Роман «Ученик дракона». Ольга Кузьмина


Рубрика: Трансильвания -> Романы
Автор: Ольга Кузьмина
Название: Ученик дракона
Аннотация: Если назвался учеником дракона — соответствуй. Всю силу этого правила узнает на собственной шкуре король-фэйри, вынужденный бежать из своего королевства. Потерять всё и начинать жизнь заново - не слишком приятная перспектива. Но природные способности, оптимизм и находчивость не раз выручали Джерета в прошлом, так что причин для уныния нет. Беглец встретит на своем пути немало приключений и самых невероятных существ — от вампиров и нагов до драконов и единорогов. Кто-то станет ему другом, кто-то врагом. Но в каком бы мире он ни оказался, его мечта остается неизменной - вернуть свои владения. Вот только всегда ли исполнение желаний приносит счастье? И действительно ли власть — самое главное в жизни?
 
Ученик дракона
 
Глава 1. Беглец
Ощущения времени не было. Сколько он уже бредет по узкой тропинке в окружении непроглядного тумана? Пять часов или пять лет? Побег удался, определенно. Знать бы еще, куда его занесло?
Джерет, бывший владыка Темнолунных холмов, тяжело вздохнул. Терять власть неприятно. Но потерять себя — гораздо хуже. Так что демоны с ним, с владением, с таким трудом в свое время завоеванным, жизнь и рассудок дороже. Хотя нет, демоны в Темнолунные холмы не сунутся, пока там эта трижды проклятая тварь.
Джерет зябко передернул плечами. Почти сто лет он благополучно правил народом фэйри, даже не подозревая, что глубоко под Темнолунными холмами скрывается чужой разум — злой и непостижимый. Что разбудило тварь? Почему она напала именно в эту ночь? Удар был ошеломляющим. Всё, что успел Джерет — это рвануть, не раздумывая, дверь — куда угодно, лишь бы подальше от сминающей сознание ярости.
Ходить между мирами Джерет умел, недаром в его роду были фэйри. Но до сих пор он путешествовал лишь в пределах трех соседних миров и каждое перемещение тщательно высчитывал, чтобы не оказаться в междумирье — опасной зоне, куда благоразумные маги не суются, ибо слишком велик риск заблудиться. Нет, это действительно обидно — с перепугу оказаться неизвестно где, причем босиком, в наспех наброшенном поверх ночной сорочки плаще-оборотне и потеряв изрядный запас силы.
Джерет на пробу попытался создать блуждающий огонек — осветить туман впереди. Слабенькая вспышка даже кончики пальцев не согрела. Полный пшик... Не зря ходили слухи, что в междумирье магия не срабатывает. А у него к тому же что-то странное творилось с памятью, ни одно серьезное заклинание не приходило на ум. Сильно же тварь его приложила! У Джерета были подозрения насчет ее природы. Но пока что он предпочитал не думать об этом. Более насущной была проблема собственной судьбы. Он обернулся. Тропинка позади исчезала, съедаемая туманом. Джерету стало весьма неуютно. Не то чтобы он хотел вернуться, но оказаться посреди ничего ему не улыбалось.
Откуда-то прилетевший ветерок взъерошил волосы. Впереди развиднелось, показались смутные силуэты домов. Джерет заторопился, почти бегом выскочил из тумана и оказался на городской улице. Глубоко вдохнул вечерний воздух и улыбнулся, уловив слабый металлический привкус магии. Не спеша пошел по булыжной мостовой, стараясь держаться в тени высоких — в три-четыре этажа — каменных домов. В желудке разгорался зверский голод. Джерет с досадой осознал, что у него совершенно нет денег. И это при том, что сокровищница в его королевском замке ломилась от золота. Что ж, новую жизнь придется начинать с нуля.
Мимо него проехала легкая карета. Лошадь фыркнула, покосившись в его сторону. Местная цивилизация всё больше напоминала знакомый Средний мир людей. Интересно, что здесь предпочитают — магию или технологию?
Джерет плотнее запахнул плащ. Он любил тепло, а здешняя ночь, похоже, будет прохладной. На улицах, слабо освещенных фонарями, прохожие встречались редко. Джерет прислушался к незнакомой напевной речи. Потер виски, судорожно вспоминая универсальное лингвистическое заклинание, позволяющее понимать любой язык. Память продолжала играть в прятки. Чтобы не отвлекаться, Джерет свернул в темный переулок. Здесь росло могучее, в три обхвата дерево, формой листьев отдаленно смахивающее на ясень. Джерет прислонился с стволу, сосредоточился и пробормотал наконец-то всплывшие в памяти слова. И тут же вздрогнул от окрика:
— Эй, ты! А ну-ка иди сюда!
Из глубины переулка появились четверо. Джерет прищурился, определяя их видовую принадлежность. Люди, причем без малейшей искры магии. Все в темных плащах, на сжатых кулаках поблескивают кастеты.
— Эльф?! Посреди города? — один из бандитов достал из-за пояса длинный нож. — Совсем обнаглели, суки. Да ты знаешь, чё мы с тобой щас сделаем?
Джерет догадывался. Как всегда в момент опасности руки сработали сами собой. Огненные шары влетели в тела незадачливых грабителей и бесшумно взорвались. Джерет отряхнул ладони, брезгливо подобрал край плаща и наклонился над обугленными трупами. Одежда и обувь ему не помешают. Ходить босиком по булыжной мостовой было холодно и неудобно.
Снимать окровавленные куртки, а тем более штаны, Джерет не стал. Ограничился плащом и сапогами, теми что выглядели поновее. Сняли небось с кого-нибудь. Свой плащ, сотканный из ветра и птичьих перьев, Джерет аккуратно свернул и сунул подмышку. Еще пригодится. Содрогнувшись от отвращения, завернулся в шерстяной кусок ткани, пропахший пивом и потом. Ничего, это временно. Подобрал ножи, повертел в руках, выбрал один, получше. Пришлось еще и пояс позаимствовать. Джерет поглубже натянул капюшон. Похоже, эльфов здесь не жалуют. Это его не удивило. Джерет и сам не любил вспоминать, что на его генеалогическом дереве произрастает еще и такая ветвь. А здесь это проклятое родство, судя по всему, способно сильно испортить ему жизнь. С другой стороны, радует, что эльфы, как вид, здесь известны. Стало быть, не так уж далеко его забросило.
Джерет вышел из переулка с другой стороны и заметил на противоположной стороне улицы светящуюся вывеску: «Всё для начинающего мага. Недорого. Без гарантии». Поколебавшись, Джерет вошел в полутемную лавочку. Стены тесного помещения были от пола до потолка заняты полками. Что именно на них стоит, Джерет разглядывать не стал. Гораздо больше его заинтересовал продавец, дремавший за абсолютно чистым прилавком. Такого существа Джерету еще не приходилось видеть. Больше всего он напоминал шимпанзе, но с длинными рыжими волосами, заплетенными в четыре косы. Добротная, окрашенная в яркие оттенки красного цвета одежда обтягивала приземистую, мускулистую фигуру. Заслышав стук каблуков, продавец поднял голову и уставился на Джерета неожиданно большими, блестящими глазами.
— Добрый вечер, господин... — он запнулся и продолжил уже другим, гораздо менее дружеским тоном. — Эльф? Чего тебе здесь нужно? Краденое не принимаю.
Джерет опешил. А продавец-то не прост. Рассмотреть лицо под капюшоном он не мог. Стало быть либо чует, либо обладает какими-то магическими возможностями. Джерет молча положил на прилавок свой плащ. Продавец ощупал необычную ткань, подул на легкие перышки, хмыкнул, достал из кармана очки, надел, еще раз осмотрел и даже обнюхал плащ.
— Откуда?
— Издалека, — Джерет вздохнул. Расставаться с плащом не хотелось, но он рассчитывал его вернуть. — Это не краденое, не беспокойся. Просто мне срочно нужны деньги.
— Оно и видно, — оскалился в усмешке продавец. — Тридцать ун.
Джерет понятия не имел, сколько это, но уверенно потребовал:
— Двести.
— С ума сошел?! — обезьяноподобное существо даже подскочило от возмущения. — Девяносто.
— Двести, — непреклонно повторил Джерет. — Плащ уникальный. Подобного ему в этом мире нет.
К его удивлению продавец не стал больше торговаться. Он с минуту о чем-то напряженно размышлял, потом горестно вздохнул.
— Ну сам посуди, откуда у бедного лавочника такие деньжищи? Половину дам, а за второй половиной завтра приходи.
— Нет, — Джерет не собирался попадаться в эту детскую ловушку. — Всю сумму сейчас. Или я найду другого покупателя.
Продавец зло зыркнул на него, буркнул что-то неразборчивое и косолапо утопал за занавеску позади прилавка. Почти сразу же вернулся с небольшим кожаным мешочком. Высыпал на прилавок кучку серебряных монет разного номинала.
Так это даже не золотом? Джерет подумал, что пожалуй сильно продешевил. Хотя, еще неизвестно, как высоко здесь ценится серебро. Он быстро пересчитал монеты и ссыпал обратно в кошель. Молча кивнул и прогулочной походкой вышел из лавки. Продавец так же молча проводил его тяжелым взглядом, потом достал из-под прилавка большой стеклянный шар. Постучал по нему, потряс, с чувством выругался, помянув эльфов, и с силой шарахнул об прилавок. Яркая вспышка на миг осветила всю лавочку. Потом из шара послышался недовольный мужской голос:
— Ну, что у тебя опять стряслось, Муш?
— Вам стоит взглянуть, господин, — продавец заискивающе улыбнулся. — Это действительно достойно вашего внимания.
***
Возмущенно бурчащий желудок вступил в заговор с носом и ногами, которые привели Джерета к таверне. Несущиеся из распахнутых дверей запахи притягивали сильнее приворота. Но Джерет не спешил выходить на свет. Над дверью предупреждающе мигала вывеска, гласящая: «Магия запрещена. За нарушение запрета — смерть на месте».
Жестокие здесь порядки. Джерет усилием воли усмирил протестующий желудок. Уж лучше поголодать, чем оказаться испепеленным. Сначала нужно разобраться, на каком положении в этом мире маги. И в каких местах допустимо их присутствие.
В трактир входили не только люди. Джерет заметил несколько обезьяноподобных существ. С людьми они общались на равных. Эльфов видно не было. Джерет вздохнул и побрел дальше по улице.
— Господин, купите пирожок! — его догнал лохматый мальчишка в чистом переднике и с лотком дымящихся пирожков. Должно быть, выбежал из трактира.
Джерет сглотнул слюну.
— С чем пироги?
— Я яблоками, с филенисом, с изюмом, с травками, — зачастил мальчишка.
— Давай по одному каждого, — Джерет понятия не имел, что такое филенис, и каковы местные травки на вкус, но пахли пироги аппетитно. Он достал из кошелька серебряную монетку.
— Ой, господин, а помельче не будет? У меня сдачи не наберется, — мальчишка уже набил пирогами пакет, свернутый из большого листа какого-то растения, похожего на репейник.
— Оставь себе, — Джерет надкусил первый попавшийся пирог и одобрительно замычал. — И подскажи, где у вас в городе гостиница поприличнее?
— Так идите прямо до перекрестка, — мальчишка ткнул пальцем. — Там повернете направо, потом еще раз направо. И будет вам гостиница — «Голова эльфа», не пропустите.
Джерет кивнул и направился в указанном направлении. Название гостиницы наводило на неприятные размышления. Может, здесь идет война с эльфами? Или недавно закончилась? В любом случае следует срочно выбираться из города. При свете дня свою внешность скрывать будет сложнее.
До гостиницы Джерет всё-таки дошел. Постоял несколько минут, разглядывая вывеску. Голова была настоящая, законсервированная магическим способом и подвешенная на крюк за белоснежные длинные волосы. Если все местные эльфы такие, то они явно меньше ростом, чем в его родном мире. Но черты лица — с острыми скулами, резким изломом бровей и раскосыми глазами — весьма похожи. Хорошо хоть волосы у него не такие — вьющиеся и рыжеватые. Можно, конечно, наложить на себя личину. Но что если у них не только в трактирах магия под запретом? Да и долго ли он удержит личину? Огненная магия отняла последние запасы силы, остались сущие крохи — на пару заклинаний.
— Помощь не требуется? — мягкий вкрадчивый голос отвлек его от размышлений.
Джерет обернулся. В трех шагах от него стоял высокий мужчина, одетый в богатую, черную с серебром одежду. Красивое, породистое лицо. Темные волнистые волосы до плеч. Светло-зеленые глаза смотрят с пристальным прищуром. Оружия на широком кожаном поясе не было. Как он умудрился подойти совершенно неслышно?
Джерет смял опустевший кулек, мельком порадовавшись, что успел съесть все пироги. Он подобрался, как перед прыжком. От мужчины слабо пахло кровью. Но он не ранен и для мясника слишком изящно выглядит. Лекарь? Едва ли.
— Я похож на человека, которому требуется помощь?
— На человека — нет, — незнакомец широко улыбнулся. В свете фонаря блеснули острые клыки. — Как твое имя? И как у тебя оказался тот пушистый плащ?
Ах вот оно что... Быстро же его нашли. Джерет снова принюхался. Клыки наводили на мысли о вампирах, но запах смерти, характерный для нежити, не чувствовался.
— Кто ты?
— А ты смелый парень, как я погляжу. Смелость я уважаю, но только до тех пор, пока она не переходит в наглость, — незнакомец повелительно взмахнул рукой.
Из теней бесшумно выступили двое — юноша и девушка. Оба светловолосые, с пронзительно-зелеными глазами. Джерет быстро глянул по сторонам, но больше никого не заметил.
— Я нездешний, — он тщательно подбирал слова. — И в городе не задержусь. Так что давайте разойдемся мирно, и тогда никто не пострадает.
— Мастер, можно мы ему объясним, как глубоко он заблуждается, не отвечая на вопросы? — спросила девушка.
— И пусть подберет мусор, — парень указал на брошенный Джеретом кулек. — У нас чистый город.
Джерет улыбнулся ему и щелкнул пальцами. Мятый лист съежился и с тихим шорохом рассыпался в пепел. Джерет растер его сапогом.
— Так лучше?
Парень прищурился. Особо впечатленным он не выглядел.
— Предъяви лицензию на право творить магию!
— У меня нет лицензии. — Джерет как можно незаметнее отступил к крыльцу гостиницы. Не на тех противников он потратил последние силы. — Но я не замышляю ничего дурного против вашего города, клянусь. Просто дайте мне уйти.
— Стой на месте, — приказал тот, кого назвали мастером, — пока еще можешь стоять.
Он сложил ладони в жесте, напоминающем молитвенный. Пальцы у него были длинные, с безупречным маникюром. Грубые кованые перстни на них смотрелись неуместно.
— Отвечай правду и ничего кроме правды. Кто ты, из какой резервации, зачем пришел в город?
Резервация? Джерет знал это слово. Так вот, оказывается, на каком положении в этом мире эльфы.
— Это сложно объяснить.
— Постарайся. Ради своего здоровья.
— Я издалека, — Джерет догадывался, что на него как-то воздействуют. Но что это за магия, не понимал. По крайней мере, она не мешала ему. — В город попал случайно. Плащ принадлежал мне.
Про себя он лихорадочно перебирал варианты возможных действий. На полноценное боевое заклинание, даже если он его вспомнит, сил не хватит. А учитывая, как уверено ведут себя эти трое, у них в арсенале имеется что-то серьезное. Придется убегать. Но едва ли у него получится сейчас переместиться.
— Последний раз предлагаю разойтись по-хорошему, — он подбросил на ладони кошелек. — Здесь не так уж много, но в качестве компенсации за беспокойство, полагаю, хватит.
— Взятка королевскому советнику карается смертной казнью, — пропела девушка и поплыла к нему — по воздуху, не касаясь булыжников мостовой.
— Ах да, забыл представиться, — мужчина чуть склонил голову. — Лайонел Доминик Эшли, мастер вампиров и королевский советник по безопасности.
— Польщен знакомством, — Джерет вернул кошелек в потайной карман плаща. Краем глаза он следил за приближающейся девушкой. Парень тоже взлетел, но оставался на месте. — Приношу свои извинения за неуместное предложение. Может быть, мы продолжим беседу в более уютном месте? В пыточной камере, к примеру?
Эшли удивленно поднял бровь.
— Мне нравится твое чувство юмора. Сам пойдешь или волочь придется?
Джерет сделал одновременно шаг вперед и назад. Иллюзии были его врожденной способностью, ни разу еще не подводившей, даже при полном истощении силы. Для вампиров он сейчас покорно шел им навстречу, подняв руки. А сам Джерет невидимкой скользнул за угол гостиницы и побежал, в порыве вдохновения рифмуя первые пришедшие на ум обрывки заклинаний невидимости. Память всё еще отказывалась работать в полную силу, но импровизации Джерету обычно удавались. У него было несколько секунд. Еще раз свернув, он замер, прижавшись к стене — в неглубокой нише, рядом с обшарпанной дверью.
Там, откуда он прибежал, уже раздавались переливистые свистки. Какой продвинутый город, у них и полиция есть! Интересно, маги на службе закона имеются? Или только эти странные вампиры?
Мимо пробежал, погромыхивая плохо подогнанными доспехами, отряд из трех вооруженных людей с фонарями. Нишу залил свет. Джерет зажмурился. Стражники вертели головами, осматривая каждое крыльцо. Джерета они не увидели. Он поднял глаза. Над улицей между домами летели двое. Вампиры чуют человеческую кровь за милю. Но он — не человек.
Хвала всем богам, не заметили. Джерет позволил себе снова задышать.       Итак, в этом мире есть как минимум четыре вида разумных существ. И эльфы находятся в самом низу пищевой цепочки. Оказаться в роли изгоя и беглеца было досадно до слез. Джерет пошел по улицами наугад, постоянно меняя направление и старательно избегая патрулей. Заклинание невидимости будет работать от силы час. Потом ослабеет, и его смогут найти по следам. Нужно срочно искать убежище.
Чужие сапоги всё ощутимее натирали ноги. Джерет завертел головой, осматривая улицу. Может где-нибудь найдется солома? Но мостовая была чисто выметенной. Только у одного крыльца что-то блеснуло между булыжниками. Джерет подобрал простенькую бронзовую шпильку для волос. Задумчиво повертел в пальцах и приколол на плащ. В дни бурной молодости ему случалось использовать такие штучки для взлома замков.
Теперь бы выйти на окраину города. Ориентируясь на запах деревьев и травы, Джерет вскоре оказался в богатом районе, где особняки едва виднелись среди пышных садов. Один из домов показался ему заброшенным. Джерет перескочил через решетку ограды, отметив, что охранное заклинание на него не сработало. Отлично, это собьет погоню со следа.
Вскрыть замок с первого раза не удалось. Добротное порождение магии и механики не поддалось наспех сделанной отмычке. Зашипев сквозь зубы, Джерет выронил раскалившуюся шпильку и облизнул обожженные пальцы. Ладно, пойдем другим путем. Он присел на нижнюю ступеньку крыльца и тихо запел. Раз уж он оказался в беде по вине эльфийского наследства, пусть оно же и выручает.
Тонкая плеть вьюнка выползла из декоративных кустов и потянулась к Джерету. Он мягко направил ее в замок. На растение защитная магия не среагировала, и через две минуты кропотливой работы замок щелкнул. Джерет отбросил плеть вьюнка подальше в кусты и проскользнул в дверь. Замер в прихожей, глубоко вдыхая затхлый воздух. В доме уже довольно давно никто не жил. Джерет поднялся по лестнице на верхний этаж, выбрал одну из спален. Постель была сырая, простыни пахли мышами. Джерет поморщился и сел в кресло с кожаной обивкой. Сбросил сапоги и укрылся плащом. Спать хотелось до умопомрачения. Но он преодолел себя и сначала отправил к входной двери небольшую иллюзию. Того, кто попытается войти, ждет весьма неприятный сюрприз. На этом силы закончились окончательно, и Джерет провалился в сон.
Проснулся он ранним утром. Сквозь опущенные пыльные шторы в комнату проникал слабый свет. Джерет прислушался к себе. Во сне его силы обычно восстанавливались полностью. Но в этот раз что-то было определенно не в порядке. Должно быть, запасы магии в этом мире не столь велики, чтобы черпать ее из воздуха. Для полного восстановления придется искать источник, иначе нечего и мечтать выбраться из этого мира. Вот только, куда выбираться? Джерет не был уверен, что найдет дорогу назад. Он заглянул в щелку между шторами. Дом окружал порядком запущенный парк. Между деревьями тянулись полосы тумана. Джерет аккуратно приоткрыл раму и принюхался к свежему ветру. Откуда-то слева тянуло магией. Странно, вчера он ее не ощущал. Из-за усталости что-ли?
Джерет с тоской посмотрел на сапоги. Со слабой надеждой обыскал шкафы, но никакой одежды не обнаружил. Подумав, стащил с постели простыню. Подул на нее, высушивая. Ножом разрезал на полосы и обмотал ноги. Теперь сапоги сидели плотно и почти не натирали. Закутавшись в плащ, Джерет вышел из дома и нырнул в туман.
 
Глава 2. Сделка
— Что вы собственно хотите от меня, сэр Эндрюс? — женский голос звучал утомленно и слегка насмешливо.
— Чтобы вы нашли этого выродка, миледи, — резко ответил мужской голос. — Эльф, сумевший сбежать от вампиров, безумно опасен, согласитесь!
— Я бы сочла его безумным, если бы он не сбежал, а остался в их обществе.
Джерет слушал разговор, затаившись за живой изгородью. Ему пришлось покружить по трем паркам, прежде чем он обнаружил, откуда тянет магией. И едва не опоздал. Хозяйка роскошного дома, начиненного заклинаниями, и сама обладающая даром, собиралась уезжать. Слуги сновали из распахнутых дверей к основательной дорожной карете, загружая в багажное отделение сундуки и кожаные баулы.
Волшебницу Джерет разглядеть не сумел, она стояла за каретой, как и ее собеседник.
— Этот эльф уже сжег четырех человек. Его иллюзии действуют даже на вампиров! Это просто чудовище какое-то. И он разгуливает сейчас по улицам нашего города! Вы обязаны вмешаться!
— Я уже сутки как на заслуженной пенсии, — голос женщины похолодел. — Поэтому ничего никому больше не обязана, дорогой сэр. Я уезжаю отдыхать в свое имение. А что касается вашего чудовища, не сомневаюсь, что вампиры поймают его в ближайшее время.
— Пятьсот ун золотом, — хрипло, словно ему пережали горло, произнес сэр Эндрюс.
— За что? — иронично уточнила волшебница.
— За голову этого эльфа. И еще столько же, если он окажется в моих руках живым.
— А с вампирами вы потом как будете разбираться?
— Это уже мое дело.
— Вы отважный человек, сэр Эндрюс, — она особо выделила слово «человек». — Но я не собираюсь способствовать вам совершать самоубийство столь замысловатым способом. Эта интрига вам не по зубам.
Голоса отдалились. Волшебница и продолжающий ее уговаривать сэр Эндрюс вошли в дом. Джерет глубоко вздохнул, восстанавливая заклинание неприсутствия. Перелез через изгородь и бесшумно подобрался к карете. Среди сундуков вполне можно было поместиться. На мгновение Джерет испытал острый приступ жалости к себе. До чего он дошел?! А ведь еще позавчера у него было всё — замок, сила, власть... Джерет тряхнул головой и решительно забрался в багажное отделение. Лучше быть живым бродягой, чем мертвым королем.
 
