно энергии! Странно... Откуда у вдовы-то? С таким я ещё не сталкивался. Неважно, донорная определена. И если я не возьму с неё втрое больше обычного, ухожу от Сейлы и ухожу на Общественный Генератор!
 
Общественный Генератор... Каждый золон, а на самом деле — только золнат, если оказывается выброшенным из жизни, может выбрать: или разрядник или ОГ, ещё его называют "грязью" вместе с теми, кто им пользуется. Мой отец никогда не опускался на дно, но принципиально отказывался от любой энергии, кроме ОГ-вской, даже от той, что я добывал. В отличие от "грязи", однако, он всегда содержал телесную оболочку в порядке и считал, что золоны должны развивать ОГ вместо сбора энергии. Раньше, когда ещё не было Повелителя и венлов, так и было. Отец считал недостойным забирать энергию у других и пытался убедить в этом венлов и Повелителя. За что и поплатился. Странный он был, я всегда его любил и уважал, все его уважали, но он никак не мог понять, что, не собирая энергию, мы никогда бы не достигли нынешнего уровня потребления и удовольствий. Кто будет сначала тратить энергию на ОГ, а потом столетия ждать, когда она вернётся? Да и разве мы вредим кому-то? Законы Повелителя справедливы и мягки для донорских миров, даже слишком мягки. С одной планеты только один сбор в местный год и только у одной девушки. И сбор не должен отобрать у донорной душу или жизнь. Нарушителям — разрядник. За этим следят патрули.
Ну, есть, конечно, контрабандисты. Они летают без ордеров, отбирают у девушек всё — так они не смогут послать сигнал страха, который бы приняли патрули. Но и живут недолго — рано или поздно совершают ошибку и попадаются. Две, три, ну пять тысяч лет — и всё!
Только одного контрабандиста почему-то не трогают. Это Ик-Хар — бывший Повелитель. Двадцать семь тысяч лет он собирает энергию, укрывается от патрулей, не посещает налоговую. Сколько раз он уже попадался! А у него отбирают энергию и снова отпускают. Не разряжают, как любого другого на его месте. Почему так — никто не знает. Это, конечно, по приказу Повелителя.
А от нас, честных сборщиков, какой вред?
 
Девушки поднимаются с травы, отряхивают одежду и расходятся по домам. Следую потихоньку за Тайсой до самого её дома. Там жду, пока не погаснет свечка в окне. Переформировываюсь. Теперь я молодой парнишка, невысокий, безусый и худой, одет просто, но опрятно. Подбираю подходящую технологию обработки донорной — упор на материнский инстинкт и взаимное сочувствие. Этот комплект работает всегда.
Стучусь в дверь. Оттуда спустя некоторое время сонный недовольный голос:
— Кто там ещё?
Объясняю, что я с запада, иду в город по контракту вербовщиков и прошу пустить переночевать. Дверь открывается. Тайса в криво надетом балахоне без пояса, в шапочке, из-под которой выбивается длинная каштановая прядь. Недоуменно осматривает меня с головы до ног — на целую голову выше! — и, помолчав, говорит:
— Тебя? Вербовщики взяли на контракт тебя? Какой же из тебя вояка?
Смущённо улыбаюсь и пожимаю плечами.
Отходит от двери:
— Ну, заходи...
Захожу, сажусь. Она быстро собирает что-то на стол, не обращая внимания на мои робкие возражения. Потом я ем — такая форма сбора энергии крайне неэффективна, но я должен достаточно точно играть свою роль. А она постилает мне на лавке, а сама сокрушается — как это таких берут в солдаты и отправляют воевать. В общем, всё идёт по плану.
Поужинав, благодарю, спрашиваю, как живёт, почему в доме одна. Начинаю постепенно раскрывать её. Так, значит, мы были замужем, аж с двенадцати лет, а сейчас нам семнадцать и уже два с половиной года — вдова. Пауза.
Тут же извиняюсь, и она продолжает. Вскоре начинаются слёзы, узнаю просто жуткую историю. Мать её была знахаркой, отца никогда не видела. Когда Тайсе было девять лет, её мать признали ведьмой и сожгли вместе с домом. Три года жила на улице, потом её взял в жёны старый Тойт. Относился как к скотине, часто избивал, хорошо, что меньше чем через три года сдох, выпив своей пакости больше обычного. Ей остался дом и солидное положение вдовы, но в деревне она на плохом счету, над ней издеваются, а она выросла такой дылдой...
Она уже вовсю рыдает и не сразу замечает, как я подсел рядом, глажу по плечам, говорю какую-то чушь... Дальше дело привычное.
Вдруг она отстраняется, глядя на меня встревоженными глазами. Что не так? Мне же через её волю пробиваться тяжело будет. А она начинает сбивчиво объяснять, что Тойт был совсем старый, что он уже не мог и поэтому бил, а она ещё... ну, в общем...
Ясно, как тебе удалось сберечь энергию. И не только сберечь. Такая жизнь может легко сломать. Но если сдюжит — душа окрепнет, закалится, станет сильной. Да и у матери её душа точно сильной была, раз знахаркой стала.
Дальше всё нормально, никакого сопротивления. И энергия идёт таким потоком, что отсюда у меня будет не меньше половины от всего сбора. И мы с Сейлой, наконец, сможем нормально отдохнуть и завести ребёнка. Так, Тайсочка, так, ещё, ещё немного... Глаза её широко раскрываются, в них чёрный ужас — ужас смерти. Всё! Достаточно. Успокаивается, страх растворяется теплотой, всё нормально, нормально... Ещё пару технических тонкостей, и Тайса проваливается в глубокий сон. Вот так, порядок; теперь она будет просто спать, проспит завтра до обеда, может, до вечера и ещё несколько дней будет чувствовать слабость.
А мне пора в дорогу. Секторальный патруль уже засёк её ужас и мчится за своей долей. Пишу записочку — у них используют для этого маленькие дощечки и угольки. Мол, после контракта, если живой останусь, обязательно вернусь. Трачу немного энергии на золотое плоское ажурное колечко на тесёмочке из блестящей ткани, продеваю в него цветочек, срываю его тут же, у её дома и оставляю на столе поверх записки. Потом выхожу, расформировываюсь и взмываю в космос. Странное ощущение. Не хочется её оставлять один на один с такой жизнью. Должно быть, вот так некоторые золоны и залипают на какие-то места. Плюют на то, что жить им придётся с дикарями и по-дикарски. Что потухнут быстро без сбора энергии.
Прогоняю ненужные мысли и направляюсь к секторальным. Ребята из патруля оказались порядочными, взяли ровно столько, сколько положено. Подумав, я не стал лететь по трём остальным ордерам, не хочу рисковать уже собранной энергией. Даже по последнему ордеру мне столько не получить.
Теперь, пронзая пространство, лечу на Золь, домой, к моей Сейле.
 
Обсуждение

Используйте нормальные имена. Ваш комментарий будет опубликован после проверки.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)

⇑ Наверх
⇓ Вниз