Три часа дороги обернулись сущим кошмаром. От тряски по проселочным дорогам у Джерета разболелась голова. В багажном отделении было тесно и душно. Как-то воздействовать на боль или смягчить тряску он не решился, чтобы не выдать себя. Волшебница любой силы почуяла бы вспышку магии через стенку кареты. Наконец пытка кончилась. Карета сбавила скорость, покатилась по гладко мощеной дороге и остановилась. Послышались подобострастно-радостные голоса. Багажное отделение открылось. Джерет незаметно выскользнул наружу и осмотрелся.
Загородный дом волшебницы был большим, в пять этажей, с башнями по бокам. Деревья окружали его ровными рядами. Трава под ними была коротко подстрижена.
— Нравится мое родовое гнездо? — насмешливый голос прозвучал прямо у Джерета за спиной.
Он крутнулся на каблуках, мгновенно создавая вокруг себя защитный купол, но никого не обнаружил.
— Хорошая реакция, — одобрительно сказала волшебница, по-прежнему не показываясь. — Тысячу золотых ты определенно стоишь. И у тебя интересная магия, — она помолчала. — Ты ведь не из этого мира, я права?
— Да, — Джерет медленно поворачивался, пытаясь понять, откуда звучит голос.
— Заходи в дом, будь моим гостем, эльф. И лучше не пытайся сбежать, всё равно за пределы усадьбы не выберешься. Нет, ты, конечно, можешь попробовать, если не веришь мне на слово.
Джерет внимательно осмотрел деревья, шевелящие ветвями, хотя ветра не было, понимающе улыбнулся и направился к дому. Разумеется, он не в лучшей форме, но и она, судя по ее поведению, не решается открыто бросить ему вызов. А источник у нее здесь сильный, грех им не воспользоваться.
На пороге он сбросил с себя остатки заклинания, но слуги на неожиданного гостя внимания не обратили, словно он оставался невидимкой. Это наводило на мысль, что хозяйка поместья даже собственным слугам не доверяет. Одна из дверей с правой стороны длинного холла сама собой открылась. Джерет осторожно вошел и оказался то ли в библиотеке, то ли в кабинете. Все стены были заняты стеллажами с книгами, а у большого стрельчатого окна стоял изящный письменный стол с аккуратными стопками бумаг. У стеллажей Джерет заметил два кресла и между ними небольшой столик. Волшебницы в комнате не оказалось.
— Присаживайся, — ее голос опять прозвучал откуда-то из воздуха. — Я сейчас спущусь и будем пить чай. Или ты предпочитаешь кофе?
— Кофе был бы кстати, — Джерет остался стоять.
Через минуту в комнату вошла служанка с подносом. Не замечая гостя, расставила на столике кофейник, чайник, чашки, блюдо с шоколадными бисквитами и вазочку с конфетами. Джерет сглотнул. Сладкого ему хотелось до умопомрачения.
Волшебница вошла в дверь так просто, что Джерет даже не сразу понял, что перед ним хозяйка имения. Сухощавая, невысокая, седые волосы свернуты в скромный узел. Домашнее удобное платье из тонкой черной шерстяной ткани. На вид ей было лет шестьдесят. То есть, прикинул он, реально ей под двести, если, конечно, здешние волшебники умеют продлевать свою жизнь. Дверь за ее спиной закрылась. Щелкнул замок.        На несколько секунд гость и хозяйка замерли, разглядывая друг друга. Джерет с досадой подумал, что выглядит, должно быть, как огородное пугало.
— Где мои сорок лет? — пробормотала волшебница и добавила уже громче: — Не стесняйся, присаживайся.
Джерет дождался, пока она сядет, потом скинул плащ и устроился напротив. Волшебница улыбнулась, задержавшись взглядом на глубоком вырезе его шелковой сорочки с помятыми кружевами. Голубые глаза на морщинистом лице блестели весело и молодо. Вот только веселье это было настораживающим.
— Я леди Эстелла Каннинг. А твое имя?
— Джерет, — он слегка склонил голову. — И как ты верно догадалась, я не из вашего мира.
— Джерет и всё? — она недоверчиво приподняла брови. — Титул отсутствует?
— Отсутствие титула напрямую связано с моим появлением в этом мире, — он налил себе кофе. Принюхался. Вроде бы безопасно.
— Травить тебя я не собираюсь, — Эстелла предпочла чай. — И продавать твою голову тоже. Я и без того достаточно богата. Расскажи, что с тобой приключилось.
Джерет медленно прожевал конфету, глотнул еще кофе.
— Мне пришлось бороться с очень сильным магическим существом. К сожалению, уничтожить его не удалось. В результате я потерял и свои владения, и титул.
— Не лучший мир для побега ты выбрал, — она не спеша пила чай, при этом поглаживая небольшой медальон на цепочке. — Или выбирать не приходилось?
— Совершенно верно, — Джерет никак не мог понять, как относиться к волшебнице. С одной стороны, она не казалась очень опасной. С другой стороны, что-то в ней ему инстинктивно не нравилось.
Она покивала, оставила медальон в покое и взяла бисквит.
— Ты скрытен. Впрочем, это понятно. У тебя нет никаких оснований доверять мне. Допытываться подробностей не буду, мне они ни к чему. Но я хочу услышать твою версию событий, произошедших в городе ночью.
Джерет рассказал все, как было. Определитель правды в медальоне волшебницы он почуял сразу. Подобные артефакты встречались и в родном мире Джерета. Впрочем, врать ему не было никакого резона. Леди Эстелла кивнула с довольным видом.
— Стало быть, с лордом Лайонелом ты встретился впервые. И какое у тебя впечатление?
— Не слишком приятное, — Джерет вспомнил оскаленные клыки. — Он действительно вампир?
— Более того, он мастер, — волшебница нервно передернула плечами. — Эта погань появилась у нас сто лет назад, когда королевский двор на свою беду начал войну с эльфами. Человеческая магия у нас, как ты, возможно, уже заметил, не слишком сильна. А в той войне погибли лучшие волшебники. Король готов был хоть демонов из ада вызвать, лишь бы справиться с твоими сородичами. Вот тогда-то и появился Лайонел Доминик Эшли со своей свитой. Обидно признавать, но именно уцелевшие маги призвали их. Вампиры выиграли для нас войну, потому что магия эльфов на них не действовала. Остатки твоего народа были загнаны в резервации. А вампиры остались. Они покорить высший свет, им подражают, им почти поклоняются, особенно молодежь. Эти твари установили свои законы и скоро подомнут под себя всё королевство.
— Неужели их диета никого не возмущает?
— Они не убивают людей. Довольствуются донорской кровью или пьют свежую на скотобойнях. Впрочем, кровь им требуется не часто. Они способны употреблять обычную человеческую пищу.
— А что ему было нужно от меня? — Джерет выслушал экскурс в историю без особого интереса. Судьба местных эльфов его совершенно не волновала. В отличии от собственной.
— Следить за эльфами входит в его обязанности, как королевского советника. А ты оказался неожиданным сюрпризом, и потому насторожил Эшли. И насторожил сильно, раз уж он лично с тобой встретился. И вот теперь мы подходим вплотную к главному вопросу, Джерет. Уверяю тебя, Лайонел не успокоится, пока тебя не отыщет.
— Ты хочешь, чтобы я его уничтожил? — прямо спросил Джерет. Происходящее наконец-то наполнилось смыслом.
— Верно, — спокойно ответила Эстелла. — У тебя есть шанс. Ты из другого мира, твои способности сильно превышают возможности местных эльфов. Что у тебя, кстати, с глазом?
Джерет дернул бровью. Родился он с голубыми глазами. Левый почернел не сам по себе. Но о причинах этого изменения Джерет предпочитал никому не рассказывать.
— Несчастный случай. Убить нужно только лорда Лайонела? А остальные вампиры?
— Остальные — это его птенцы. Без мастера они ничего из себя не представляют. Правда в окружении Эшли есть еще пара старых вампиров... Скорее всего, тебе придется убить их тоже.
— И что я получу за свою работу? — Джерет сел свободнее, закинув ногу на ногу.
— Я помогу тебе выбраться из этого мира. Переход потребует очень много энергии, но я готова заплатить такую цену за избавление от вампиров. Но учти, проход я смогу открыть только в определенный срок — раз в году, в первую ночь осеннего полнолуния. То есть, через два дня.
Джерет задумчиво кивнул. Он словно вернулся в свою юность, когда ему приходилось работать волшебником по найму. Сейчас такая карьера уже не привлекала. Но альтернативы Джерет пока что не видел.
— Допустим, я соглашусь. Но я не ориентируюсь в городе. У меня нет шансов выследить лорда Лайонела прежде, чем он обнаружит меня. А в его дом я едва ли проберусь незамеченным.
— Тебе не придется его искать, — Эстелла улыбнулась очень неприятной улыбкой. — Он придет сюда сам.
— У тебя к нему личные счеты?
— И личные тоже, — она поджала губы, разом постарев лет на двадцать. — Он лишил меня ученицы. Девочке было всего шестнадцать лет. Следствие, конечно, вели, но Эшли выкрутился.
— У вас же есть амулеты правды.
— Его проверяли на пяти амулетах разом! — Эстелла хлопнула ладонью по столу так, что подскочила посуда. — Он полностью отрицал свою вину, и ему поверили! Но я знаю, что Лейла пропала из-за него! Если ты справишься с Лайонелом, я потрачу половину своей накопленной силы, но переправлю тебя в мир, где эльфы живут свободно.
Джерет сомневался, что это будет его родной мир. Но в любом случае, рискнуть имело смысл. Оставаться здесь он не желал, а выбраться самостоятельно не получится, просто сил не хватит создать дверь. Конечно, в любом мире есть двери, но на их поиски могут уйти годы. А запасы магии в этом мире внушали серьезные опасения. Сможет ли он здесь выжить? Будучи на три четверти фэйри, Джерет нуждался в магии, не меньше, чем в пище и воздухе. Разумеется, волшебница могла его обмануть. Особой веры к леди Каннинг он не испытывал, но и серьезной противницей она ему не была. Если потребуется, он заставит ее выполнить договор.
— Договорились, — Джерет очаровательно улыбнулся. — Какой у тебя план действий?
— Для начала, — леди еще раз окинула его ностальгическим взглядом. — Тебе нужно переодеться.
***
Лорд Лайонел Доминик Эшли, мастер-вампир с трехсотлетним стажем, был озадачен. Он уже дважды повышал цену за неуловимого эльфа, но тот как сквозь землю провалился. Даже лучшие птенцы из его выводка не взяли след. Стражники на воротах клялись, что никого похожего из города не выпускали. А время идет, того и гляди, король узнает о случившемся. Было от чего разволноваться. Поэтому послание от леди Эстеллы Каннинг, доставленное ближе к вечеру, королевский советник воспринял как подарок богов.
«Мы никогда с вами не ладили, милорд, но эльфы — общие враги, перед этой угрозой должны быть аннулированы все личные счеты. Мне удалось задержать опасного беглеца, которого вы разыскиваете. Будет лучше, если вы срочно приедете в мое имение».
Лайонел прекрасно знал сволочной характер отставной волшебницы. Поэтому хорошо подготовился к поездке. Мастера сопровождали трое вампиров из тех, кто был с ним еще во время войны. Всадники преодолели путь до имения леди Эстеллы за час.
— Где он? — Эшли счел излишним тратить время на неискреннюю вежливость.
— Сразу к делу? — усмехнулась волшебница, встретившая ночных гостей в холле. — Заперт в башне в северной части парка. И я буду вам очень благодарна, если хотя бы стены уцелеют. Это строение дорого мне как память.
— Постараюсь, — Лайонел коротко поклонился. — Ключ?
— Держите, — она протянула ему медную трубочку. — Как только вы подойдете к башне, я сниму с нее заклятие.
— Не желаете поучаствовать в захвате? — Эшли иронично прищурился.
— В моем возрасте остается одно желание — сидеть у камина и писать мемуары. Воевать с эльфами — ваша работа, мой дорогой лорд, — леди Эстелла развернулась и ушла в дом.
***
Башня была не слишком высокой. В королевском замке Джерета и повыше имелись. Без окон, только на самом верху четыре узких бойницы. Джерет стоял у одной из них, наблюдая за тропинкой, ведущей к дому. Вампиров он заметил не сразу. Сначала выделил троих, скользивших от дерева к дереву, потом прямо из теней соткался лорд Лайонел. Вампир не стал прятаться, открыто подошел к башне и поднял голову. Зеленые глаза его просияли.
— Сдавайся, эльф! — крикнул он. — И я сохраню тебе жизнь, клянусь!
— Очень щедрое предложение! — Джерет широко улыбнулся. — Поднимайся, обсудим подробности.
Эшли не ответил. Он махнул кому-то рукой. Джерет, уже с минуту крутивший в ладони три наполненные огнем сферы, метнулся в центр комнаты и послал их навстречу сгусткам тьмы, взлетевшим к бойницам. Послышались вопли. Проклятье, он не смог их убить!
 
Когда трое его лучших помощников, оглушенные, рухнули на землю, Эшли метнулся к двери башни. С такой магией он еще не сталкивался. Но похоже, что нездешний эльф тоже не имеет представлений о возможностях вампиров. Лорд отомкнул дверь выданным Эстеллой ключом и осторожно вошел в башню. Винтовая лестница была освещена факелами. Скверно.
 
Джерет держал наготове новый снаряд. Но вампир не спешил подниматься по лестнице. Вместо этого послышался его голос:
— Какую сделку ты заключил с этой старой ведьмой, эльф? Ты веришь, что она сдержит свое слово? Напрасно, она тебя всего лишь использует. Со мной тебе все равно не справиться. Я просто подожду. Через час прибудет подкрепление. И сколько ты продержишься? Спускайся, пока ты еще никого не убил. Те громилы в переулке не в счет. Засчитаем, как самооборону.
Джерет дунул на сферу, отправляя ее вниз по лестнице. В сполохах огня отразилась луна. Джерет обернулся к окну. Полнолуние? Но Эстелла же сказала...
— Лорд Лайонел! — позвал он, — Первое осеннее полнолуние сегодня?
— Да, а что? — удивленно отозвался вампир. — Ты суеверен?
Джерет заколебался. Но сфера уже достигла первого этажа и взорвалась. Послышался крик, а потом башня завертелась. Джерет не удержался на ногах. Проклятая ведьма! Она обыграла их обоих!..
 
Глава 3. Товарищи поневоле
 Когда стены вокруг начали разваливаться на куски, Джерет полетел куда-то в круговерть разноцветных жестких лент, больно хлеставших по лицу. Рядом оказался Эшли. Ему приходилось хуже, он был в обмороке. Джерет схватил его за руку. Неизвестно, где они окажутся, возможно, вампир ему еще пригодится.
Приземление вышло жестким. Эшли, по прежнему без сознания, ничком лежал на земле. Джерет с трудом сел. Вокруг до горизонта расстилалась зеленая равнина с редкими холмами, поросшими лесом. Здесь был теплый летний день. Джерет осмотрел вампира, отстегнул с его пояса кинжал в ножнах и прицепил на свой ремень. Хорошо что Эстелла снабдила его добротной одеждой из тонкой шерсти и льна и удобными сапогами из мягкой кожи.
Джерет перевернул вампира. Кожаная куртка на Эшли была разорвана на груди в клочья. Рубашка пропиталась кровью. То есть, снаряд в него попал, но всего лишь ранил. Мда... живучее существо.
Лайонел застонал и слабо шевельнулся. Джерет достал кинжал, посмотрел на него с сомнением. Согласно легендам, вампира простой сталью не убьешь.
— Ты... — Эшли с трудом разлепил глаза и тут же снова зажмурился. — Идиот... И я тоже.
— Со вторым утверждением полностью согласен, — Джерет поиграл кинжалом. — Что касается меня, то я получил именно то, что хотел — выбрался из вашего мира, который мне крайне не нравился.
— Куда выбрался? — Эшли, не обращая внимания на оружие в руках противника, со стоном сел. Потянул носом воздух и рухнул обратно. — Снимаю свой вопрос. Поверь, мой милый, здесь тебе понравится еще меньше.
— Почему? — Джерет огляделся, но не заметил ничего опасного.
— Потому что... — вампир достал из кармана флажку и сделал большой глоток. Запахло яблоками. — Не желаешь? Зря, душевный самогон. Способен поднять настроение даже в пекле. А мы с тобой именно там.
— Не похоже.
— Скоро будет, — мрачно пообещал Эшли, — От меня кровью за милю разит. А у местных птичек нюх, как у акул. Знаешь, кто это?
— Да, — Джерет уставился на горизонт. Там появились какие-то черные точки. — Сходство с акулами у них не ограничивается обонянием?
— Что, уже летят? — Эшли приподнялся на локте. — Не вижу...
Джерет мельком порадовался, что зрение у него лучше, чем у вампира.
— Вон там, — он указал направление. — Пять или шесть. Какого они размера?
— С тебя примерно, без учета размаха крыльев, — Эшли попытался встать, пошатнулся и упал. — Да, сильно ты меня приложил. А здесь так сможешь?
— В смысле, добить тебя или уничтожить их? — усмехнулся Джерет. Он вернул кинжал в ножны и размял пальцы. Магия давалась, но с трудом. Опять ему не повезло с миром. Придется экономить силы. — Смогу.
— Первая хорошая новость, — вампир еще глотнул из фляги. — Тогда бей, не дожидаясь, пока начнут пикировать. Кинжал-то отдай. Он тебе всё равно без надобности.
Джерет небрежно метнул клинок. Лезвие вонзилось в землю в паре сантиметров от руки Эшли.
— Позёр, — вампир выдернул кинжал и предпринял очередную попытку встать. На этот раз удачную.
Джерет мельком глянул на него и снова сосредоточился на магии. Он крутил в обоих ладонях по три огненных сферы. Крылатые создания приблизились. Джерет уже мог их разглядеть в подробностях.
— Гарпии?!
Полулюди-полуптицы атаковали с оглушительными криками, от которых буквально выворачивало наизнанку. Четверо кинулись на Джерета, двое — на Эшли.
Джерет метнул сферы разом. Четырех гарпий разнесло в клочья. Одна уклонилась в немыслимом вираже. Еще одна, раненная, рухнула на вампира. Джерет пожалел, что отдал оружие. Уцелевшая гарпия неслась на него, выставив вперед длинные изогнутые когти. Он отскочил в последний момент.
Мимо свистнул кинжал. Гарпия, не успевшая развернуться для новой атаки, захрипела и забилась, пытаясь взлететь. Джерет отступил подальше от ударов огромных крыльев. Агония продлилась недолго.
— Нужно уходить как можно скорее, — Эшли, покачиваясь, склонился над поверженной гарпией и вытащил кинжал.
Джерет почувствовал холодок под ложечкой. Если вампир в таком состоянии оказался в силах справиться с двумя чудовищами, на что же он способен в полном здоровье?
— Ты отсюда родом?
— Нет, — Лайонел требовательно протянул руку. — Ножны верни. И давай двигаться вон к тем холмам. Если нам повезет, там найдется убежище.
— А если не повезет?
— Тогда нам лучше было бы остаться здесь. Смерть от когтей быстрая хотя бы. Видишь ли, я со своим отрядом в этом проклятом мире сутки блуждал, когда криворукие коллеги Эстеллы вызвали нас на подмогу. И малость промахнулись с координатами. Зато уж потом мы отыгрались.
— На эльфах? — Джерет обернулся. На горизонте снова показались черные росчерки крыльев.
— Не только, — Эшли криво усмехнулся. — Думаешь, почему магия у нас под таким строгим контролем? Да и волшебников почти не осталось.
— Хорошо устроились, — Джерет снова обернулся. — Ты быстрее идти можешь?
— Не могу, но придется, — Эшли кинул быстрый взгляд через плечо и ускорил шаг.
Гарпии задержались у тел своих погибших родичей, что и дало возможность беглецам добраться до холма. Эшли принюхался, потом уверенно указал на ничем не примечательный склон.
— Здесь есть вход. Попробуй как-нибудь его открыть.
Джерет присмотрелся, хмыкнул, припомнил самое сильное открывающее заклинание и начал его читать. Крики гарпий звучали уже почти над головой. Эшли присел на склон холма и вытащил кинжал.
— Готово, — Джерет кивнул на открывшийся черный провал под землю. — И что там?
— Возможно, ад, — Эшли первым нырнул в нору. Джерет тоже не задержался. За его спиной холм сомкнулся, отсекая вопли взбешенных гарпий.
Оба постояли, привыкая к темноте, которая, впрочем, была не сплошная. Кое-где светились скопления грибов. Располагались они в настораживающем порядке, словно их кто-то специально разместил на стенах.
— Кто здесь живет?
— Надеюсь, никто, — Эшли осторожно двинулся вперед, держа кинжал наготове. — Но вообще-то в этих холмах можно встретить кого угодно.
— Уточняю вопрос. Кто роет эти норы?
— Наги, — неохотно ответил вампир. — Одни из самых опасных существ в этом сумасшедшем мире. До пояса — как люди, ниже — змеи.
— Они владеют магией?
— Да, но и без нее они очень сильные.
Джерет был впечатлен. Учитывая возможности самого вампира, наги должно быть обладали чудовищной силой.
— Ты с ними встречался?
— Один раз. Мне хватило, — Эшли задумчиво остановился перед развилкой. — Плохо. Обе дороги уходят вниз. Ладно, пошли налево.
Эшли тяжело дышал, время от времени вытирая пот со лба. Джерет чувствовал себя под землей лучше вампира. Он отстранил Эшли и пошел впереди. Джерет чуял где-то поблизости магию. Непонятную, чужую, но странно притягательную. В голове зазвучал тихий вкрадчивый голос:
«Приветствуем тебя, гость, владеющий истинной силой. Мы рады встрече».
«Кто вы?» — так же мысленно спросил Джерет, не останавливаясь.
«Хозяева этого дома. У нас так редко бывают гости из других миров, позволь же оказать тебе достойный прием».
Грибы на стенах засветились ярче. Ход свернул, выводя в просторную пещеру, весь потолок которой сиял. Стены были завешены пестрыми занавесями, пол покрыт пушистыми коврами. При виде всей этой роскоши Эшли застонал.
— Твой спутник не рад встрече? — с подушек у стены пещеры приподнялся наг. Джерет с интересом его осмотрел. До пояса существо выглядело как очень красивый юноша с белоснежной кожей и черными кудрями. Глаза у него были большие, темные, колдовские. От пояса туловище переходило в змеиные кольца.
— Я уже имел возможность оценить гостеприимство вашего рода, — сказал Эшли, — поэтому да, не рад.
Джерет удивленно покосился на вампира. Интересно, он тоже умеет пользоваться каким-то лингвистическим заклинанием или просто знает местные языки?
— Ты невежлив, — наг щелкнул пальцами. — Но я тебя прощаю. Ведь ты ранен и устал. Сейчас тебе окажут помощь.
 Эшли так сжал губы, что они побелели. Пальцы его, сжавшиеся на кинжале, подрагивали. Джерет быстро перевел взгляд на нага. Юноша, не отрываясь, смотрел в глаза вампира. Лайонел покачнулся, выронил кинжал, медленно опустился на колени, потом так же медленно упал. Сзади послышался шорох. Девушка-наг скользнула мимо Джерета, одарив его соблазнительной улыбкой. Она отличалась от хозяина пещеры. Смуглая кожа, более крупные губы, иной разрез глаз. Девушка легко подняла вампира на руки и заскользила обратно, слегка задев плечом Джерета.
— Она тебе понравилась? — юноша-наг ласково улыбнулся. — О, это всего лишь служанка. Скоро вернутся мои сестры. Они гораздо красивее. Проходи же, располагайся, — он указал на груду подушек напротив себя.
Джерет сел, поджав одну ногу. Ситуация складывалась интересная. Перед ним явно мальчишка. А вот дома ли взрослые наги? Если нет, с этим змеенышем он справится.
— А где твои сестры? — Джерет принял из рук еще одной служанки чашу с вином. Но пить не стал, поставил на низенький столик, заставленный тарелками со сладостями и фруктами. Отщипнул ягоду от грозди винограда.
— Они с отцом в гостях у соседей, — напускная взрослая вальяжность постепенно покидала юношу. Наг жадно разглядывал своего гостя. — Как тебя зовут?
— Джерет. А тебя?
— Нарен, — наг сделал скользящее движение и оказался совсем близко. — Какой ты необычный. Похож на эльфов с островов. Но другой. Никогда не видел, таких глаз — голубой и черный Это у тебя от рождения?
— Нет, это результат несчастного случая, — привычно соврал Джерет. Правду о себе он старательно скрывал вот уже больше ста лет.
— Неужели? — промурлыкал Нарен. — Ты мне потом всё расскажешь, в подробностях.
Джерет старался не смотреть в его глаза, делая вид, что заинтересованно осматривает пещеру. Тем более, что посмотреть было на что. Совсем рядом стояла большая шкатулка с откинутой крышкой. В ней в хаотичном беспорядке лежали удивительной красоты украшения.
— Нравится? — Нарен заметил интерес гостя. — Выбирай, что хочешь.
— Благодарю, — Джерет пропустил сквозь пальцы нить черного жемчуга. — Но...
— Отказа я не приму, — наг сам выбрал из кучи сокровищ цепочку с изящной золотой подвеской в форме птицы с сапфировыми глазами. — Это подойдет. А тебе не жарко?
Джерет понял намек и с улыбкой снял куртку. Нарен тут же надел ему подвеску, скользнув пальцами по волосам.
— Ты любишь музыку?
— Очень.
— Я тоже люблю. Слушай...
В воздухе зазвучала странная мелодия — сладкая, обволакивающая, как патока. Так вот какова магия нагов. Нарен обхватил ладонями голову Джерета, заглянул прямо в глаза.
— Слушай и слушайся!
Джерет усмехнулся. О нет, мальчик, в этой игре ты еще не большой специалист. Зрачок левого, черного, глаза Джерета запульсировал. Он вцепился взглядом в нага, заставив того пошатнуться. Темные глаза юноши помутились. Джерет перехватил его руки, сжал тонкие запястья. Нарен задрожал, лицо его исказилось от боли.
«Отпусти моего сына, — голос возник в голове Джерета. Глухой и отдаленный. — Что ты хочешь?»
Такого оборота событий Джерет не ожидал, но среагировал мгновенно.
«Я хочу свободно уйти из ваших владений».
«Хорошо, я укажу тебе путь».
«Я пришел сюда не один. Пусть вампира тоже отпустят — целым и невредимым».
«Твоего спутника доставят к выходу».
«Прекрасно, — Джерет медленно отпустил Нарена. Юноша свалился на пол в глубоком сне. — Твой сын проснется, когда я и Лайонел окажемся в безопасности за пределами твоих владений. Но если с нами что-то случится, Нарен не проснется. Понятно?»
«О да. Иди».
В голове Джерета возник план подземных путей нагов. Он встал, накинул на плечи куртку и уверенно отправился по указанному пути, по дороге подобрав оброненный кинжал Эшли. Джерет отчаянно блефовал. Нарен очнется самое большее через два часа. Но старший наг находился слишком далеко, чтобы оценить реальные возможности Джерета.
До выхода из нор нагов он добрался примерно за полчаса. Выбрался на свежий воздух, облегченно вздохнул полной грудью. День плавно приближался к вечеру. Неподалеку от холма протекала широкая река. Справа от выхода из норы сидел Эшли в полубессознательном состоянии. Раздетый до пояса и аккуратно перебинтованный. Джерет потряс его за плечи, всмотрелся в затуманенные глаза и решительно поволок вампира к реке. Не церемонясь, бросил Лайонела на песок, ухватил за волосы и макнул головой в воду. Дождался, пока тот начнет дергаться, вытащил, дал глотнуть воздуха и повторил операцию. Н третьем разе вампир вырвался, отшвырнув Джерета в прибрежные заросли.
— Это вместо благодарности?! — Джерет чудом удержался от падения в реку.
— Что? — Лайонел потряс головой, разбрызгивая с волос воду. — Где... Как тебе это удалось?!
— У тебя так не получится, — ухмыльнулся Джерет. — Думай, куда нам теперь податься. Только быстрее, а то за нами скоро отправят погоню.
Эшли отжал волосы, встал, огляделся и задумался.
— Так... Если за нами земли нагов, а это — Великая река, то нам срочно нужно на тот берег.
— Предлагаешь переплыть? — Джерет смерил взглядом расстояние до противоположного берега. Плавать он умел, но мало ли кто живет в этой реке?
— Ты же маг. Почему бы тебе не сотворить нам лодку или на худой конец плот? — язвительно спросил Эшли.
— Ты же вампир, — в тон ему ответил Джерет. — Почему бы тебе не перелететь эту реку?
— На такой подвиг я буду способен на раньше завтрашней ночи, — с сожалением вздохнул Лайонел. — А деревья для плота свалить сможешь?
Джерет задумчиво посмотрел на воду. Плот ведь не обязательно должен быть из бревен.
— Найди шест, — он зашел в реку по щиколотку и зашептал полузабытое заклинание. Перед ним вода начала замерзать.
Когда вернулся Эшли с подходящим на шест с сухим деревцем, на воде уже качался ледяной плот. Вампир присвистнул.
— Оригинально.
Оскальзываясь, они забрались на льдину, оттолкнулись от берега, и течение подхватило необычное судно. Эшли умело обращался с шестом, но плот был очень скользкий. Джерету пришлось пожертвовать курткой, бросив ее им под ноги. Вампир покосился на золотую подвеску, но ничего не сказал.
— А как ты выбрался от нагов в прошлый раз? — Джерет внимательно всматривался в темную воду. Ему чудились там еще более темные тени.
— Нам тогда помогли, — Эшли передернул плечами. — Но мы потеряли пятерых из тридцати.
Джерет озабоченно глянул на слишком медленно приближающийся берег. Тени в реке обрели четкие очертания крупных животных с длинной шеей и зубастой пастью. Джерет нахмурился. Если бить по ним огнем, вода вскипит, и плот растает раньше, чем доплывет до берега.
— Ты можешь вызвать ветер? — вампир тоже неотрывно смотрел в реку.
— Попробую.
Погодная магия намного более сложная, чем боевая. Джерет сосредоточился. Сначала медленно, потом все быстрее плот погнало поперек течения к желанному берегу. Они почти приблизились к мелководью, когда одно чудовище догнало плот и поддало его снизу. Льдина взлетела в воздух, перевернулась и с шумом ушла под воду. К счастью, животное заинтересовала именно льдина, а не ее пассажиры. Зверь крошил зубами лед, должно быть впервые повстречав такое чудо. Джерет с Лайонелом доплыли до берега и с облегчением упали на песчаную отмель.
— Куда теперь? — Джерет разделся, вылил воду из сапог и принялся выжимать одежду.
Вампир последовал его примеру, задумчиво обозревая при этом окрестности.
— Нам надо в Город, — он как-то особо выделил это слово. — Только я не уверен, где он. В прошлый раз мы перебирались через реку в другом месте.
— А что в этом городе? — Джерет с отвращением натянул мокрые штаны, а рубашку просто перекинул через плечо. Куртка сгинула в реке, а с ней и кошелек. Он опять остался без денег.
— Там наше спасение. Понимаешь, этот мир, он как магнит, — объяснил Эшли, тоже одеваясь. — Сюда кого только не забрасывает. А в Городе есть Совет четырех. Это маги, очень сильные. Они управляют этим миром и по возможности возвращают заплутавших путников на родину. Или туда, куда они направлялись. Именно они вытащили нас в прошлый раз от нагов и переправили по адресу. Даже не слишком дорого взяли за это.
— Не деньгами, как я понимаю?
— Верно. Но для каждого у них своя цена.
Джерет задумчиво потер висок. Город, Совет четырех... Что-то он об этом уже слышал.
— А как называется этот мир?
— Понятия не имею, — Эшли разрезал кинжалом перевязку и снял бинты. Рана на груди уже затянулась. Джерет позавидовал такой быстрой регенерации. — При мне никто не упоминал названия. Мир и мир. Даже странно, если подумать.
— Кроме нагов здесь еще есть телепаты?
— Не уверен, — Лайонел скатал бинты, сунул в карман и потянулся. — А что?
— Наги говорили с нами на наших родных языках, как я понял. Но так получается только у телепатов. В этом мире есть какой-то общий язык? Который понимают все разумные виды?
— Есть, но нас ему обучали каким-то магическим способом, так что я ни слова не помню.
Джерет поколебался, но решил не жадничать и потратить немного сил на лингвистической заклинание для двоих. Мало ли с кем им придется договариваться, пока дойдут до Города.
Эшли насторожился, услышав его бормотания, но тут же понимающе усмехнулся. Дождался, пока Джерет закончит и кивнул на заходящее солнце.
— Нам туда, но я понятия не имею, сколько придется идти. Одно хорошо, гарпии по эту сторону реки не встречаются.
— А кто встречается?
— Понятия не имею. Говорю же, в прошлый раз нас сопровождали.
Джерет натянул сапоги, с завистью покосившись на удобные башмаки вампира. Шли они до ночи, порой приходилось продираться сквозь заросли. Каждый новый шаг давался Джерету со все большим трудом. Он отвык от дальних пеших путешествий. Даже разговаривать не хотелось, хотя у него было много вопросов к Эшли. А еще он чуял каких-то существ, неотступно следовавших за ними, но не показывающихся на глаза. Судя по тому, как внимательно оглядывался вампир, он их тоже засек. Когда стемнело, впереди вдруг что-то замерцало красным светом. К удивлению Джерета, это оказалась дорога, мощеная округлыми камнями, испускавшими слабое сечение. Эшли обрадовался.
— Такие дороги ведут в Город! На ней нас никто не тронет. По крайней мере, так мне говорили.
Джерет его радости не разделил. На его сапогах разошлись швы. Если ему когда-нибудь доведется увидеть Эстеллу, он предъявит ей длинный счет.
— Всё, привал, — Джерет сел, привалившись к светящемуся валуну на обочине. Хотелось есть, спать и убить Лайонела за его ехидную ухмылку.
— Только ради тебя, — вампир опустился рядом. — И только потому, что ты мне нужен завтра в полной боевой готовности.
Завтра ему придется идти босиком. Эта мысль оптимизма не добавляла. Джерет сбросил безнадежно испорченные сапоги и с наслаждением вытянулся на теплых камнях, закинув руки за голову. Небо было ясное, со множеством незнакомых звезд.
— А если мы найдет Совет четырех, — он сорвал травинку и принялся ее жевать, чтобы хоть как-то отвлечься от голода. — Ты вернешься в родной мир или в тот, где мы встретились?
— Только эльф может задать такой вопрос, — в голосе Эшли послышалось презрение. — Если я не вернусь, эта ведьма Каннинг уничтожит весь мой выводок. Надеюсь, тебе известно такое чувство, как ответственность?
Джерет промолчал. Слова Лайонела неприятно его задели. Почему-то вспомнились Темнолунные холмы и те фэйри, кто присягал ему на верность — гоблины, пикси, гномы, тролли... Он принимал всех, даже эльфов. Как поведет себя эта буйная орда, оставшись без короля? Должно быть, разбредутся кто куда.
— А кто ты, собственно, такой? — Эшли изучал Джерета, особенно пристально — его разные глаза.
— У меня богатая родословная, — Джерет выплюнул разжеванный стебель. Горечь только усилила голод. — Вообще-то я удивлен, что меня принимают за эльфа. Я, конечно, похож на них, но отличий тоже хватает. По крайней мере, если сравнивать с теми, которые живут в моем родном мире.
— Смешанная кровь, говоришь? — глаза вампира в темноте сияли, как у кошки. — Интересно было бы попробовать.
Джерет резко сел. Взгляд Лайонела ему очень не понравился.
— С кровопотерей ни о какой боевой готовности и речи быть не может, — ему оставалось лишь надеяться, что здравый смысл Эшли возобладает над жаждой. Едва ли он сможет сейчас одолеть вампира. — Мне и так необходимо поесть и отдохнуть несколько часов.
— Хлипкий ты какой-то, маг. На недоучку не похож, а силы теряешь очень быстро. Проклятье на тебе что-ли наложено?
— Не твое дело, — огрызнулся Джерет. Свое состояние его очень тревожило. Должно быть, тварь успела с ним что-то сделать. Раньше он так быстро не уставал.
Эшли некоторое время задумчиво смотрел на него, потом тихо поднялся.
— Придется сходить на охоту, — он всмотрелся в ночную темноту. — Мне сейчас требуется кровь. Иначе завтра я могу не сдержаться. Ах да, не сходи с дороги, если хочешь уцелеть, понял? Я в окрестностях не единственный хищник.
 
Глава 4. Совет четырех
Это был срыв. За месяц до конца их дежурства. За какой-то несчастный месяц! Неужели дотерпеть не могли? Скай, маг воздуха, глава Совета четырех, сидел за круглым столом, опершись на него локтями и запустив пальцы в свои длинные светлые волосы.
Четверки магов сменялись на дежурстве в Городе каждые пять лет. Обычно за этот срок никто не успевал устать или заскучать. Но иногда случались срывы. Вдруг, неизвестно по какой причине, магов охватывало полнейшее безразличие ко всему вокруг. Именно это, судя по некоторым признакам, начиналось в его команде. Раньше им было легко и весело вместе. А теперь Тирра вечерами запирается в лаборатории, Инна дуется в своей комнате, а Эйден, похоже, задался целью выпить годовые запасы вина всех окрестных трактиров. И как назло, в Городе уже неделю держится необычное затишье. Никаких происшествий. В другое время Скай бы только радовался.
В воздухе прозвенел сигнал вызова. Маг с надеждой встрепенулся и начертил на столе круг. Возникло окошко, в котором виднелась вихрастая голова Мэя, вожака кентавров.
— Милорд, зафиксирован переход. Двое. Они прошли земли нагов и перебрались через Великую реку.
— Самостоятельно? — Скай удивленно поднял бровь. — Это маги?
— Один — да, — кентавр ухмыльнулся. — На эльфа похож. Гарпий он покрошил знатно. И от нагов жалоба пришла, представляешь? Второй — вампир. И знаешь, что самое интересное? Он из того отряда, который сто лет назад уже здесь побывал. Слышал о них?
— Я читал отчет. А откуда такая информация?
— Так от нагов же! Они его вспомнили.
— И где эти путешественники сейчас?
— Вышли на дорогу. Доставить их в Город?
— Разумеется, и побыстрее! — Скай стер окно и суеверно постучал по деревянному столу. Может, гости хоть немного встряхнут болото, в которое превращается этот дом?
***
Эшли не возвращался уже минут сорок. Вокруг Джерета смыкался круг светящихся глаз. Сияние дороги мешало разглядеть их обладателей. Он надеялся, что вампир был прав насчет защитных свойств красных камней. Где-то в той стороне, куда ушел Лайонел, прозвучал тоскливый вой. Глаза замигали, сбились в кучу, потом бесшумно исчезли. Еще через несколько минут появился вампир. Судя по его довольному виду, охота удалась.
— Это тебе, — он высыпал на колени Джерету десяток плодов. С крупное яблоко величиной, покрытых неприятного бурого цвета кожурой с шипами.
— Зачем? — Джерет брезгливо сбросил их на дорогу.
— Сам же сказал, что тебе нужно поесть.
— Ты уверен, что это съедобно? — Джерет осторожно разломил один плод. Внутри обнаружилась зеленая мякоть со множеством мелких семечек. Запах был странный, но не слишком отталкивающий.
— Кентавры такое ели с удовольствием.
— Тут и кентавры водятся?! — Джерет решил больше ничему не удивляться. Он надкусил плод и поморщился. — Кислятина. Лучше бы ты поймал кого-нибудь.
— Ты ешь мясо?! — удивление Лайонела был таким сильным, что Джерет даже поперхнулся.
— Разумеется. С чего ты решил, что я исключительно травоядный? — он широко улыбнулся, продемонстрировав острые зубы.
— Да, теперь я верю, что ты не эльф, — вампир хмыкнул. — Твои родичи из резерваций мясо не употребляют.
— Странно. В моем мире эльфы до сих пор иногда выезжают на охоту. А уж в прежние времена... — Джерет не стал уточнять, на какую дичь предпочитали охотиться эльфы.
Вампир вдруг насторожился и лег, прижавшись ухом к дороге. Секунду позже Джерет тоже почувствовал легкую дрожь земли.
— Всадники? Или кентавры?
— Или и то и другое вместе, — Эшли поднялся. — Они иногда возят людей. Возможно, это разъезды Совета. Тогда нам и в самом деле повезло.
Вскоре Джерет имел удовольствие лицезреть настоящих кентавров. Они были не очень похожи на картинки с греческих ваз. Более приземистые, мохнатые, с буйными кудрями и очень широкими копытами. Руки у них были короткие, но мускулистые. Глаза раскосые, по малейшему поводу загорающиеся веселыми огоньками.
В отряде было трое кентавров. Их вожак Мэй сразу нашел общий язык с Эшли, расспрашивая о подробностях их путешествия и припомнив вампиру кое-что из его прежних приключений. На Джерета кентавры поглядывали искоса, а после рассказа Лайонела, вообще перестали поднимать на мага глаза. Джерет усмехнулся. Ему нравилось вызывать страх.
— Но довольно разговоров, — Мэй отбросил шипастую кожуру. Слушая захватывающий рассказ Эшли, он успел подобрать и высосать все плоды. — Я известил Совет, и вас уже ждут. Если отправимся сейчас, к утру будем в Городе. Или вы слишком устали для скачки верхом?
Лайонел, приподняв бровь, глянул на Джерета. Тот вымученно выпрямился и пожал плечами.
— Поехали, на этих камнях я всё равно не высплюсь.
 
Джерета повез сам Мэй. Путешествие на спине кентавра оказалось не слишком удобным. Седла и уздечки, естественно, не было, приходилось держаться за плечи получеловека. К тому же отчаянно хотелось спать. В конце-концов кентавр перехватил руки Джерета, завел их себе на грудь и крепко сжал.
— Ты спи, — Мэй негромко рассмеялся. — Я тебя не уроню, не бойся.
Джерет хотел было возразить, но язык уже не шевелился. Он уронил голову на плечо кентавра и закрыл глаза. Джерету приснились Темнолунные холмы. Цветущий вереск и наперстянка, обвитые повиликой. Раскинув руки, он падает в душистое разнотравье, и вдруг земля под ним оборачивается трясиной. Джерет забился, выдираясь из мерзкой жижи, но болото не выпускает, тянет вниз, обволакивает, нашептывая что-то мерзким, свистящим шепотом. Проснулся он от толчка, когда кентавр остановился.
— Прибыли!
Было раннее утро. Кентавры привезли их к широкому крыльцу большого дома, который Джерет не успел рассмотреть. Эшли уже стоял рядом, нетерпеливо дожидаясь, пока он неловко спустится с кентавра. Ледяные гладкие плиты двора обожгли босые ноги, разгоняя остатки сна. Джерет с силой потер лицо. Представил себе, в каком он сейчас виде и затосковал. Встречаться вот так с могущественным Советом магов очень не хотелось. Вампира собственный внешний вид похоже не волновал. Он радостно улыбался.
— А здесь ничего не изменилось за сто лет!
— За исключением некоторых мелочей, — Мэй коротко рассмеялся. — Удачи вам!
Он помахал рукой, и кентавры сорвались с места, мгновенно исчезнув за воротами. Эшли решительно начал подниматься по ступеням. Джерету ничего не оставалось, как последовать за ним.
— Как называется это место?
— Просто Дом. С большой буквы. Скоро поймешь, почему.
Дверь сама отворилась перед ними. Полутемная прихожая обдала теплом и ароматом кофе.
— Добро пожаловать, — навстречу гостям, любезно улыбаясь, шагнул невысокий стройный человек в шелковом перламутровом халате. — Прошу прощения за мой вид, но утро еще такое раннее. Пойдемте, я провожу вас в гостевые комнаты. Отдохните, отоспитесь, а уж потом поговорим. Или сначала завтрак?
— Благодарим за гостеприимство, лорд Скай, — вампир учтиво склонил голову. — Мы действительно предпочли бы завтрак.
Видимо, за время дороги кентавры успели ему описать всех членов Совета, сообразил Джерет.
— Тогда жду вас через полчаса в столовой, — Скай быстро окинул взглядом Джерета и с улыбкой обернулся к вампиру. — Вы не забыли, где она, Лайонел?
— Постараюсь вспомнить, — вампир ностальгически улыбнулся. — Помнится, угощали нас тогда по-королевски.
— Надеюсь, вы и в этот раз не будете разочарованы, — Скай направился куда-то в глубь коридора, приглашающе махнув рукой гостям.
Как ни устал Джерет, но что перед ним стихийный маг воздуха, он определил сразу. Что радовало, так это доброжелательный интерес в глазах главы Совета. Выглядел волшебник очень молодо, но ни его светлые, почти прозрачные волосы, заплетенные в легкомысленную косу, ни по девичьи тонкие черты лица, ни хрупкое телосложение не могло обмануть Джерета. Магическая сила окружала Ская радужным ореолом такой яркости, что рябило в глазах. Джерет сделал скидку на свое далекое от идеального состояние, но всё равно выходило, что даже в лучшей форме он бы дважды подумал, прежде чем бросить вызов этому магу.
Лестниц в доме не было. Но сделав вираж по нескончаемому коридору они поднялись на второй этаж.
— Спальни для вас уже приготовлены. В шкафах есть одежда на разные размеры, что-то обязательно должно подойти, — инструктировал по дороге Скай. — Если ничего не понравится, днем сами сходите на базар, там можно найти весьма приличные лавки с одеждой.
Он остановился и указал на две двери, расположенных напротив друг друга. Потом коротко улыбнулся Джерету.
— На случай, если вы с Лайонелом разминетесь, поясню, что столовая у нас — вниз по коридору, против часовой стрелки, — и ушел дальше по коридору свой плавной походкой.
— В прошлый раз глава Совета был совсем другой, — хмыкнул Эшли, открывая правую дверь. — Интересно, каковы остальные маги?
«Если они все стихийные, — подумал Джерет, входя в левую дверь, — то жизнь в этом доме определенно интересная».
Комната оказалась небольшая, но уютная. С прекрасной мягкой кроватью, на которую сразу захотелось упасть и зарыться в подушки. Но Джерет пересилил себя и направился в ванную комнату. В душистой пене бывший король привык нежиться часами. На этот раз пришлось ограничиться двадцатью минутами, а потом еще десять потратить на попытки подобрать хоть что-то близкое к его излюбленному стилю в огромном шкафу, заваленном разнообразной одеждой. Вся она была чистой и не выглядела поношенной, но Джерет всё равно решил при случае сделать заказ у местных портных. Его золотой сувенир наверняка потянет на крупную сумму.
— Ты скоро? Я уже... — Лайонел без стука отворил дверь и осекся, ошеломленно глядя на Джерета. — Ну ты и щёголь!
Джерет покрутился перед большим зеркалом. В целом увиденное его устроило. Промытые волосы перестали свисать сосульками и распушились. Голубая рубашка с кружевным жабо и манжетами сидела, как на него сшитая. Шелковый черный жилет и такие же облегающие брюки в сочетании с полусапожками на шнуровке довольно удачно сочетались между собой. Джерет задорно подмигнул своему отражению и взялся за щетку для волос.
— Лайонел, на местном базаре магические лавки есть, не помнишь?
— Там всё есть, — Эшли двусмысленно хмыкнул, изучая наряд Джерета. Сам он был одет в простую рубашку с отложным воротом и кожаный колет. На поясе — всё тот же кинжал. — Сколько можно причесываться? Пошли, неприлично заставлять хозяина ждать.
— Меня поражает твое безразличие к собственной внешности, — Джерет еще раз придирчиво осмотрел себя, последний раз провел щеткой по волосам, добиваясь, чтобы кудри заблестели осенним золотом. — Вот теперь я готов.
До столовой они дошли молча. Джерет впитывал в себя атмосферу дома. Магия здесь была разлита в воздухе, удивляя своей щедростью. В ней хотелось купаться, как в лунных лучах.
— Это здесь, — Эшли ухватил его за рукав, спустив с небес на землю. — Ты в порядке?
— В полном, — Джерет толкнул тяжелые деревянные створки дверей. Столовая была большая, с двумя рядами небольших столиков. За одним из них сидел Скай, держа в руках изящную серебряную кофейную чашку. Он поднял глаза на вошедших и замер, не донеся чашку до рта.
— Прошу прощения, что задержались, — Эшли учтиво поклонился и сел напротив мага. Перед ним тут же возникла тарелка с дымящейся яичницей и чашка с кофе. Джерет опустился за соседний столик.
— Понимаю, — слабым голосом ответил Скай, ставя чашку мимо блюдечка. — Оно того стоило, — глаза его, неотрывно смотрящие на Джерета, медленно принимали мечтательное выражение. — Прошу прощения, — он торопливо вскочил. — Не буду вам мешать, завтракайте, а я... мне нужно... скоро увидимся! — и маг, мотнув косой, выскочил из столовой.
— Поздравляю, — насмешливо бросил Эшли, принимаясь за еду, — Если так пойдет дальше, как бы из-за тебя тут до магических дуэлей не дошло.
— Заткнись, — Джерет мрачно ковырнул яичницу. Он вовсе не желал произвести такое впечатление на главу Совета. — Отношения подобного рода меня не привлекают.
Вампир хотел было что-то сказать, но заметил нехорошо прищурившиеся глаза Джерета и счел за лучшее промолчать. Тем более, что в столовую вошли две девушки. Настолько разные, что вызвали у Эшли невольную улыбку. Невысокая пухленькая шатенка в простом платье из коричневой шерстяной ткани, с пятнами от каких-то кислот на рукавах, удивленно распахнула темные глаза, заметив незнакомцев. Стройная блондинка с длинными косами, чем-то неуловимо похожая на Ская, сразу же заулыбалась.
— О, у нас гости! Это замечательно, а то мы совсем закисли последнее время, — шелестя темно-синим шелковым платьем, она стремительно подошла к мужчинам и протянула им сразу обе руки. — Меня зовут Инна.
Эшли и Джерет поднялись и представились, поцеловав тонкие, но неожиданно сильные пальцы.
— Стихийный маг воды? — негромко спросил Джерет, не спеша выпускать ее руку.
— Верно, — Инна заглянула в его глаза и заулыбалась еще веселее. — Ты маг? Это чудесно! Вы уже виделись со Скаем?
— Конечно они виделись, — вторая девушка обняла ее за плечи и усадила за ближайший стол. — Дай ты им поесть спокойно, — она сдержанно улыбнулась. — Меня зовут Тирра.
Она по-очереди пожала руки гостям и тоже принялась завтракать, усевшись рядом с Инной. Джерет внимательно присмотрелся к ним и понимающе усмехнулся. Обычные маги не славились любовными похождениями. Слишком много сил уходит на колдовство. Джерет и сам не часто позволял себе любовные увлечения, хотя кровь фэйри время от времени сказывалась, требуя своё. А вот стихийные маги являли собой исключение из правил. Любовь для них была жизненной необходимостью. А если вдруг идеально дополняющие друг друга маги воды и земли оказывались одного пола... Что ж, это ничего не меняло.
Дверь вдруг распахнулась так резко, что стало ясно — ее толкнули ногой. В столовую, зевая, вошел юноша, одетый в небрежно запахнутый черный шелковый халат. Его огненные кудри торчали в разные стороны, а глаза, похоже, никак не желали открываться.
— Опять! — тихо прошипела Тирра. — Почему Скай его не предупредил?
— Эйден, очнись, у нас гости! — строго позвала Инна.
Огненный маг протер глаза, со слабым интересом глянул на Джерета, перевел взгляд на Эшли и вдруг разом проснулся.
— Прошу прощения! — он попятился. — Я сейчас вернусь. Только приведу себя в порядок! — и исчез за дверью.
Судя по звукам, в коридоре Эйден столкнулся со Скаем. Захлопнувшаяся дверь оборвала начало разговора на повышенных тонах. Джерет взял свою чашку и перебрался за стол к Эшли.
— Поздравляю, — ехидно прошептал он. — У тебя тоже появился поклонник.
— Ты с ума сошел? — Эшли глянул на него с ужасом. — Он ведь маг огня?
— Верно. И они обычно очень темпераментные, — безжалостно подтвердил Джерет. — Даже чаще, чем обычно. Я бы сказал — всегда. Так что тебя ждет веселая жизнь, друг мой.
Он покровительственно похлопал Лайонела по плечу и тут же замер. В столовую вошел Скай. Девушки дружно ахнули. Глава Совета оделся в стиле Джерета, только в бело-синей гамме. Тщательно уложенные волосы струились по плечам, и в целом маг воздуха производил невероятно чарующее впечатление своей хрупкостью и изяществом. Он улыбнулся разом всем присутствующим и сел так, чтобы видеть всю комнату.
— Приятного аппетита, — Скай ограничился очередной чашкой кофе. — Через четверть часа жду всех в зале Совета. И вас тоже, господа, — он слегка поклонился гостям.
Лайонел, изогнув бровь, глянул на Джерета. Тому вдруг резко расхотелось шутить. Маг воздуха из всей компании был самым сильным. Его внимание проигнорировать едва ли получится. А без помощи главы Совета из этого мира не выбраться. Как вообще вышло, что у настолько эффектного стихийного мага нет постоянной пары? Джерет медленно допивал кофе, лихорадочно размышляя, что можно предпринять в сложившейся ситуации?
Дверь в очередной раз распахнулась, но уже не так резко. Огненный маг предпринял героические попытки придать своей внешности хотя бы видимость благопристойности за кратчайший срок. Но упрямые жесткие кудри всё равно выглядели растрепанными, а надетая навыпуск черная рубашка, перетянутая кожаным поясом, придавала ему еще более разбойничий вид. Скай страдальчески воздел глаза к потолку. Инна тихо фыркнула. Тирра только покачала головой. Джерет стрельнул глазами на побледневшего Эшли. У него постепенно сложился план действий. Эйден, не обращая внимания на неодобрительные взгляды коллег, прошел к столику гостей.
— Еще раз прошу прощения за свое поведение, — он блеснул яркой улыбкой. В черных глазах вспыхивали красные бесовские огоньки. — Полагаю, представляться уже нет смысла?
Он протянул руку Джерету, внимательно всмотревшись в его разные глаза. Серьезно кивнул. Потом повернулся к Эшли. Руку вампира он задержал дольше.
— Наслышан о ваших прошлых приключениях, — Эйден придвинул стул и сел рядом. — Ваш отряд уже стал одной из местных легенд.
— Я польщен, — Лайонел одним глотком допил кофе. Рука Эйдена, лежавшая на спинке его стула явно нервировала Эшли. — Но ничего особо героического мы тогда не совершили.
— Денни, если ты сам после вчерашнего не в состоянии завтракать, не мешай гостям, — Тирра поднялась первой, закончив с трапезой.
За ней встали и остальные. Скай пропустил девушек в дверь и придержал ее перед Джеретом.
— Зал выше по коридору, — глава Совета пошел рядом с ним, но не касаясь. — В сущности, Дом устроен очень просто, по принципу спиральной раковины. Но в нем есть много ответвлений. Даже мы не знаем их все.
— Здесь местами очень сильный магический фон, — Джерет снова ощутил прилив эйфории.
— Чувствуете? — обрадовался Скай. — О, да, у нас просто курорт для магов. Силы восстанавливаются очень быстро.
Джерет мельком глянул назад. Эйден и Лайонел тоже шли рядом, но огненный маг действовал решительнее, уже подхватив вампира под руку. Так, парами они вошли в зал Совета. Огромная круглая комната с таким же столом посередине поражала количеством света. Вопреки всякой логике, её стены и потолок состояли из стекла, не прозрачного, но пропускающего солнечные лучи.
— Прошу садиться, — Скай первым опустился в кресло с высокой спинкой. Стульев вокруг стола было расставлено гораздо больше, чем присутствующих. Джерет сел почти напротив главы Совета. Эшли тут же занял соседний стул, с другой стороны сели Инна с Тиррой, а Эйден обошел стол и сел рядом с магом воздуха.
— Итак, для начала решим главный на сегодня вопрос, — Скай кивнул гостям. — Полагаю, господа, вы оба желаете вернуться домой?
— Мы из разных миров, — быстро уточнил Эшли.
— Вот как? — удивился Скай. — Впрочем, задача у нас всё равно одна — вернуть вас обратно. А следовательно, и оплата будет одинаковая.
Джерет обвел взглядом Совет четырех. Стихийные маги славились своей богатой фантазией. Эшли пристально смотрел на мага воздуха, губы его сжались, как в пещере нагов.
— Вы попали к нам под конец дежурства нашей команды, — Скай вздохнул. — Последний месяц всегда самый сложный. Сказывается напряжение всех пяти лет. Не спорь, Ден, — он предупреждающе приподнял руку, останавливая шевельнувшегося было Эйдена. — Ты первый оказался на грани срыва. Это явление сложно объяснить посторонним... — замялся он.
— Отчего же, я понял, — Джерет закинул ногу на ногу, откинувшись на спинку стула. — Проще говоря, вам сейчас нужна свежая кровь. Правила позволяют вам вводить в Совет дополнительных членов?
Маги посмотрели на него с удивленным интересом.
— Поразительная догадливость, — Скай одобрительно улыбнулся. — Да, правила позволяют. Месяц работы в нашей команде — такое условие вас устроит?
Эшли нахмурился.
— Боюсь, что нет. Я не могу позволить себе так долго отсутствовать. Это вопрос жизни и смерти моих близких.
— А если назад по времени? — Эйден умоляюще посмотрел на главу Совета.
— За чей счет? — Скай задумчиво побарабанил пальцами по столу.
— За мой, — тут же ответил маг огня.
— Поддерживаю, — Тирра положила на стол правую руку. — Нам действительно необходима свежая кровь, как выразился Джерет.
— Согласна, — Инна повторила ее жест.
— Хорошо, — Скай взглянул на Эшли. — Лайонел, мы вернем вас в тот же день, из которого вы пропали. С разницей не более двенадцати часов. Так вас устроит?
— Вполне, — неохотно согласился вампир.
— А у вас, Джерет, есть особые пожелания?
О да, они у него были. Но Джерет предпочел пока что их не озвучивать. Он молча покачал головой.
— Отлично! — глава Совета хлопнул ладонями по столу. — Тогда сегодня отдыхайте, а завтра я введу вас в курс дела.
***
— Что мне делать?! — Эшли расхаживал по комнате, а Джерет, развалившись на кровати, лениво следил за ним, поигрывая золотой подвеской.
— Что собственно тебя ужасает? Эйден симпатичный. Маг огня — это же не дракон.
— Я видел в деле его коллегу, — Лайонел остановился и уставился в стену невидящим взглядом, — лорда Джулиана. Как сейчас помню. Именно он вытаскивал нас из пещер нагов. И мы были ему искренне благодарны. Но из той четверки он производил впечатление самого неуравновешенного. Он такие скандалы закатывал своей паре, что Дом дрожал. Но она-то была магом воздуха и умела с ним управляться! А мне что делать? Сгореть от любви в буквальном смысле слова не является пределом моих мечтаний, знаешь ли.
— Боишься? — ехидно прищурился Джерет.
— Боюсь, — согласился Эшли и вдруг улыбнулся с нехарактерным для него смущением. — Послушай, а ты не мог бы сделать вид, что мы с тобой... пара? Ты ведь тоже не в восторге от внимания главы Совета, правда?
Джерет сделал вид, что задумался. На самом деле предложение Эшли идеально совпадало с его собственным замыслом. Но пусть вампир еще помучается. Джерет прислушался. Он легко вошел в резонанс с магическим фоном дома. Комнаты оставались для него закрытыми, но он с легкостью отслеживал всё происходящее на серпантине коридора. Джерет сел, нарочито хмуро глядя на Лайонела.
— Не уверен, что мне нравится твоя идея.
— Но ведь это только для видимости! Я прошу тебя, Джерет!
— Плохо просишь, — Джерет незаметно шевельнул пальцами. Дверь за спиной Лайонела приоткрылась на пару дюймов. Больше и не надо, чтобы не выглядело подозрительно. Следующую реплику вампира он предвидел.
— Что мне, на колени перед тобой встать?! — губы Эшли дернулись, приоткрыв клыки.
— Встань, — улыбнулся Джерет и сдвинулся так, чтобы его можно было увидеть в щель из коридора.
— Может еще и руки целовать себе прикажешь? — вампир сделал скользящий шаг к кровати.
— Простого «пожалуйста» будет достаточно, но с выражением, — Джерет снова прислушался и перешел на шепот. — Хочешь, чтобы я ради тебя ломал комедию, Лайонел? Тогда делай, что я говорю.
Вампир обернулся на дверь, дернул бровью и опустился перед Джеретом на колени.
— Пожалуйста, — произнес он таким тоном, что у Джерета невольно распахнулись глаза. Эшли потянулся и взял его за руки. Из коридора донесся едва слышный вздох, по комнате пронесся сквозняк.
— Дверь закрой, — капризным тоном произнес Джерет, снова падая на кровать.
Эшли вскочил, словно его подбросили. Защелкнув замок, он требовательно обернулся к Джерету.
— Кто это был?
— Глава Совета собственной персоной, — Джерет усмехнулся. — Не переживай, Эйден тоже сейчас появится, — он окинул вампира задумчивым взглядом. — Расстегни рубашку и колет. Потом застегни не на ту пуговицу. Когда будешь выходить, не хлопай дверью. Я спать хочу.
Эшли скрипнул зубами, но смолчал и даже дверь закрыл за собой аккуратно. Последовавшая короткая сценка в коридоре Джерета порадовала. Эйден почти столкнулся с Лайонелом. Растерянно извинился.
— Я хотел сказать, — он отвел взгляд от беспорядка в одежде вампира, — что у нас только завтраки общие, а потом все едят когда пожелают и что пожелают. В столовой любой столик доставит вам какие угодно блюда.
— Благодарю за сведения, — учтиво ответил Эшли.
Заметно погрустневший Эйден только кивнул и ушел дальше по коридору. Джерет проследил его путь до выхода из дома и тихо рассмеялся. Разумеется, простенькая комедия не обманет магов надолго, но зато раскроет особенности характеров. Пока что их реакция обнадеживала.
***
Вернувшись ближе к вечеру в Дом, Инна обнаружила брата в зале Совета. Маг воздуха полулежал в кресле, глядя куда-то сквозь непрозрачное стекло.
— В небесах витаешь, братишка? — Инна на правах старшей сестры щелкнула его по носу.
— Это дурной каламбур, — поморщился Скай, — В городе порядок?
— Как ни странно, полный, — Инна села рядом. — Сдается мне, это похоже на затишье перед бурей. А ты чего такой грустный? Опять влюбился, да?
— Это безнадежно, — Скай рухнул головой на скрещенные руки. — И он любит другого.
— Не может быть, — Инна отмахнулась. — Я в таких делах не ошибаюсь. Джерет никого не любит, кроме себя.
Скай припомнил увиденную мельком сцену в комнате объекта своей мечты и застонал. Инна выслушала его душевные излияния с пониманием, но трагизмом ситуации не прониклась.
— Мало ли о чем Лайонел его мог просить. А с Деном ты говорил?
— Какой в этом смысл?
— А вот и мы, — в зал вошла Тирра, а за ней Эйден. — В окрестностях тишь и гладь. Не нравится мне это, дорогие мои. Земля чего-то ждет.
— Вулкан? Землетрясение? — Скай взмахом руки вызвал в воздухе перед собой карту. — До гор порядочное расстояние. Так что Город едва ли зацепит.
— Пока не знаю. Но на природный катаклизм не похоже.
— Тогда нам всем в ближайшие дни нужно собраться и быть абсолютно внимательными, — Скай глянул на угрюмо уставившегося себя под ноги Эйдена. — Это и тебя касается, Ден.
— Да понял я, понял, — он тяжко вздохнул.
— Мальчики, что с вами? — Тирра с недоумением оглядела товарищей. — Вы же с утра так воодушевились. А теперь оба как пыльным мешком стукнутые.
Инна рассказала подруге о возникшем любовном четырехугольнике. Тирра засмеялась.
— Извините, но по-моему, вас просто разыграли, — она потянулась и взъерошила и без того спутанные кудри Эйдена. — Ты слишком поторопился, Денни. Вспомни, ведь Лайонел здесь уже был. Если я не ошибаюсь, тогда дежурил Джулиан. Его нрав тебе хорошо известен, правда?
— Но не все же маги огня такие взрывные, как он! — Эйден вспомнил некоторые деяния своего старшего коллеги и поморщился. — И как мне доказать Лайонелу, что меня можно не опасаться?
— Ну да, конечно, ты у нас тихоня из тихонь! — Инна погрозила ему пальцем. — Главное, не спеши. Ой, мальчики, я вам даже завидую.
— А вот я — нет, — Тирра грустно взглянула на главу Совета. — По крайней мере, тебе, Скай. Джерет — темная лошадка. Я бы остереглась иметь с ним дело.
 
Позже, когда они разошлись по своим комнатам, Инна заглянула к брату. Скай снова пребывал в мечтательной задумчивости.
— Знаешь, если подумать, Тирра права, — Инна озабоченно пощупала ему лоб. — Из всех твоих увлечений это — самое неудачное. Не вздумай влюбиться всерьез, слышишь? Джерет ничего не сможет тебе дать.
— Да мне от него ничего и не нужно. Пусть только будет рядом.
Инна покачала головой, привычно придвинула Скаю коробочку с таблетками и ушла к себе. Скай был великолепным стихийным магом, наиболее талантливым из всех, кто когда-либо входил в Совет четырех. Но его личная жизнь являла собой сплошную череду катастроф. Ни объяснить этот феномен, ни изменить его пока что не получалось ни у кого. Скай тратил себя, ничего не получая взамен. Рано или поздно это плохо для него кончится. Но Инна ничем не могла помочь брату.
 
Глава 5. Баньши и драконы
Джерет спустился к завтраку первым. На пути в столовую вдруг почувствовал терпкий, яркий аромат, просачивающийся из-за двери с правой стороны коридора. Маги не пользуются духами. Заинтригованный, Джерет осторожно заглянул в комнату, оказавшейся чем-то вроде гостиной. Диванчики, столики с аккуратными стопками книг, невероятно чистый камин. По комнате, наводя порядок, бесшумно скользила незнакомая девушка. Невысокая, очень гибкая, с распущенными черными волосами. Одета она была в шелковые шаровары и короткую облегающую блузку с прозрачными рукавами.
Когда Джерет вошел в комнату, девушка не обратила на него ни малейшего внимания. Служанка? В таком-то наряде? Уж скорее чья-то наложница. Незнакомка повернулась, закончив раскладывать на диванах подушки, и Джерет удивился еще сильнее. Она была нечеловечески красива, но тусклые глаза неподвижно смотрели прямо перед собой, а лицо застыло, как фарфоровая маска. Девушка скользнула мимо Джерета к двери, по-прежнему полностью игнорируя его присутствие. Джерет вдруг увидел вместо нее иной образ — пантера, прикованная за ошейник в тесной клетке. Беспомощная, но полная ярости.
Джерет хотел последовать за странной служанкой, но тут из-за поворота коридора показался Скай. Он спокойно прошел мимо девушки, заметил Джерета и улыбнулся — радостно и чуть тревожно.
— Заблудился? Столовая там, — он указал направление.
— Я помню, — Джерет посмотрел вслед девушке. — Кто это?
— Где? — глава Совета с недоумением обернулся, — Ах да, я же еще не объяснил вам наших порядков. Это джининна. Не обращайте внимания, она каждое утро выполняет работу по дому. Но если что-то нужно будет срочно убрать или починить, ее можно вызвать и в другое время. Пойдемте, я покажу.
Он повел Джерета вверх по коридору и открыл дверь в маленькую комнату, больше напоминающую камеру. Ни одного окна, из мебели только стол в центре. На нем стояла масляная лампа.
— Ее нужно потереть, а когда появится джининна, громко и четко сформулировать приказ. Как можно более простыми словами. Но забирать отсюда лампу нельзя.
— Джинн для домашней работы? — Джерет был поражен. — У нас они только в сказках встречаются. А разве они не опасны?
— Очень опасны, — Скай снова пропустил Джерета вперед и закрыл дверь. — Но в основном те, что мужского рода. Они способны только на разрушения. В очень давние времена их использовали как оружие в войнах. Но сейчас всех переловили и обезвредили. А джиннины прекрасно подходят для домашней работы.
— Рабыня лампы, — усмехнулся Джерет.
Скай был глубоко шокирован.
— Рабыня?! Ну что вы. С тем же успехом можно назвать рабыней метлу или швейную иголку. Это же не разумное существо, а что-то вроде сгустка энергии. Ее внешний вид всего лишь иллюзия.
Джерет вспомнил образ пантеры. Неужели только он чувствует исходящую от джиннины ярость и жажду свободы? Неразумный сгусток энергии? Едва ли.
Скай расценил его задумчивость по-своему.
— Наш мир перенасыщен разными видами. Разумными и не слишком. Это основная проблема. В давние времена войны случались с удручающим постоянством. Но постепенно, усилиями Совета, все как-то научились уживаться друг с другом, хотя конфликты по-прежнему случаются. А еще сюда постоянно кого-то забрасывает. Мы пытались ставить заслоны, но они не всегда срабатывают.
— Так вы действительно управляете всем миром? Вчетвером?
— Кто вам это сказал?
— Лайонел.
— Он преувеличил, — Скай мягко улыбнулся. — Миром невозможно управлять, разве что повлиять на события в лучшую сторону. Что мы и делаем. Совет — это не мировое правительство, а скорее, высший суд в межвидовых конфликтах и одновременно — отряд быстрого реагирования в случаях природных катаклизмов. А у каждого вида здесь есть свои правители: у гномов, троллей, эльфов, нагов и остальных, — он слегка поморщился, — гораздо менее организованных существ.
— А у кентавров?
— Они не местные, просто осели здесь. Их всего десять семей. Таких переселенцев в окрестностях Города немало. Дом притягивает всех, кто случайно оказывается в междумирье.
— Что такое Дом? — Джерет коснулся теплой стены.
— К сожалению, я не знаю точного ответа на этот вопрос. Есть предание, что Дом построил в очень древние времена какой-то бог. Но зачем и для кого, уже никто не помнит. И даже записей не осталось. Совет собирается здесь, потому что нельзя же оставлять место такой силы без присмотра.
Джерет искоса поглядывал на Ская. Сегодня глава Совета был одет менее эффектно — в синюю простую рубашку и такие же брюки, заправленные в полусапожки. Рассказывал Скай увлеченно, со знанием дела. Похоже, что в Совете он не первый срок, и особых проблем работа ему не доставляет. Тогда почему же он выглядит не совсем здоровым? Надорвался недавно? Но они же сами жаловались на скуку. Джерет ощутил азарт. Разгадывать загадки он любил больше всего на свете.
В столовой Скай сел за первый же столик и заказал себе чашку горячего шоколада и тарелку пирожных.
— Присоединитесь? — он посмотрел на Джерета всё с той же странной для мага тревожной улыбкой.
— Пожалуй, — Джерет сел напротив и взял пирожное.
В столовую постепенно собрались остальные. Эшли пришел последним, глянул на Джерета с немым упреком и сел за отдельный столик. Эйден проследил за ним глазами, но пересаживаться к вампиру не стал. Скай завтракал молча. На Джерета он глаз не поднимал, но порой смотрел на его руки.
Сегодня Джерет был выспавшийся, отдохнувший и восстановивший свою магическую силу. Продолжать вчерашнюю комедию он уже не считал необходимым. Чем дольше он присматривался к главе Совета, тем яснее понимал — что-то неладно с этим стихийным магом. Такую любовь к собственной персоне Джерет порой замечал среди слуг. Так любят недоступных кумиров, без малейшей надежды не то что на взаимность, но даже на благосклонный взгляд. Подобное чувство со стороны могущественного волшебника было Джерету непонятно.
 
На собрании Скай мгновенно преобразился. Собранный, холодно-спокойный, он четко раздал всем задания на день. Инна с Тиррой отправлялись за город. Что-то в общемировом магическом фоне, как понял Джерет, встревожило Совет и требовало постоянного наблюдения. Эйдену с Лайонелом предстояло проинспектировать городские окраины, закончив начатую вчера работу Тирры. Сам Скай оставался в городе.
— Сегодня начинается большая летняя ярмарка, — он переждал последовавшие выразительные вздохи. — Да-да, очень надеюсь, что в этот раз она пройдет без особых эксцессов. Но возможно, завтра нам всем, кроме Тирры, придется дежурить в городе. Джерет, вы останетесь со мной. Я покажу вам, что и как в этом сумасшедшем улье. Всё, господа и дамы, работаем.
 
На улей город похож не был. Слишком хаотичными и кривыми были его улицы. Но зато все они были чистыми и вымощенными гладкими плитками. Невысокие красивые дома окружали пышные сады. Большую часть городской территории занимала огромная торговая площадь. Сначала Скай повел Джерета по жилым кварталам, потом они вышли на площадь, где уже вовсю шумела ярмарка. Глаза Джерета разбежались. Такой эклектики он еще ни разу в жизни не видел. Словно разом ожили герои всех сказок Земли, да еще и неизвестные добавились.
Скай уверенно лавировал в толпе, кивая в ответ на поклоны, отвечая на вопросы, время от времени задерживаясь у прилавков с магическими товарами. При этом он присматривался не столько к артефактам, сколько к тому, что интересовало его спутника. Но Джерет раскрывать свои предпочтения пока что не собирался.
Резкий пронзительный крик взвился над площадью, заглушив все остальные звуки.
— Где?! — Скай крутнулся на месте.
— Там, — Джерет уже проталкивался сквозь толпу. Крик был детский, но словно бы во много раз усиленный.
Люди вокруг него бежали в обратном направлении, затыкая уши. Лица у всех были искажены ужасом. Крик повторился, еще более громкий, и звучал он гораздо дольше. Джерет ощутил нешуточную опасность. Впереди толпа резко закончилась, и он выскочил на окраину рыночной площади. Там у ограды сидела маленькая худенькая девочка, лет пяти, и как раз набирала воздуху для нового вопля. На этот раз звуковая волна чуть не опрокинула Джерета. Заболела голова. Его резко дернули вбок за ближайшую палатку.
— Баньши! — простонал Скай, — Как они умудрились потерять своего ребенка?! Она же здсь всё разнесет. Будет вопить, пока в Городе все люди не обезумеют!
— А родители ее что, не слышат? — Джерет переждал очередной вопль, от которого у него заныли все зубы.
— Они, должно быть, вернулись домой. Для баньши ничего не стоит переместиться на сотни миль за пару минут. Но обычно они со своих отпрысков глаз не спускают. Такое в моей практике впервые. Как же ее успокоить-то?
Следующий вопль опрокинул их убежище. Джерет сжал и разжал пальцы. На ладони его возникла прозрачная сфера. Внутри, вместо огня, возникла танцующая фигурка. Джерет дунул, посылая свое творение девочке. Та, заметив переливающийся шар, летящий по воздуху, выпустила уже набранный для крика воздух. Протянула руки и поймала игрушку в перепачканные ладошки. Джерет спокойно подошел к ней и присел рядом.
— Смотри, малышка, он еще и вот так умеет.
Фигурка в шаре принялась жонглировать крошечными кинжалами. Девочка радостно засмеялась.
— А теперь давай ты. Покажи мне своих родителей.
Маленькая баньши сосредоточенно свела глаза к носу и засопела. В сфере появились нечеткие изображения двух встревоженных лиц. Баньши были похожи на людей, но очень худых и большеглазых. Изображение исчезло, зато рядом с Джеретом раздался хлопок, словно бы кто-то встряхнул мокрую простыню. Ага, вот родители и вернулись.
Девочка завопила снова, но уже радостно. В последующие десять минут Джерету пришлось выслушать витиеватые выражения благодарности и заверения, что такого больше никогда не повторится. Баньши безропотно выписали Скаю чек на весьма крупную сумму — на покрытие убытков и возмещение морального ущерба. Деловая хватка главы Совета поразила Джерета. Воистину, в этом маге скрывалась масса неожиданных качеств.
Дальнейшее наведения порядка на ярмарке Джерету быстро наскучило. Скай, заметив это, махнул ему рукой.
— Если хочешь, возвращайся в дом. А мне тут до вечера теперь жалобы разбирать. «Удачно» ярмарка началась, ничего не скажешь.
На обратном пути Джерет зашел в лавочку ювелира.
— Из сокровищ нагов? — гном сдвинул очки на лоб и вооружился огромной лупой, рассматривая подвеску. — Неплохая добыча. Желаете получить оплату деньгами?
— Есть другие варианты? — заинтересовался Джерет.
— Могу выдать жетоны с моим знаком. Любой продавец магических товаров их примет. А эта безделушка потянет на пару артефактов.
— На пять!
— На три. И это только из уважения к сэру Скаю, с которым я вас сегодня видел, — гном доверительно наклонился через прилавок. — Как у него со здоровьем?
— Не жалуется, — Джерет насторожился.
— Он-то никогда не пожалуется, — гном тяжко вздохнул и положил перед Джеретом три тонких золотых кругляша. На каждом был оттиснут замысловатый знак из переплетающихся то ли корней, то ли змей. — Передавайте ему мои наилучшие пожелания.
— Непременно.
Джерет возвращался в Дом в глубокой задумчивости. Главу Совета в Городе любили и уважали, это он понял. Но тревожиться за здоровье волшебника обычно не принято. Неужели здоровье Ская постепенно ухудшалось, так, что это заметили все, кто мало-мальски связан с магией? Но как он мог довести себя до подобного состояния? У Джерета мелькнула догадка, но додумать мысль помешал Эшли, отловивший его в коридоре.
— Ты что творишь? Мы же с тобой договорились! Или ты решил изменить своим принципам ради этого полупризрачного красавца?
— Как ты сказал? — Джерет втащил Лайонела в свою комнату. — Слушай, а вампиры могут чуять болезни? Как хищники чуют слабых оленей в стаде?
— Да, а что? — Эшли растерялся от такой резкой смены темы.
— Как по твоему, Скай болен?
— Угу, он определенно сошел с ума, раз увлекся тобой, — Лайонел усмехнулся. — Физически он в полном порядке, хотя я бы сказал, что его что-то гнетет. А ваши магические заморочки я не определяю. Но прошлый маг воздуха определенно на призрака не походил.
Джерет кивнул.
— А ты...
Договорить он не успел. По дому зазвучал голос Тирры:
— Внимание, прошу всех собраться в зале Совета. Это очень срочно!
***
Джерет с Эшли вошли в зал последними. Остальные уже стояли вокруг стола, над которым висела карта. В ее центре полыхало багровое пятно. Скай, выглядевший еще более бледным чем обычно, обвел всех серьезным взглядом и негромко сказал:
— Друзья, у нас большая проблема. Драконы проснулись.
— Сколько их там? Двое? — Эйден постукивал пальцами по столу, выбивая резкий мотив.
— Трое, — ответил Скай. — Пробуждение внезапное. По всем прогнозам они должны были проспать еще минимум двести лет.
— Мне даже в голову не пришло, что причина в драконах, — виновато сказала Тирра. — Я думала, что произойдет сближение миров или сильный выброс магии.
— Возможно, ты была права. Их мог разбудить именно выброс магии, — Инна требовательно обернулась к Эйдену. — Для «Колыбельной» уже поздно?
— Боюсь, что да, — он сцепил руки за спиной. — В ближайшие часы они вырвутся на волю и устроят нам тридцать кругов ада.
Джерет прикусил губу. Карты ложились исключительно заманчиво, хотя и риск был велик. Но если он спасет этот мир, все четверо магов окажутся у него в долгу.
— Драконы — разумные существа, — сказал он. — С ними можно договориться.
— Теоретически, да, — неохотно подтвердила Инна. — Но не с изголодавшимися после спячки драконами.
— А какие у нас еще варианты? — Тирра посмотрела на Ская. — Мы сможем убить их?
— Это почти невозможно, но...
— Драконы живут среди звезд, — перебил его Джерет. — Вы можете открыть им прямой путь в небеса.
— Они сначала нас на небеса отправят! — Эйден поежился. — Джерет, если тебе так нравятся драконы, может ты выступишь парламентером? Нет? Тогда заткнись.
— Почему же нет? — Джерет приподнял бровь. — Я могу это сделать.
Эшли удивленно присвистнул.
— Ты серьезно? — Тирра повернулась и посмотрела на Джерета в упор. — Вот уж не ожидала...
— Джерет, я не хочу тебя обидеть, но ты уверен в своих возможностях? — глава Совета сохранял внешнее спокойствие. — Это ведь не баньши.
— При чем тут баньши? — удивилась Инна.
— Я тебе потом расскажу, — ответил Скай, не отрывая взгляда от Джерета.
— У меня нет склонности к самоубийству, — Джерет усмехнулся. — Я уже имел дело с драконом. И да, я уверен в своих силах. А кроме того, разве есть еще варианты? Тогда, может, мы перестанем тратить зря время?
Теперь все посмотрели на главу Совета. Маг воздуха глубоко вздохнул.
— Предложение Джерета принято. Если у него не получится договориться, будем биться насмерть. Так что приготовьтесь. Десять минут на сборы. Лайонел, останешься здесь. Если мы не вернемся через пять часов, объяснишь, что произошло следующей четверке магов. Смотри, — он убрал карту и провел рукой по столу. В центре появилось круглое темное окошко. — В случае нашей смерти связь установится сама.
— А вы не можете сейчас позвать их на помощь?
— Джерет, объясни ему, — Скай ответил уже из коридора. Остальные убежали еще раньше.
— Видишь ли, — Джерет потрогал темное окошко и отдернул руку. — Два стихийных мага, скажем, огня, оказавшихся рядом — это опаснее десятка драконов. Они сменяют друг друга, не встречаясь. Так что помощи от коллег им ждать не приходится. Держи, — он протянул Лайонелу прозрачный шар. — Ты будешь нас видеть. Или хотя бы слышать. Возможно, возникнут помехи, но всё равно не выпускай сферу из рук. Мало ли, как дело обернется. Возможно, ты сможешь помочь.
— Ты действительно общался с драконами? — Эшли осторожно взял шар.
— Была такая страница в моей биографии, — Джерет усмехнулся уголками губ. — Даже больше, чем страница.
 
О способе перемещения спорили минут пять. В стихийном обличье маги могли перемещаться очень быстро, но при этом вставала проблема, как переправить Джерета? Промокнуть насквозь внутри дождевой тучи он решительно не пожелал. Кентавры отпадали, как слишком медленные. Эйден предложил ковер-самолет.
— Если Скай обеспечит попутный ветер, он даже раньше нас там окажется.
— Только ничего не предпринимай один, — маг воздуха хмуро глянул на небо. — Пара часов у нас в запасе есть.
Джерет кивнул, с недоверием разглядывая небольшой узорчатый ковер, который расстелили перед ним. Надежным это средство передвижения не выглядело. Если бы не насмешливый взгляд Лайонела, который вышел их проводить, Джерет бы запротестовал. Впрочем, сначала ему даже понравилось. Пока ковер поднимался, двигался он плавно и мягко. Но на высоте ста метров его подхватил ветер. Скай постарался — скорость ковер развил такую, что Джерет вынужден был зажмуриться, лечь и вцепиться в край, чтобы его не сдуло.
Полет длился около часа, и Джерет успел за это время о многом подумать. Он не боялся, но волновался сильно. Больше ста лет прошло с того времени, когда он последний раз говорил с драконом. Джерета всё больше охватывало возбуждение.
Наконец ковер начал снижаться. Приближался вечер, но летние сумерки были прозрачными. Джерет приподнялся и успел разглядеть, что он снижается в огромную круглую долину в окружении гор. Скорее всего, это был кратер древнего вулкана. Джерет оглянулся. К долине приближалась грозовая туча. Маги отстали от него самое большее на четверть часа.
Джерет спрыгнул с ковра, не дожидаясь его приземления. Вслушался в поразительную тишину вокруг. Всё живое покинуло долину. Тем проще.
«Приветствую вас, — он закрыл глаза, чтобы не отвлекаться. — Я не знаю ваших имен, но вы должны знать меня, ведь сознания всех драконов связаны между собой. Я ученик Дея».
«Ты не в меру дерзок, — язык драконов включал в себя образы, но сейчас с ним говорили словами, окрашенными изрядной долей иронии. — Впрочем, иного от протеже Дея и ожидать нельзя».
Джерет вздрогнул. Протежированием он бы отношение старого дракона к себе не назвал.
«Мы давно с ним не виделись. Он жив?»
«Да, но очень далеко отсюда. Дей летает среди звезд, куда скоро отправимся и мы».
«Это именно тот вопрос, который я хочу обсудить».
«Ты говоришь не только от своего имени, Джерет? — вкрадчивый шепот звучал одновременно и вокруг него и внутри. — Тебя прислали местные маги, на так ли? Они боятся нас? Правильно делают».
«Они могли бы открыть вам прямой путь к звездам», — Джерет уже не понимал, где он. Тело он перестал ощущать сразу, как только зазвучали голоса драконов. Но сейчас пропало даже ощущение пространства.
«Несомненно, — смех драконов отзывался в нервах хрустальным звоном. — Но мы голодны. Перед дальним путешествием следует подкрепиться как следует. Хочешь, мы возьмем тебя с собой, Джерет? Ты снова встретишься с Деем».
«Благодарю, но вынужден отказаться».
«Тогда тебе лучше уйти поскорее. Тебя мы не тронем. Но скоро здесь будет... неуютно».
Джерет собрался с силами и пропел музыкальную фразу, одну из трех, которым научил его старый дракон, перед тем, как улететь навсегда. Воцарилась неприятная тишина.
«Дей слишком благоволил тебе! — шипение вонзалось в сознание Джерета тысячей стальных игл. — Ты хочешь, чтобы мы не трогали этот мир? Хорошо. Но за всё нужно платить, Джерет. И платить придется этим магам, что стоят сейчас рядом с тобой. Нам нужна их сила. Вся, без остатка. Тогда мы насытимся и улетим к звездам. Передай им наши слова. Других не будет».
Джерет открыл глаза. Перед ним стояли все четверо стихийных магов.
— Они ответили? — Эйден жадно подался вперед.
— Да, — Джерет потер виски. Его подташнивало. О побочных эффектах бесед с драконом он уже успел забыть. — Они готовы уйти, не тронув этот мир. Но при условии, что им заплатят.
— И какая валюта в ходу в межзвездном пространстве? — попытался пошутить Скай. Но губы у него подрагивали.
— Они хотят вашу силу, — Джерет медленно обвел взглядом лица магов. — Всю.
— Ага, конечно! — взвился Эйден. — А потом они захватят и весь мир! Драконам нельзя верить.
— Мне сложно объяснить, почему я уверен, что они сдержат слово, — Джерет заколебался. — Скажем так, у меня есть что-то вроде права голоса среди драконов... Нет, скорее это похоже на три желания из сказок. Но плату они все равно возьмут.
— Желание твое, а платим мы, — хмыкнула Тирра. — Неплохо.
— Вообще-то я трачу свое желание на спасение вашего мира, — холодно парировал Джерет.
— Ты своих драгоценных драконов спасаешь! — Инна нервно огляделась. — Откуда нам знать, о чем вы на самом деле договорились?
— Поздновато спохватилась, милая, — усмехнулась Тирра. — Раньше нужно было об этом думать.
— А может и не поздно, — не унималась Инна. — Ты как-то связан с драконами, Джерет. Уж не твое ли появление спровоцировало их пробуждение? Может нам нужно начать с тебя, чтобы решить эту проблему?!
Вокруг волшебницы внезапно взлетели языки огня и тут же снова скрылись под землей.
— Я действительно связан с драконами, — улыбнулся ей Джерет. — Рискнешь еще раз мне угрожать?
— Прекратите, — Скай повелительно поднял руку. — Джерет, ты можешь сделать так, чтобы я сам услышал их?
— Не уверен, но можно попробовать, — он протянул руку. Глава Совета не колеблясь сжал его ладонь.
«О, у нас новый гость, — на этот раз Джерет не испытал никаких неприятных ощущений. Но рука Ская задрожала. Его слов Джерет не слышал, должно быть драконы напрямую улавливали мысли мага воздуха. — Любопытное проклятие ты носишь. Вы, люди, удивительно изобретательны в усложнении жизни друг другу... Да, именно так... Нет, отчего же, вы не обязательно умрете. Вас может спасти то, на что не способны драконы... Ты быстро соображаешь... Ответственность — это одно из немногих качеств, которые мы ценим в людях. Тебе дорог Город? Хочешь, чтобы он уцелел? Тогда прими наши условия... Да, мы готовы тебе поверить».
Джерет успел поддержать Ская, когда тот пошатнулся.
— Мы принимаем их условия, — глава Совета выпрямился, отстранив Джерета.
— Но, Скай, мы погибнем!
— Не обязательно, — маг воздуха спокойно выдержал яростный взгляд сестры. — Однако мы наверняка погибнем, если попытаемся их убить. Их сила уже сейчас больше нашей. А потом они разорят Город. Нам нужно встать по одному — на большие валуны. Я покажу каждому его место. Джерет, когда всё закончится, ты справишься с ковром-самолетом?
— Разумеется, — уверенно ответил он, продолжая при этом мучиться над услышанной загадкой. «Вас может спасти то, на что не способны драконы...» А ведь Скай догадался сразу. Что же это может быть?
Маги подчинились неохотно, неприязненно поглядывая на Джерета. Они встали, образовав ромб, по краям поляны.
«Ты тоже отойди подальше, — услышал Джерет голос дракона. В нем слышалось предвкушение. — Не хочешь потратить заодно и две оставшиеся песни? Возможно, больше тебе не доведется встретиться ни с кем из нас».
Джерет покачал головой.
«Подумай. Ты хорошо прячешь свои желания. Но мы видим, как сильно ты хочешь вернуть свое королевство. Мы можем объяснить, кто тебе противостоит и как его победить».
«Я справлюсь сам».
Снова смех.
«Ты посмел назвать себя учеником дракона, Джерет. Но разве это правда? Дей даже не закончил начатое. Хочешь, мы довершим твое... обучение? Поверь, лучше заплатить, чтобы ложь стала правдой, пока не поздно. Мы не любим обманщиков».
Это была серьезная угроза. Джерету нравилось думать, что старый дракон учил его, а не просто использовал, как объект для опытов. Но сейчас за свои слова придется отвечать.
«Хочу».
Он стал гораздо старше. Выдержит.
«Тогда пой, Джерет».
 
Глава 6. Спасатели и спасённые
Скай оследним занял свое место, указанное драконами. Теоретически стихийные маги способны восстановиться даже после полной потери сил. Хотя ни один из его коллег, насколько было известно Скаю, ни разу не отдавал свою силу драконам. За сестру он был спокоен. Они с Тиррой восстановятся быстро. Эйден... У него тоже был шанс, хоть и небольшой. А вот сам глава Совета никаких иллюзий в отношении себя не испытывал. Его ждет смерть. Что ж, пусть будет так. Он отвечает за Город и порядок в Мире.
Скай отыскал глазами Джерета. Тот сидел на поваленном дереве на самом краю поляны. Надо было взять с Инны слово, что его не тронут в любом случае. Скай попытался дотянуться до сестры, и тут началось. Он еще успел увидеть, как взорвалась земля, и начали подниматься в воздух драконы. «Они прекрасны, — подумал Скай. — Джерет был прав. Джерет...» А потом он приказал себе не отвлекаться ни на что. Он должен продержаться как можно дольше.
***
Эшли не находил себе места. Он то бродил по гостиной, перебрасывая невесомый, как мыльный пузырь, шар с руки на руку, то присаживался на диван, но через минуту снова вскакивал. Смотреть в сферу пока не было смысла. Маги еще были в пути.
Лайонел привык действовать. Ожидание изматывало. Тем более, что он даже не был уверен, сможет ли помочь. От мысли, что эта четверка странных, но симпатичных магов не вернется, Эшли становилось тоскливо. А тут еще, как назло, вспомнился проведенный с Эйденом день.
 
Окраины Города были забиты всевозможными повозками и телегами приехавших на ярмарку. Приходилось протискиваться между ними, чтобы попасть на постоялые дворы. Что именно они ищут, маг огня объяснил своему спутнику по дороге.
— Сможешь уловить такой запах? — Эйден протянул Лайонелу маленький пустой флакон. — Не вытаскивай пробку полностью, а то совсем выветрится!
Слабый аромат был приторно-сладковатый. Эшли брезгливо поморщился.
— Что это?
— «Дурь». Очень опасное снадобье. Городская стража никак не может понять, кто ее привозит и откуда. Вот и попросили нас помочь.
— Наркотик?
— Если бы. Любовное зелье. Одна капля, и ты становишься куклой. Запрещено по всему миру.
Эшли опасливо покосился на Эйдена. Флакон тот спрятал во внутренний карман куртки.
— Как оно действует?
— Я же сказал — лишает воли. Подчиняет целиком и полностью. Тирре вчера почудилось что-то похожее в этом районе. Пара постоялых дворов у нас с прошлого года под подозрением.
Эшли усмехнулся. Похоже, его хотят использовать как ищейку. Впрочем, он был не против помочь. Хозяева постоялых дворов при виде мага огня проявляли удивительную понятливость и готовность к сотрудничеству. Но как Лайонел ни принюхивался, ни намека на приторный запах не уловил.
— Передохнем, — в шестом трактире Эйден решительно занял один из столиков в глубине полутемного зала. — Ты что будешь?
— Пиво здесь есть? — Эшли с повышенным интересом оглядывал разношерстную публику. Столик был на двоих. Колено Эйдена коснулось его. Отодвигаться было некуда.
— Конечно, и очень неплохое, — огненный маг сделал заказ подбежавшему хозяину. — А мне — «Золотой лес». Кстати, очень советую. Как по мне, так лучше пива.
— Это коктейль? Какое-то эльфийское название, — Лайонел попробовал мгновенно принесенное пиво. Вкус был отменный.
Перед Эйденом официант поставил что-то золотистое в высоком бокале.
— Почему эльфийское? У них на островах и леса-то толком нет.
— Эльфы, которых я знаю, живут в лесах, — пояснил вампир. — Точнее, в рощах.
— Джерет не похож на жителя леса, — в полумраке в глазах Эйдена разгорелись красные искорки. — Хотя, вы с ним из разных миров, да?
— К тому же он не чистокровный эльф, — Эшли любил пить пиво не спеша, но сейчас ему хотелось прервать их уединение как можно скорее. — Еще много постоялых дворов обходить?
— Семь или восемь. Успеем задолго до вечера, — Эйден щелкнул пальцами, подзывая официанта. — Повторить!
Лайонел внутренне застонал. Не то чтобы ему не нравился Эйден. Совсем наоборот, он ему даже слишком сильно нравился. У мастера вампиров за его долгую жизнь не раз случались любовники. Но, во-первых, это были люди или вампиры, а не маги. Тем более огненной стихии. А во-вторых, он привык играть активную роль. А этот маг едва ли захочет подчиняться.
Эйден честно пытался следовать совету Инны и не торопить события. Но огненная натура не позволяла долго сдерживаться.
— Вы с ним поссорились? — прямо спросил он, плотнее прижимая колено к ноге Эшли.
— С чего ты так решил?
— На завтрак вы пришли порознь, и Джерет сидел не с тобой. Скай был счастлив. У него с твоим другом, оказывается, вкусы совпадают, заметил? Оба жить не могут без кофе и сладкого.
Эшли очень хотелось сказать: «Джерет мне не друг, и его вкусы меня не волнуют!» Но пришлось, скрипнув зубами, сдержаться. Эйден воспринял мрачное молчание вампира по-своему и погрустнел.
— Ладно, пошли дальше.
Искомый запах Лайонел уловил в последнем трактире, куда они зашли только для очистки совести. Эйден к тому времени уже уверился, что Тирра ошиблась. Слабый приторный аромат исходил от кого-то из посетителей. Эйден задержался у входа, разговорившись с обступившими его гномами. Эшли спокойно прошел к стойке. Здесь ароматы разнообразных напитков заглушали запах «дури», но вампир уже понял, где спрятан источник. Он дождался пока к нему присоединится Эйден и негромко сказал, не поднимая глаз от кружки с пивом.
— Третий столик справа у стены. Считая от стойки.
Огненный маг не стал ничего уточнять. Сидящие за столиком двое мужчин даже понять ничего не успели, как оказались поднятыми в воздух и припечатанными к стене.
— Зови стражу, — приказал Эйден посеревшему хозяину трактира и не спеша двинулся к задержанным. Те беспомощно задергались, но не смогли даже пальцем шевельнуть. — Кто из вас продавал «дурь»?
— Он! — одновременно ответили оба и злобно покосились друг на друга.
— Стража разберется, — весело пообещал огненный маг и принюхался. Уверенно протянул руку, и крохотный пузырек вынырнул из кармана одного из задержанных.
Сдав обрадованной страже нарушителей закона, Эйден с Лайонелом вышли из трактира. Пузырек огненный маг страже не отдал. И этот факт вызвал вполне определенное беспокойство у Эшли.
— Можно заглянуть на ярмарку, — не слишком охотно предложил Эйден. — Хотя, завтра всё равно придется идти. Так что...
И тут послышался крик. Отдаленный, но все равно ужасающий. Однако пока они добрались до ярмарочной площади, всё уже закончилось. Джерета они не застали, а восторженный отчет Ская о произошедшем удивил Эшли. Он не предполагал, что Джерет способен на что-то иное, кроме боевой магии.
Как же он тогда злился на Джерета, не выполняющего их договоренность. И на себя тоже, потому что никак не мог забыть прикосновение Эйдена.
 
Эшли задумчиво повертел сферу. Что-то она ему напоминала. Что-то старательно забытое из его оставленной далеко позади жизни... Нет, не вспомнить. Кто же всё-таки такой, этот Джерет? Из простого ли интереса он спрашивал о здоровье Ская или уже тогда что-то задумал? Не в его характере проявлять бескорыстный героизм. Если он готов рисковать собой на переговорах с драконами, значит рассчитывает что-то за это получить. Но что ему нужно от Совета?
Лайонел пожалел, что совсем не разбирается в особенностях стихийной магии. Он заглянул в шар. Ага, Джерет прибыл. Жаль, что нельзя слышать его разговор с драконами. А вот и остальные добрались! Последовавший спор вроде бы подтвердил подозрения Лайонела, но Скай почему-то решил довериться Джерету. Интересно, что ему такого сказали драконы? Кристалл, по желанию Эшли, приблизил лицо главы Совета. И без того бледный, Скай был сейчас почти прозрачным. Синие глаза потемнели. Остальные переглядывались с обреченностью осужденных на смерть.
Эшли покрутил шар, чтобы увидеть Джерета. Тот счастливым тоже не выглядел. Тонкие губы сжаты, в лице ни кровинки. Чему-то кивнув, Джерет отошел подальше от остальных. Сел на бревно. Губы его шевелились, он словно бы пел, но слов Эшли не расслышал.
А потом начался кошмар. Вопила земля, выл воздух, исходили паром протекавшие по долине ручьи. Трое драконов вырвались из-под земли и расправили крылья. Один за другим поднялись в воздух и сделали круг над долиной.
Лайонел отыскал глазами магов. Языки огня вылетали из Эйдена и тут же исчезали, словно их что-то втягивало. Маг закричал и свалился с камня, тело его скручивала судорога. Тут же упала Тирра — молча, как сломанная марионетка. Рухнула на колени Инна, глаза ее были крепко зажмурены, из прокушенной губы текла кровь. Скай еще стоял, запрокинув голову. Глаза его были закрыты, длинные волосы безжалостно трепал вихрь.
Эшли снова приблизил изображение Эйдена. Тот лежал, раскинув руки. Потухшие глаза на миг обрели осмысленное выражение. Маг смотрел словно бы прямо на Эшли. Растрескавшиеся губы чуть дрогнули.
— Лай-о-нел...
Почудилось? Эшли выдохнул. Перевел изображение на Ская. Очень медленно, словно воздух вокруг него загустел, глава Совета опускался на камень. Потом правая нога соскользнула с валуна, маг покачнулся и упал, скатившись на развороченную землю.
Драконы кружили над поляной, поднимаясь всё выше и выше. Изображение мигнуло и погасло. Эшли потряс сферу. Внутри на мгновение возник Джерет. Он лежал без чувств, привалившись к пню. Тело его содрогалось, как от ударов. А с ним-то что такое? Сфера опять отказалась что-либо показывать.
Эшли кинулся в зал Совета. Темное окошко посередине стола не прояснилось. Значит маги еще живы. Чем же он может им помочь? Эшли вспомнил рассказ Ская о том, как Джерет при помощи кристалла перенес баньши. Эйден тогда высказался, что дело не в могуществе Джерета, а в объединении горячих желаний с двух сторон — ребенка и родителей. Что же, если так... Лайонел тряхнул сферу, из-за всех сил пожелав увидеть Эйдена. Картинка возникла, но нечеткая.
— Эйден! — вампир понятия не имел, жив ли он еще. — Очнись! Позови меня, слышишь? Я не позволю тебе умереть!
Ресницы Эйдена дрогнули.
— Нел...
На полное имя его уже не хватило. Эшли рванулся к нему — сквозь возникшие вокруг стеклянные стены, горячий воздух, удушливый дым... Упал, больно ударившись коленями о вывороченные из земли камни.
— Эйден! — Лайонел схватил мага за руки. Пальцы были ледяными. — Что нужно сделать?
Но Эйден не отзывался. Вампир с размаху хлестнул его по щекам. Никакой реакции. Лайонел поднял голову. Драконов в темном небе видно не было. Хорошо, будем действовать по логике. Он вскочил, кинулся к Тирре. Она лежала, застряв между двух валунов. Лайонел вытащил ее, уложил на сырую, распаханную драконьими когтями землю. Потом отыскал Инну, перенес к Тирре и бережно соединил им руки. Хоть бы они очнулись и подсказали, что делать дальше! Руки подруг дрогнули, пальцы переплелись и сжались. Но в сознание они не пришли.
Эшли вернулся к Эйдену. Поднял его, отнес поближе к Тирре с Инной. Потом отправился на поиски Ская. В темноте вампир видел хорошо, но поляна еще и дымом была затянута. Отыскав мага воздуха, Лайонел и его перенес к остальным. Глава Совета выглядел хуже всех. Если трое находились на пороге смерти, то четвертый его уже одной ногой перешагнул. Эшли прикинул, где должен быть Джерет. Спотыкаясь, добрался до него. Джерет сидел, уткнувшись лицом в колени, и не то стонал, не то всхлипывал.
— Что, и тебе досталось, Ретти? Доигрался с драконами?
— Как ты меня назвал?! — Джерет вскинул голову, но тут же взвыл, зажмурился и прижал дрожащие пальцы к глазам.
— Уйди...
— Не раньше, чем ты скажешь, как им помочь! Может, для Эйдена нужно костер разжечь?
— А Инну водой облить, ага... Нельзя же мыслить настолько буквально, — Джерет с трудом встал, ухватившись за руку Эшли. Сделал несколько неуверенных шагов вслепую. — Лучше разыщи ковер-самолет.
— Сбежать хочешь?
— Ты полный кретин... — Джерет тяжко вздохнул. — Куда мне от себя бежать?
— Он прав, Лайонел, — раздался слабый голос Тирры. — Бери Эйдена и лети. Ковер выдержит двоих. А в доме Дену сразу станет лучше.
— А Скай? — спохватился Эшли.
— Мы о нем позаботимся, — ответила Инна, с трудом повернув голову в сторону брата.
Эшли с тоской огляделся.
— Вот только как найти ваш ковер в этой каше?
— Вон там, — уверенно указал направо Джерет, по прежнему не открывая глаз. — Он застрял в кустах. Не знаю, что это за растение, но очень колючее.
Эшли недоверчиво хмыкнул, но пошел в указанном направлении. Кусты действительно оказались с длинными шипами. Эшли пришлось повозиться, чтобы вытащить ковер, не повредив его при этом.
— А как вас отсюда забрать? По одному на ковре вывозить? — Лайонел прикинул, сколько это займет времени.
— У нас есть большой ковер, — тихо ответила Инна. — Когда Эйден придет в себя, он объяснит, как им управлять. На нем можно увезти всех за один раз.
Эшли кивнул, бережно уложил Эйдена на ковер и сел сам.
— Домой, — скомандовала Тирра.
Ковер поднялся метров на пятьдесят и довольно быстро полетел в сторону Города. Инна вздохнула.
— Это называется, не было бы Дену счастья, да несчастье помогло.
Она закашлялась.
— Дымно здесь, — Джерет тоже дышал с трудом. — Может Ская поднять повыше, где воздух почище?
— Воздух? — горько усмехнулась Инна. — Ты его воздух, Джерет! А сейчас он задыхается.
— Скай знал, на что идет, — огрызнулся Джерет, наконец-то разгадавший загадку драконов. — Я его не люблю и вытащить не смогу. Он это понимал.
— Любовь — это условность, — Тирра приподнялась на локте. — Всё дело в силе желания. «Я не дам тебе умереть» может проистекать из «Мне без тебя не жить». А ты ведь любишь себя, правда?
Что-то ужалило Джерета в щеку. Он дернулся и тут же всё понял.
— С-сука! Чем ты меня?
— Этот яд, Джерет, — холодно произнесла Тирра, опуская духовую трубку, — начинает действовать через пять часов, если не принять противоядие. А оно есть только в нашем Доме. Но если Скай умрет, ты туда не попадешь. Так здесь и сдохнешь, ясно?
Джерет зашипел от ярости. Тирра не лгала. Теперь его жизнь напрямую связана с магом воздуха.
***
За всё время полета Лайонел не выпускал рук Эйдена. В сознание маг не пришел, но смертельный холод постепенно уходил из его тела. Когда ковер плавно опустился перед крыльцом Дома, Эшли увидел, что весь двор полон кентавров.
— Что происходит? — Мэй подскочил к ковру. — Где все?
— В Долине спящих драконов, — Лайонел поднял Эйдена на руки. — Точнее, уже не спящих. Как быстро вы сможете туда добраться? Я не умею управлять ковром, а Эйден еще неизвестно, когда придет в сознание.
— К утру доскачем, — Мэй посмотрел на небо. — А драконы?
— Улетели, — вампир покрепче прижал к себе Эйдена. — Поторопитесь, как можете. Остальным очень плохо.
Кентавр что-то прокричал на своем лающем языке. Его подчиненные сорвались с места и вылетели за ворота. Мэй задержался.
— Скай жив?
— Когда я улетал, он еще не умер, — Лайонел ответил, не оборачиваясь, чтобы не видеть упрека в глазах вожака кентавров.
***
Джерет приоткрыл правый глаз. Левый он плотно зажимал ладонью. Неужели придется носить повязку? Отзвуки серебряного смеха еще слышались где-то в глубине сознания. «Теперь ты будешь видеть очень многое, Джерет. Конечно, если научишься управлять своим новым зрением. Прощай, ученик дракона!»
Драконы воспринимают мир гораздо богаче, чем люди и фэйри. У них другое зрение и больше органов чувств. Дей, ради интереса, попытался усовершенствовать Джерета так, чтобы он видел тепло и холод и воспринимал магические волны. Именно тогда левый глаз Джерета потемнел. Но видеть даже одним глазом, подобно дракону, оказалось слишком мучительно. Дей засомневался, что рассудок молодого мага выдержит такие нагрузки, и остановил опыт. Тогда Джерет от всей души радовался прекращению пытки, хотя в результате он значительно усовершенствовал собственные способности. А сейчас опыт Дея довершили. Жестко и безжалостно.
Джерет снова попытался открыть левый глаз. Но взбаламученное пространство вокруг ослепляло, оглушало, вызывало тошноту и желание зарыться куда-нибудь поглубже в нору. Теперь он видел самую суть магии. Это было ужасно. Джерет закрыл глаза. Стало легче. Но всё равно он продолжал воспринимать мир каким-то новым чувством без названия.
«Каким глазом ты меня видишь?» — недобрый вопрос, который фэйри задают людям с истинным зрением. Джререту оставалось надеяться, что никто, еще более могущественный, не задаст этот вопрос ему. Его бросало то в жар, то в холод. Накатывала обморочная слабость. И как прикажете в таком состоянии еще и Ская вытаскивать с того света?! Но яд, который он сейчас воспринимал как крохотное черное семечко, готовое выпустить росток, был сильным стимулом. Придется перестать себя жалеть и начать действовать.
Джерет подтянул к себе бесчувственного Ская, уложил головой на колени. На долю секунды приоткрыл глаза. Увиденное его заинтересовало так, что даже отвлекло от болезненных ощущений. Вот, оказывается, как выглядит проклятье! Черное кружево паутины, жесткие липкие нити, не дающие вырваться... чему? Или точнее, кому? Пока Скай без сознания, можно попробовать найти начало этого рукоделия.
Джерет уселся поудобнее, насколько это возможно на сырой земле, для устойчивости привалился спиной к шершавому камню.
— Даже не думай как-то воздействовать на нас, — подала голос Инна. — Мы готовились драться с драконами. Так что яд — не самое смертельное, что имеется в нашем арсенале.
— Не сомневаюсь, — процедил сквозь зубы Джерет. Этим девкам он отомстит так, что они на всю оставшуюся жизнь запомнят. А Скай не умрет, о нет. И дело не только в яде, теперь это уже вопрос принципа.
Джерет открывал глаза только на короткие мгновения, прощупывая глубину проклятья. Магу было всего около пятидесяти лет. Феноменально! Мальчишка просто вундеркинд в волшебном искусстве. Джерет опустился сразу на три десятка лет. Проклятье было на месте. Значит время учебы отпадает. Глубже — в детство. То же самое. Да его что, при рождении прокляли? Не может быть...
Джерет замер, потрясенный открывшейся ему правдой. Нужно выяснить, кто мать Ская. Какое существо способно сотворить такое с собственным ребенком и зачем? Очень интересно.
Скай едва заметно шевельнулся. Джерет нащупал его руки, сжал в своих ладонях. Теперь, когда он знал правду, дело пошло легче. Медленно, но верно маг воздуха возвращался в этот мир. Послышался облегченный вздох Инны. Видимо, она тоже уловила изменения в состоянии брата. Джерет придвинул голову Ская ближе к себе. Определенно, стоит снять это проклятье. Но в более подходящей обстановке. Сейчас Джерета нервировал вопрос времени. Из отпущенных ему пяти часов осталось четыре. Хорошо бы Эшли поторопился.
***
Лайонел разжег камин в гостиной, уложил Эйдена на ковер поближе к огню. Снял с мага кожаную куртку, испачканную в земле. Снова взял его за руки.
— Эйден, пожалуйста, очнись! Нам нужно спасать твоих друзей.
Маг огня не отозвался. Лайонел наклонился и поцеловал его в сухие, безответные губы. Чудо не произошло, Эйден по-прежнему оставался без сознания. Но и хуже ему, вроде бы, не становилось. Эшли сбегал в столовую, пожелал себе полный стакан крови. Осушил залпом. Силы ему в эту ночь еще потребуются. Потом заказал для Эйдена его любимый «Золотой лес».
По возвращении в гостиную его ждал приятный сюрприз. Эйден открыл глаза. При виде Лайонела попытался улыбнуться, но не вышло.
— Выпей, — Эшли приподнял ему голову. — И быстрее приходи в себя. Мне нужен большой ковер-самолет, слышишь? И инструкции по его управлению.
Эйден с трудом осилил половину бокала.
— Ковер здесь, — он указал глазами на пол. — Вытащи на улицу... Каплю крови... чтобы признал тебя... Запоминай...
Эшли внимательно выслушал слова заклинания.
— Я скоро вернусь, — он поднял Эйдена и перенес на диван. — Продержишься?
— Да... Лайонел?
— Что?
— Ты любишь Джерета?
Эшли, который только что скатал ковер, уронил его себе на ногу.
— Давай мы потом с этим разберемся, хорошо? — он собрал по комнате диванные подушки и обложил ими Эйдена. Подбросил еще дров в камин. Маг следил за ним такими грустными глазами, что Лайонел не выдержал. — Да не люблю я его, успокойся. Ничего такого между нами нет и не было.
Эйден вздохнул и улыбнулся слабым подобием своей прежней улыбки.
— Это хорошо... Потому что я тебя люблю, Лайонел.
Вампир остановился в дверях в обнимку с ковром.
— Да? Всё так серьезно? Ну ладно, если до утра не передумаешь, мы с тобой это обсудим, — и ушел.
Эйден зарылся в мягкие подушки и закрыл глаза. Во сне время летит быстрее.
 
Глава 7. Новый глава Совета
— Джерет?..
Он скорее угадал, чем услышал шепот Ская.
— Я здесь. С возвращением в мир живых.
Скай начал мелко дрожать. Джерета ночная сырость не донимала только потому, что его снова охватил жар. Скай повернул голову и прижался щекой к его ноге.
— Где все?
— Твоя сестра и Тирра здесь, — Джерет чуть кивнул в сторону, где, обнявшись, спали девушки. — Эйдена забрал Эшли.
— Хорошо... — Скай вздохнул. — А ты правда был учеником дракона?
— В какой-то степени, — Джерет дернул щекой. — По крайней мере, я у него многому научился.
— Расскажи...
— Это слишком длинная история.
Рассказывать, при каких обстоятельствах они с Деем встретились, и сколько ему пришлось пережить за десять лет, пока старый дракон не наигрался с ним, Джерету не хотелось.
— Скай?! — Инна проснулась и приподняла голову, всматриваясь в темноту. — Мне показалось, что я тебя слышу?
— Я в порядке, — голос Ская окреп. — У вас всё хорошо?
— Насколько это возможно при данных обстоятельствах, — Тирра тоже проснулась. — Сколько времени прошло?
— Если ты интересуешься, сколько мне осталось жить, то всего час, — язвительно откликнулся Джерет.
— Что?! — Скай попытался подняться, но Джерет придержал его за плечи.
— Джерет! — с болью воскликнула Инна, — Это же неправда. Мы проспали всего два часа. Зачем ты его тревожишь?
— Я его подготавливаю, — ледяным тоном ответил ей Джерет. — Часом меньше — часом больше особой роли не играет. Эшли не успеет, это уже ясно. Скай, мне очень жаль, но скоро я умру. Потому что подруга твоей сестры меня отравила.
— Ублюдок... — бессильно выдохнула Тирра. — Мог бы и промолчать.
— Зачем, Тирра? — Скай всё-таки сел.
— Это был единственный шанс тебя спасти, Кай, — Инна судорожно вздохнула. — Ну, может, не единственный, но мы плохо соображали в тот момент... Я так за тебя боялась! Кай, всё будет хорошо, Лайонел успеет, я чувствую!
Скай сжал руку Джерета.
— Прости, если можешь, — он сглотнул. — Знаешь, Инна, я ведь целых три минуты был счастлив. Какой яд?
— С этим ничего не поделаешь. Поможет только противоядие, — тихо ответила Тирра.
— Какой яд?! — ярость придала магу воздуха сил. — Я пока еще глава Совета. И я приказываю тебе ответить!
Джерет наслаждался спектаклем. Он уже полчаса как почуял приближение ковра-самолета. Удовольствие подпортил только вернувшийся озноб.
— Вытяжка из Поцелуя смерти, — неохотно ответила Тирра.
Скай упал головой на колени и застонал.
— Что, очень мучительная смерть? — заинтересовался Джерет.
— Лучше бы я умер... Всё равно я не переживу тебя!
— Не смей так говорить! — Инна расплакалась. — Еще есть время, только не думай о смерти, умоляю тебя!
Тирра вскинула голову.
— Ковер уже близко, я слышу!
Джерет хмыкнул. Ковер-самолет не садился, а пикировал в долину.
— Если Лайонел не научится управлять этим лоскутом, мы все умрем.
— Сам бы попробовал! — послышался голос вампира. — О-ох, вот это посадка...
Джерет со стоном поднялся и потянул за руку Ская.
— Дойдешь? Или донести?
— Я сам.
Маг воздуха дошел до ковра, почти не спотыкаясь, хотя Джерету и пришлось его поддерживать. Лайонел довел Инну с Тиррой. Ковер был большой, но впятером на нем оказалось тесновато. Джерет прислонился спиной к Лайонелу, крепко прижав к себе Ская. Тот снова ослабел, с трудом удерживаясь в сознании. Джерету казалось, что маг воздуха считает про себя минуты. Он и сам начал волноваться. Едва ли перегруженный ковер разовьет большую скорость. Тирра вдруг спрыгнула с уже начавшего подъем ковра.
— Инна, противоядие в моей лаборатории. На третей полке слева от двери, синий флакон.
Инна вздохнула и тоже слезла с ковра.
— Так будет еще быстрей. Кай, ты ведь найдешь противоядие?
— Да, — Скай оживился. — Извини, Лайонел, но тебе придется слетать за ними еще раз.
— Скоро сюда кентавры прискачут, — Лайонел не понял, что происходит, но не стал тратить время на выяснение.
— Отлично! — Инна помахала им рукой.
— Кому требуется противоядие? — Эшли обернулся к Джерету.
— Мне, — он рискнул открыть глаза. — Ты можешь ускорить ковер?
— Если очень нужно, — Лайонел неохотно пробормотал какие-то слова. Ковер ринулся вперед так резко, что все упали друг на друга.
Зато ветер окончательно привел в чувство Ская. Оказавшись в своей стихии, маг воздуха сел, высвободившись из рук Джерета.
— Я понимаю, такое трудно простить, — он горько усмехнулся. — Но они сделали это ради меня. Есть древнее право выкупа мести. Всё, что захочешь, Джерет. Только не трогай их.
— Я подумаю, — Джерет с наслаждением вытянулся на ковре, прикрыв локтем глаза. Отказываться от мести он не желал. Всё равно на общую благодарность Совета уже можно не рассчитывать. Придется искать другие способы заполучить всю четверку в должники.
Эшли цепко глянул на них. В долине произошло что-то очень нехорошее. Надо бы выяснить, что именно, и не сводить глаз с Джерета.
 
По возвращении Скай каким-то чудом не просто встал на ноги, но почти бегом кинулся в Дом. Эшли скатал ковер и понес его в гостиную. А Джерет застыл на пороге. Магия, собранная в этом месте, оглушила его, как сильнейший музыкальный аккорд, сопровождаемый салютом. Ему потребовалось несколько минут чтобы решиться войти внутрь. Джерет сел на лавочку в прихожей, сжав ладонями виски. У него было ощущение, что голова сейчас взорвется.
— Зажми нос и пей, — вернувшийся Скай поднес к его губам флакон с очень вонючей жидкостью.
Джерет глотнул и запрокинул голову, чтобы невыносимая горечь не хлынула обратно.
— Ты уверен, что взял нужный пузырек? — прохрипел он.
— Уверен, — Скай сел рядом. — Теперь всё в порядке, — сонно пробормотал он.
Джерет ощутил, как внутри растворяется ядовитое семечко, и вздохнул с облегчением. Скай уже спал, привалившись к его плечу. Джерет еще посидел, пробуя приспособиться к новым ощущениям. Со временем он, возможно, научится наслаждаться этой цветомузыкой. Но пока что новая реальность разрывала сознание на части. Всё, что ему хотелось сейчас — это принять ванну и завалиться спать. Но Скай еще требовал присмотра. Джерет взвалил его на плечо и вслепую, касаясь стены кончиками пальцев, пошел по коридору.
Теперь он чувствовал малейшие изменения магического фона в Доме. Вот вспыхнула крохотная искорка — это Эйден проснулся. Джерет прикинул, какие возможности открываются перед ним, и воодушевился.
Дом сам привел его к комнате Ская. Джерет сгрузил его на постель и отправился в ванную. Ароматы здесь плавали приятные. Вкусы у них с главой Совета определенно во многом совпадают. Это было дополнительным бонусом в предстоящей игре.
***
Эшли был уверен, что двигается совершенно бесшумно. Но, расстелив ковер в гостиной, обнаружил, что Эйден проснулся.
— Как они? — почему-то шепотом спросил маг огня. — Скай умирает, да?
— Для умирающего он слишком шустро двигается, — Лайонел присел на край дивана. — Не знаю, что у них там произошло, но спасать пришлось Джерета. Как я понял, его отравила одна из девушек. Кстати, Тирра с Инной вернутся позже, с кентаврами. Пожертвовали собой ради скорости ковра.
— Если яд, то это Тирра, — Эйден задумчиво посмотрел на потолок. — Ее логику я понять могу.
— Да, пожалуй, я тоже понял, — Лайонел хмыкнул. — Вот только с Джеретом такой фокус безнаказанным не пройдет. Скай предложил ему выкуп мести, но пока что ответа не получил.
— Придется их как-то помирить. Что-нибудь придумаем. Да я ему лично пол-ярмарки скуплю, лишь бы всё уладить.
Эйден завозился в куче подушек, сел и вопросительно уставился на вампира блестящими черными глазами.
— Ты сказал, что мы обсудим наши отношения.
— Я сказал, что мы обсудим их утром, — Лайонел выразительно посмотрел за окно, где едва-едва забрезжили предрассветные сумерки. — Ты спи пока, набирайся сил. Или принести тебе поесть?
— Я бы выпил чего-нибудь тонизирующего.
Лайонел сходил за бокалом «Золотого леса». На этот раз Эйден выпил всё. Снова улегся на диван, поворочался, сбросив половину подушек, и сел.
— Пожалуй, я лучше переберусь к себе.
— А здесь тебе чем не нравится? — Лайонел подхватил покачнувшегося мага. — Ладно, пойдем, провожу.
По дороге он заподозрил, что Эйдену не настолько плохо, как тот изображает. Когда на пороге своей комнаты Эйден начал театрально падать в обморок, Лайонел чуть не засмеялся. Не слишком церемонясь, он дотащил мага до кровати и сходил в ванную. Вернувшись, вылил на голову Эйдену кувшин воды.
— А-а-а!.. — тот захлебнулся и резво вскочил.
— Вижу, тебе уже значительно лучше, — удовлетворенно кивнул Эшли. — Тогда я пожалуй, пойду.
— Я веду себя совершенно невыносимо? — Эйден вытер лицо рукавом рубашки и, понурившись, сел на пол у кровати. — Лайонел, я просто с ума схожу по тебе. Не уходи. Пожалуйста.
Эшли слегка улыбнулся и сел рядом. Некоторое время они молчали.
— Я не такой, как лорд Джулиан, — глядя на свои руки, заговорил Эйден. — И в любом случае, сейчас я даже спичку не смогу зажечь, не то что спалить кого-то. Лайонел, ты же меня вытащил, значит я тебе небезразличен.
— Глупо отрицать очевидное. Хотя так стремительно у меня еще ни с кем отношения не развивались, — Эшли стряхнул с плеча воду, накапавшую с волос Эйдена, и поднялся. Протянул руку. — Пошли.
— Куда? — удивленно поднял голову Эйден.
— В мою комнату. Там постель сухая.
***
Кентавры доставили Тирру с Инной в Город, когда утро уже перетекло в день. Мэй потратил свои невеликие магические способности, чтобы незаметно провезти девушек по улице к Дому. Ярмарка — не лучшее время, чтобы демонстрировать временную слабость членов Совета.
Расцеловав Мэя и поддерживая друг друга, Тирра с Инной поднялись на крыльцо. Замирая от недобрых предчувствий, вошли в холл. Дом встретил их теплой тишиной.
— Похоже, все живы, — облегченно вздохнула Инна.
Тирра промолчала.
— Мы откупимся, — с уверенностью, которую на самом деле не испытывала, сказала Инна. — Джерет не чудовище. Иначе бы Скай в него не влюбился.
Тирра скептически хмыкнула.
— Давай сначала отдохнем как следует. Не будем облегчать Джерету его месть.
***
Скай проснулся за полдень. С удивлением обнаружил, что спал, прижавшись к Джерету, который почему-то одет в его халат. Скай осторожно приподнялся. Он не понимал, что сделали драконы с Джеретом, но чувствовал его боль. Скай пожевал губу, глубоко вздохнул и снял свой перстень главы Совета. Надел его на безымянный палец левой руки Джерета. Теперь вся магия Дома будет защищать и лечить его. Это кроме всего прочего.
Скай выбрался из постели и побрел в ванную. Потеря силы — не повод выглядеть как умертвие, тысячу лет пролежавшее в кургане.
 
Джерету опять снились Темнолунные холмы. Он шел по знакомым, заросшим клевером дорожкам, но почему-то никак не мог выйти к замку. Вместо него на пути снова и снова появлялось болото. Под ногами чавкала зеленая жижа, из ее глубины выползал скользкий шепот, но слов Джерет разобрать не мог. И вдруг он оказался в пещере. Было жарко и пахло драконом. Темнота открыла огромные золотые глаза.
«Ты так и не набрался мудрости, Джерет».
«Дей?»
«Как тебе пришло в голову назваться моим учеником?»
«Но ты действительно учил меня!»
«А ты плохо учился. Слова имеют силу. Согласно правилам, ученик мага обретет свободу, только когда докажет, что стал мастером — равным или превосходящим учителя. Ты еще не понял, на что обрек себя?»
«Ты же улетел!»
«Ради такого случая я вернусь. Готовься доказать свое мастерство, Джерет. И учти, если ты не сдашь этот экзамен, я тебя убью. Потому что не намерен снова возиться с тобой».
 
— Джерет, проснись!
Он открыл глаза и тут же зажмурился. Мозг по-прежнему отказывался воспринимать многократно усложненную картину мира. Хотя почему-то ему стало значительно легче.
— Тебе что-то плохое снилось? — Скай отдернул руку.
Джерет посмотрел на него из-под ресниц. Скай уже привел себя в порядок и выглядел гораздо лучше, чем ночью. Но время от времени его сотрясала дрожь. А кроме того, теперь в глазах Джерета глава Совета двоился. Четко виделся второй, истинный облик, почти задушенный паутиной проклятья. Пожалуй, ждать не стоит. Можно попробовать распутать это черное макраме уже завтра.
— Со своими кошмарами я справлюсь, — Джерет поднял левую руку. — Что это?
— Пару дней я буду не в состоянии исполнять свои обязанности, — пояснил Скай. Он сел на край постели, подальше от Джерета. Было заметно, что ему хочется прилечь, но маг держался. — Меня заменишь ты. Кольцо — не просто символ власти. Это гарантия, что вы с Тиррой не убьете друг друга.
— Хороший ход, — признал Джерет. Возможности перстня он уже оценил. Кроме всего прочего, артефакт поддерживал его самочувствие на приемлемом уровне. — И что мне придется делать?
— Прямо сейчас вам с Лайонелом пора в Город. Во время ярмарки нам приходится время от времени оказывать помощь страже. Надеюсь, завтра к вам смогут присоединиться Тирра с Инной. Возможно, что и Эйден. Возьмите с собой вот это, — он достал из ящика прикроватного столика два складных зеркальца. — Мы держим по ним связь друг с другом. Если что, вызывайте меня.
Зеркальца отозвались радужными аккордами. Джерет поморщился. Придется надеть повязку на левый глаз. Иначе на ярмарке он с ума сойдет. Джерет потянулся как кот, заставив Ская покраснеть.
— Кай, как ты себя... Ой! — Инна, заглянувшая в комнату, уставилась на Джерета округлившимися глазами. Он улыбнулся и демонстративно поправил халат.
— Мне гораздо лучше, — бодро ответил Скай.
— Я рада, — Инна обожгла Джерета ледяным взглядом голубых глаз. — Главнокомандующий стражей прислал слезную просьбу разобраться с нагами. Они по-прежнему считают, что законы ярмарки на них не распространяются. Что будем делать? Эти змеи сразу почуют нашу слабость.
— Десять минут ситуация еще терпит? — Джерет поднялся. — Сейчас соберусь и найду Эшли.
Он отстранил опешившую Инну и вышел из комнаты.
— Ты дал ему свой перстень?! — Инна захлопнула дверь и кинулась к брату. — Ему?!
— Не кричи, — вздохнул Скай. — Кому я должен был его передать? Лайонелу? Он, конечно, более ответственный, но не разбирается в волшебстве. А кроме того, глава Совета, даже временный, не может причинить вреда своим подчиненным.
— Зато он получил законную возможность над нами измываться, — Инна покосилась на смятое одеяло. — А ты с ним?..
— Нет, — Скай положил подушки повыше и прилег. — Любовь не делает меня слепым, Инна. Я понимаю, что Джерет способен на коварство. Поговори с Тиррой. Пусть постарается сдерживаться.
Инна задумчиво покивала.
— Одно хорошо, срыв нам теперь уже точно не грозит.
***
— Это что за карнавал? — зевающий Эшли открыл дверь своей комнаты и удивленно приподнял бровь. — В пираты подался?
Черная бархатная повязка на левом глазу Джерета смотрелась эффектно. Особенно в сочетании с черной курткой и переливчатым серым плащом.
— На своем любовнике упражняйся в остроумии, — Джерет нетерпеливо притопывал ногой. — У тебя минута на сборы.
— Ты не слишком обнаглел? — вампир прищурился. — По какому праву ты вздумал здесь командовать?
Джерет продемонстрировал перстень.
— Или ты через две минуты окажешься на крыльце, Лайонел, или один отправишься разбирать конфликт с нагами. Я дважды свои приказы не повторяю, — он развернулся на каблуках и направился по коридору в сторону выхода.
Эшли передернулся, но принялся одеваться. На кровати зашевелился Эйден. Его всклокоченная рыжая голова показалась из-под одеяла.
— Что-то случилось?
— Еще нет, но непременно случится, — Эшли дернул шнурки, завязывая ворот колета. — Делайте что хотите, но срочно поднимайте Ская на ноги. Долго под командованием Джерета я не выдержу!
— Скай передал ему перстень, — пояснила Тирра, вместе с Инной, вошедшая в комнату. — Нас ждет пара веселых дней. Удачи тебе, Лайонел, — напутствовала она вампира.
Эйден, завернувшись в одеяло, сосредоточенно о чем-то размышлял.
— Ага... — протянул он. — Понятно. Тирра, постарайся не встречаться пока с Джеретом. Иначе он тебя спровоцирует, а потом с полным правом наложит какое-нибудь дисциплинарное заклятие.
— Не буду я от него бегать! — Тирра непреклонно скрестила руки на груди.
Инна и Эйден переглянулись и синхронно воздели глаза к потолку.
***
— Сэр Скай болен?! — главнокомандующий стражей сэр Натаниэль Лоули оказался высоким и широкоплечим, с копной седых волос. Хотя старым не выглядел. — И остальные тоже? О боги, за что нам это! В разгар ярмарки... — он с сомнением оглядел Джерета и Лайонела. — Ладно, будем работать с чем есть. Проблема, господа, состоит в том, что наги воздействуют на сознание людей, хотя это строго запрещено на территории Города. Они богаты, как драконы, но при этом считают веселой забавой брать всё, что пожелают, не заплатив. А доказать ничего нельзя. Они и стражникам глаза отводят.
— О силе их воздействия мне известно, — Джерет небрежно махнул рукой. — Сколько сейчас нагов на ярмарке?
— Трое. Они не любят шумные сборища. Но их молодежь иногда приезжает сюда развлекаться.
Они уже подошли к рыночной площади. Джерет уверенно ввинтился в толпу. Эшли и Лоули за ним едва поспевали. Наги обнаружились в палатке торговца коврами.
— Оставайтесь здесь и никого не впускайте, — Джерет сдернул повязку, пару секунд помедлил и откинул полог, оценивая ситуацию.
Эшли успел увидеть, как двое юных нагов обернулись на вошедшего, а еще один продолжал спокойно что-то говорить хозяину. Тот улыбался и кланялся, но глаза его при этом были совершенно пустыми. Джерет вошел в палатку и опустил за собой полог.
— Он справится с ними? — с большим сомнением спросил Лоули. — Один?
— Скоро узнаем, — Лайонел прислушался, но в палатке было подозрительно тихо. Он подождал пару минут, потом осторожно приоткрыл полог и заглянул в щелочку.
Увиденная сцена напомнила вампиру выступление заклинателя змей. Джерет спокойно стоял, насвистывая какую-то простенькую мелодию, а перед ним медленно раскачивались двое нагов. Третий клубком свернулся на коврах и негромко похрапывал. Хозяин лавки завороженно наблюдал за происходящим, не решаясь даже шелохнуться.
— Входите! — не оборачиваясь, позвал Джерет. — Сэр Натаниэль, эти господа глубоко раскаиваются в случившихся недоразумениях. И готовы компенсировать нанесенный ущерб в любом названном вами размере.
— Прекрасно! — Лоули довольно потер ладони.
Недовольно шипя, но не осмеливаясь возражать, наги отстегнули от драгоценных поясов шелковые кошельки и бросили их под ноги Лоули. Тот хищно усмехнулся.
— Маловато будет.
— Это золото! — вскинулся один из нагов.
— Лайонел, тебе не доводилось еще отведать их крови? — спросил Джерет, приглашающе указав на спящего. — Не стесняйся.
— Заманчивое предложение, — вампир широко улыбнулся, хотя не рискнул бы пить кровь нага.
Еще один кошелек перекочевал в руки главнокомандующего стражей. После чего Джерет отступил, позволив нагам покинуть палатку. Один тащил мешок с дорого обошедшимися им покупками, второй — своего спящего родича. Отмерший торговец рухнул на колени, отвешивая Джерету земные поклоны, и заплетающимся от пережитых потрясений языком выражая свою вечную признательность. Джерет гордо улыбнулся и вышел из палатки, на ходу надевая повязку. И только Эшли заметил, как подрагивают его пальцы.
— Прошу прощения за сомнения в вашей компетенции! — Лоули с жаром потряс Джерету руку. — Такого я не видел со времен покойного лорда Клайва.
— Кого? — переспросил Джерет.
— Отца Инны и Ская О, это был великий маг, земля ему пухом. Еще раз благодарю за помощь. Передавайте от меня наилучшие пожелания своим коллегам. Надеюсь завтра увидеть их в добром здравии.
Сэр Натаниэль поклонился и ушел. Эшли внимательно осмотрел Джерета.
— Силы-то еще остались?
— Больше, чем ты думаешь. Но подкрепиться не помешает.
— Что у тебя с глазом? — Лайонел завернул в ближайшую кофейню.
— Подарок от драконов, — Джерет сел за столик и с удовольствием вдохнул запах свежесваренного кофе и сдобы.
— Это увеличило твою силу?
— Всё не так просто, — Джерет жадно откусил половину булочки с изюмом. — Как бы это объяснить... Вот смотри, можно свалить человека ударом в челюсть. При этом он, скорее всего, потеряет сознание, если приложить достаточно силы. А можно нажать на определенную точку на теле. И человек гарантированно потеряет сознание. Во втором случае тратишь гораздо меньше сил.
— И теперь ты видишь эти точки?
— А кроме них еще много чего.
— Страшная вещь — эта ваша магия, — Лайонел не спеша пил кофе, поглядывая вокруг. — Слушай, а почему в Совет четырех входят только стихийные маги?
— Вероятно, потому что они наиболее выносливые. Если бы меня так «выпили», я бы умер или в лучшем случае месяца три пролежал в постели. А они уже через несколько часов поднялись.
— А когда они полностью восстановятся? — с напряженным интересом спросил Эшли.
— Могу предположить, что Тирра с Инной — через два-три дня. Скай... понятия не имею. А что касается Эйдена, — Джерет многозначительно улыбнулся, — то это во многом зависит от тебя. Всё еще боишься?
— Нет, — Эшли встал. — Пошли уже, и как ты можешь пить столько кофе?
 
Глава 8. Приворотное зелье
Инна, охватив руками колени, сидела на подоконнике в лаборатории подруги.
— Скай не восстановится в одиночестве, — Тирра раздраженно звенела пробирками на рабочем столе. — Еще одна значительная трата сил, и он умрет. Ты это понимаешь, я это понимаю, все это понимают, но не решаются что-то сделать! Из-за глупейших моральных принципов!
— То, что ты предлагаешь, — это на грани подлости. Кай не простит, если узнает.
— Не узнает. Я точно высчитаю дозу, на пару недель хватит, а потом они разбегутся.
— Уверена?
— Они несовместимы, Инна. Но Скаю сейчас нужна любовь. Даже такая.
— Убедила. Пойду готовить ужин. Эйдену скажем?
— Не стоит.
Как только Инна ушла, Тирра надела на лицо маску и, соблюдая крайнюю осторожность, откупорила флакон с «дурью», который отдал ей Эйден. Она уже третий год проводила эксперименты с этим препаратом и точно знала, какую микроскопическую дозу следует отмерить для задуманной цели, чтобы не нанести вреда. Запах вина полностью перебьет сладковатый аромат приворотного зелья. Джерет не ожидает подвоха, ведь он полагается на защиту кольца. Тирра довольно улыбнулась. Будет приятно посмотреть на этого выскочку, потерявшего от любви голову.
***
Работы для мага на ярмарке хватало. Джерету несколько раз приходилось вмешиваться, чтобы навести порядок в рядах, где торговали волшебными артефактами. Некоторые товары заинтересовали его, но покупать он пока ничего не стал. Для Лайонела нашлось дело только однажды, когда подвыпивший тролль начал похваляться своей силой, опрокидывая прилавки. Эшли скрутил буяна за считанные секунды, даже не запыхавшись. И передал подоспевшим стражникам, которые посмотрели на вампира с огромным уважением.
С приближением сумерек ярмарка начала затихать. Джерет мог только приветствовать закон, запрещавший рыночную торговлю в темное время суток. У него снова разболелась голова от звуков и сияния разнообразной магии. Даже начало подташнивать. А кроме того, он никак не мог решить, действительно ли с ним говорил Дей, или дракон был всего лишь кошмарным сном? Превзойти дракона невозможно. Стало быть, если он действительно прилетит, Джерет обречен. Но что если видение было всего лишь прощальной шуткой драконов? Такой черный юмор вполне в их духе. По дороге в Дом, Джерет окончательно убедил себя в этой трактовке кошмара и повеселел.
***
Обычно маги ужинали в разное время и зачастую в своих комнатах. Но в этот раз Лайонел застал всех в столовой. Несколько столиков были сдвинуты вместе и уставлены всевозможными блюдами.
— Праздничный ужин для героев дня! — Эйден, улыбаясь, отодвинул стул для Лайонела рядом с собой.
— Предупреждать нужно, я бы хоть оделся соответствующим образом, — Эшли по возвращении только умылся и снял колет.
В столовую вошел Джерет, успевший переодеться в бежевую рубашку с кружевами и черный жилет. Он снял повязку и теперь нервно щурился на стоявшие на столе свечи. Его стул стоял рядом со Скаем, напротив Тирры. Джерет коротко улыбнулся. Попытка заключить мир? Ну-ну...
— Все в сборе! — Инна хлопнула в ладоши. — Дамы и господа, давайте выпьем за Джерета и Лайонела, которые так неожиданно появились в Доме, но уже совершили немало славных дел!
Эшли засмеялся и поднял бокал. Все посмотрели на Джерета. Чуть помедлив, он тоже поднял свой. Вино было великолепным, не хуже, чем в его родном мире. И с каким-то едва уловимым, очень приятным оттенком. Словно заблудившийся блуждающий огонек танцевал в глубине бокала. Даже пульсирующая в висках боль притихла.
Тирра подавила улыбку. Скай получит хоть немного любви. Он это заслужил. Она прислушалась к застольной беседе. Говорили в основном Инна и Эйден. Вспоминали прошлые совместные приключения, выбирая самые забавные. Скай рассеянно улыбался шуткам, но почти не вмешивался в разговор. Как ни странно, помалкивал и Джерет. Создавалось ощущение, что он не совсем хорошо себя чувствует. Тирра засомневалась, не войдет ли зелье в противоречие с магией драконов? Может, следовало сначала выяснить, что они с ним сделали?
— Ты подумал над моим предложением? — негромко спросил Скай, повернувшись к Джерету.
— Всё, что угодно? — Джерет налил себе еще вина. — Я склонен его принять. Завтра я сформулирую свои желания.
— Хорошо, — Скай вздохнул с облегчением. — Тирра — славная девушка, просто она иногда совершает необдуманные поступки.
Джерет встретился взглядом с Тиррой. Она смотрела... с ожиданием? Нет, скорее с предвкушением чего-то увлекательного.
— Может быть, не стоит ждать до завтра? — Скай перехватил его взгляд и снова забеспокоился. — Или у тебя такой длинный список, что ты его всю ночь составлять будешь?
Джерет не ответил. Он только что отпил вино. Вкус был тот же самый, но отсутствовал танцующий блик, который понравился ему в первый раз. Странно, ведь бутылку не меняли. Та-ак... Что ему подлили в бокал? Причинить вред, пусть временному, но главе Совета, никто в Доме не может. Следовательно, это что-то безопасное для здоровья. Джерет прислушался к себе, но ничего особенного не ощутил. Если бы не новое зрение, он бы вообще ничего не заметил.
— С тобой всё в порядке?
Скай озабоченно дотронулся до руки Джерета. От этого прикосновения по всему телу пробежала сладкая дрожь. Так вот оно что! Приворотное зелье. Ах, Тирра, как ты подставилась, дорогая!
— О да, я прекрасно себя чувствую, — промурлыкал он и сжал тонкие пальцы мага воздуха. Синие глаза Ская изумленно распахнулись, он покраснел. Краем глаза Джерет заметил, как переглянулись Тирра с Инной. Да тут целый заговор. «Ты так заботишься о своем брате, Инна? Хорошо же, скоро у тебя не будет брата».
— Прошу прощения, но, похоже, мы переоценили свои силы, — Тирра зевнула. — На долгую пирушку лично меня не хватит. Нужно еще отоспаться. Инна, ты идешь? Джерет, завтра мы составим вам с Лайонелом компанию.
— И я тоже, — Эйден прижался к плечу Эшли.
— Рад слышать, — Джерет вальяжно забросил правую руку на спинку стула Ская. — Завтра заканчивается ярмарка. Сэр Натаниэль просил проследить за благополучным разъездом. В Город, как я понял, ведут четыре дороги. Эйден, Тирра, Инна и Лайонел — городские ворота на ас.
— По одному? — Эйден недовольно нахмурился. — Но Лайонел не маг!
— Я помню, — Джерет подцепил пальцем прядь волос Ская. — Он будет на главных воротах, вместе с усиленным нарядом стражи. Тирра — на восточных, Эйден — на южных, Инна — на западных.
— Почему именно так? — Тирра прищурилась.
— Классический крест, — Джерет радушно улыбнулся ей. — Тебе что-то не нравится?
Скай оглядел всех и поднялся.
— Вполне разумное распределение сил. Если возникнут серьезные конфликты, немедленно связывайтесь со мной.
Джерет дернул бровью. Похоже, кольцо Скай ему передал исключительно, чтобы обезопасить Тирру, однако последнее слово в Доме по-прежнему остается за ним. Ладно, посмотрим еще, кто здесь будет главным.
Скай дождался, пока все выйдут из столовой.
— Джерет, может объяснишь, что именно с тобой сделали драконы?
— Поделились своими возможностями, — Джерет приобнял его за талию, направляя к выходу. — В том, что касается магии, для них нет тайн. Кстати, о тайнах. Я заметил, что ты не удивился, когда они упомянули о проклятье. Давно знаешь?
Скай напрягся.
— Это только мое дело. Спокойной ночи, — он вывернулся из-под руки Джерета и быстро пошел по коридору. Его заметно качало, но осанку маг воздух держал безупречную.
«Надо же, какая гордость! — Джерет нехорошо усмехнулся. — Ничего, скоро ты будешь мне должен по гроб жизни».
В свою комнату он не пошел, решив подождать в гостиной, пока все уснут. Для надежности немного изменил волны магии дома — так, чтобы они несли успокоение и сон. Троим он сейчас нарушил планы на ночь, ничего, зато выспятся про запас. Завтра кое-кому из них спать вообще не придется.
Джерет выскользнул в коридор, направляясь к комнате с лампой. Сейчас он видел ее как клетку, а джиннину — яростной пламенной птицей. Джерет потер лампу. Над ней заклубился туман, постепенно сгущаясь.
— Можешь не принимать человеческий образ, если не хочешь, — Джерет подождал ответа, но слов не последовало. Лишь яркие картинки — взломанная клетка, а потом — россыпь сокровищ у его ног. Разум джиннины отличался от всех ему известных. Слова она воспринимала с трудом. Придется общаться образами. Так... Распахнутая клетка, множество дорог. Поймет ли? Она уловила его вопрос. Джерет увидел небо, облака, ощутил стремительный полет. Горы, долина с гейзерами. Свободная пляска духов. Потом снова небо, всё выше и выше, где кончается атмосфера. Так вот где обитают джинны!
Джерет нарисовал портреты всех четырех магов. Они тут же взорвались, разлетевшись кровавыми ошметками. Он поморщился. Джиннина с неохотой вернула магов к жизни. Джерет нарисовал иную картину — с участием одной Тирры. Джининна внесла небольшое, но крайне жестокое изменение. Джерет вернул картинку в прежний вид. Туман перед ним сгустился, обрел багровый цвет. Возникло ощущение хищника, у которого отнимают добычу. Джининна заметалась по комнате. Вспыхивали и гасли соблазнительные образы сокровищ, магических артефактов в кладовых Дома, картина Города с высоты птичьего полета.
Джерет смел все предложения взмахом руки. Джининна смирилась. Воспроизвела его картинку, медленно, элемент за элементом, словно уточняя. Он кивнул.
— А пока вернись в лампу. Завтра я отпущу тебя, — Джерет заколебался, как передать образ времени, потом представил себе заходящее солнце. Она поняла, но в лампу вернулась с крайней неохотой. Джерет перевел дух. Кольцо не позволяло ему нанести вред Тирре. Но он сам ничего ей и не сделает. Просто благодарная за освобождение джининна выполнит одну из его фантазий.
Предвкушая предстоящее развлечение, Джерет вернулся в свою комнату и завалился спать.
***
В пещере дракона было темно. Ориентироваться приходилось исключительно на слух и на ощупь. Осветить себе дорогу Джерет не решался, хотя знал, что дракон улетел час назад. Но мало ли, какие ловушки установлены вокруг клада? В этой пещере сгинуло как минимум пятеро магов, не слабее его. Продвигаясь по узкому, извилистому коридору в глубь горы, Джерет уже ликвидировал три смертоносных капкана.
Тьма впереди начала рассеиваться. Там что-то светилось и переливалось всеми цветами радуги. Джерет еще более замедлил шаги. Осторожность была вознаграждена — он вовремя заметил еще две ловушки. А потом перед ним открылась пещера с россыпью светящихся драгоценных камней на стенах и потолке. В ее центре, в лучших традициях сказок, возвышалась гора сокровищ. Для отвода глаз, не иначе.
Джерет постоял, привыкая к яркому разноцветью. То, что ему нужно, едва ли будет в этой куче. Магические артефакты хранят отдельно. Он медленно двинулся в обход пещеры. На ее стенах чего только не висело. Неимоверным усилием воли Джерет заставил себя не отвлекаться. Ага, вот и она — простая на вид флейта из темного дерева с облупившимся лаком. Джерет внимательно осмотрел стену вокруг нее. Никакой сигнализации? Да неужели? Скорее он в ангелов поверит. Джерет натянул заговоренные кожаные перчатки. Осторожно поводил рукой перед флейтой. Еще более осторожно коснулся ее, по-прежнему не ощущая никакой маги.
            «Похвальная выдержка и целеустремленность, — насмешливый мелодичный голос прозвучал в голове Джерета, заставив его отпрыгнуть от флейты. — Да и магически ты весьма одарен. Мог бы сделать блестящую карьеру».
Джерет метнулся за кучу сокровищ. Проклятье, как огромный дракон смог подобраться к пещере совершенно беззвучно?! Оставалось надеяться, что он не будет расплавлять собственный клад ради удовольствия сжечь вора.
— Здравствуй, Дей, — Джерет постарался придать голосу спокойную уверенность. — Не будешь ли так любезен сказать, какую ловушку я не заметил?
«У самого входа установлена сигнализация. Не совсем магическая, но зато надежная. Избавляет от необходимости защищать каждый артефакт по-отдельности. А теперь назовись. Ты знаешь мое имя, но я не знаю твоего».
— Твое имя известно всем магам Подземелья, — Джерет не подхалимничал. Дей действительно был весьма известен в определенных кругах. — А меня зовут Джерет.
«Я слышал о тебе, — Дей негромко засмеялся, уловив удивление незваного гостя. — Приходится, знаешь ли, следить за подающими надежды юными дарованиями. Это окупается».
Справа от Джерета к стене было прислонено серебряное зеркало. В нем отражался темный вход в пещеру и светящиеся золотом глаза дракона. Джерет никогда не пытался применить свой дар к кому-либо, кроме людей. Но мечта дракона была столь сильной, что ощущалась всей кожей.
— Мы можем договориться, Дей, — торопливо предложил он, заметив, что хозяин клада начал двигаться в его сторону. — Ты страдаешь от бессонницы, да? Я могу тебя вылечить.
«Хм-м... Заманчивое предложение. Дай-ка я посмотрю на тебя поближе».
Джерет не стал убегать, хотя ему было очень страшно. Дракон приблизился почти вплотную.
«Судя по виду, среди твоих предков были не только люди, но и гоблины, и даже эльфы? Интересно. Что ж, я согласен предоставить тебе шанс, — дракон лег, по-собачьи положив огромную голову на передние лапы. — Но учти, мне не смогли помочь лучшие целители пяти миров».
— У меня свои методы. Но если я сумею справиться с твоей бессонницей, ты меня отпустишь? Живым, целым и невредимым?
«Ты не в том положении, чтобы торговаться, малыш, — в музыкальном голосе зазвучали угрожающие нотки. — Но да, жизнь я тебе сохраню, обещаю».
Джерет кивнул, опустился на колени рядом с драконом и запел колыбельную.
«У тебя приятный голос, — Дей зевнул. — И необычный дар. Не ожидал...»
Джерет смолк только через полчаса, когда окончательно убедился, что дракон крепко спит. Прокрался по стене к выходу и с досадой обнаружил, что путь преграждает сложная паутина заклятия. Распутать ее Джерет на сумел. Магия была слишком чужой и непонятной. Он бесшумно обошел пещеру и обнаружил еще две двери. Джерет наугад открыл первую. Небольшая комната тут же ярко осветилась — под потолком вспыхнули пять магических шаров. Джерет с удивлением осмотрелся. Кровать, застеленная шелковым покрывалом, пара пуфиков с оборками, кружевная скатерть на небольшом столе, ростовое зеркало в изящной раме. Возле него — туалетный столик с множеством ящичков. Всё в золотистых тонах. Больше всего комната напоминала будуар знатной дамы. За шторой в глубине скрывалась ванная. Окон, разумеется, не было, но в потолке проделано два воздуховода, закрытых решетками. Жаль, слишком узких, чтобы пролезть.
Похоже, жизнь принцесс, похищенных этим драконом, особо тяжкой не была. Джерет разузнал о Дее всё, что мог, прежде чем решился принять заказ на флейту. Дракон довольно часто похищал людей, не обязательно принцесс, но непременно тех, кто мог заплатить определенный выкуп. Дей собирал магические артефакты, причем исключительно связанные с какой-нибудь легендой. А еще ходили темные слухи об опытах, которые дракон проводит над ворами, рискнувшими покуситься на его коллекцию.
Джерет вернулся в большую пещеру. Дракон по-прежнему крепко спал. Джерет толкнул вторую дверь. Здесь было темно. Он создал небольшой светящийся шар и остолбенел. Назвать помещение библиотекой язык не поворачивался. Книги были раскиданы как попало, и их было немного. Но за любую из них Джерет, не задумываясь, отдал бы все свои сбережения. Магические книги, считающиеся давно утраченными. Бесценные сборники заклинаний. Зачем они дракону? Джерет открыл первый попавшийся фолиант и выпал из времени.
«Какая трогательная тяга к знаниям, — музыкальный смех дракона вернул Джерета в действительность. — Выходи, побеседуем».
Фраза обнадеживала. Джерет с трудом разогнулся, потер затекшую ногу и вышел. Дракон сладко потягивался.
«Пять часов сна — неплохо для начала, — он замурлыкал, как гигантский кот. — Полагаю, еще пара сеансов твоего лечения, и с бессонницей будет покончено. Кстати, для кого ты собирался украсть флейту?»
— Я не знаю, — честно ответил Джерет. — Заказ был передан через посредника.
«Жаль, придется потратить время на расследование, — дракон склонил голову набок, внимательно изучая его. — Возможно, ты — именно то, что мне нужно, Джерет. Посмотрим».
— Нужно для чего?
«Для одного эксперимента. Весьма интересного».
— Ты обещал мне жизнь!
«А я и не собираюсь тебя убивать. Наоборот, я сделаю тебя еще более живым, Джерет. Поселю я тебя, пожалуй, в той комнате. Обстановка, конечно, задумывалась для дамы, но тебе пойдет».
Иронию дракона Джерет даже не воспринял — настолько был потрясен открывшейся перед ним перспективой.
— И как долго продлится этот эксперимент?!
«Зависит от твоей восприимчивости и моего терпения. Если очень боишься, можешь отказаться».
— Но тогда ты меня убьешь?
«Разумеется, нет. Я ведь обещал тебе жизнь. Правда, не уточнял, какую именно и насколько долгую».
Джерет мрачно кивнул. В богатстве фантазии дракона он не сомневался.
— А в результате твоего эксперимента я сохраню свое тело и разум?
«Да, и кое-что приобретешь».
— Хорошо, я согласен, — Джерет покрепче сжал за спиной руки, чтобы сдержать дрожь пальцев. — А мне можно будет читать твои книги?
Золотые глаза моргнули.
«Мда-а... Интересного питомца я приобрел. Читай. Но если ты надеешься сбежать от меня при их помощи, вынужден тебя разочаровать. Магия людей и эльфов против драконьей бессильна».
***
Джерет открыл глаза и пару минут лежал неподвижно, пытаясь понять, где он и в каком времени? Картины прошлого были такими яркими, словно произошли вчера, а не сто лет назад. Стук в дверь, разбудивший его, не прекращался. Джерет покосился на окно. Проклятье, кому он понадобился в такую рань? Он выбрался из постели и, потягиваясь, добрел до двери.
— С добрым утром, — жизнерадостно приветствовал его Эшли. — Тебе привет от сэра Натаниэля. Ему срочно требуется помощь.
— Пусть Эйден сходит, — пробурчал Джерет, зевая.
— Лоули тебя хочет, — Эшли выглядел возмутительно выспавшимся.
Джерет с чувством пожелал Лайонелу вместе с Лоули всяческого благополучия на необитаемом острове посреди вечногорящего моря. В ответ услышал пожелание сгинуть в пасти дракона.
— Впрочем нет, — добавил Эшли. — Дракона жаль, отравится.
Джерет мстительно устроил раннюю побудку для всех обитателей Дома, а сам, выпив чашку кофе, отправился к штаб-квартире городской стражи. Сэр Натаниэль встретил его с распростертыми объятьями.
— Хотел бы пожелать вам доброго утра, Джерет, но у нас большая проблема! В окрестностях Города появился единорог.
— И что? Не василиск же.
— Да лучше бы василиск! — Лоули с силой растер лицо ладонями. Было похоже, что он не спал всю ночь. — После обеда народ начнет разъезжаться с ярмарки, и эта тварь выйдет на охоту.
— Единорог плотоядный?! — удивился Джерет.
— Разумеется, — с не меньшим удивлением посмотрел на него сэр Натаниэль. — При его-то клыках. В клочья раздирает. И предпочитает человечину. Не могу же я к каждой телеге вооруженную охрану приставлять.
— Эти существа разумны? — уточнил Джерет.
— В какой-то степени, — уклончиво ответил Лоули. — Но какая разница, если он людоед!
— Он что, в единственном экземпляре существует?
— Последние десять лет, да. Где-то за горами, говорят, есть еще, но у нас, хвала Совету, всех перебили.
— Понятно, — Джерет задумался. — На что его можно приманить?
— Ну, — сэр Натаниэль вроде бы смутился. — Раньше их заманивали в ловушки. А для приманки использовали истекающего кровью человека. Использовали для этого осужденных не казнь преступников. Но сейчас у нас в тюрьме одни воры. Жаль их как-то.
— Хорошо, я этим займусь.
Джерет покинул просиявшего сэра Натаниэля и отправился обратно в Дом. По дороге завернул на ярмарку, обменял один из жетонов на трость, прекрасно фокусирующую боевые заклинания. У входа в дом Совета он успел перехватить уже собравшихся расходиться магов и Лайонела.
— Не выпускайте из города никого, пока я не дам разрешения.
— А что случилось? — встревожилась Инна.
— В окрестностях единорог, — не вдаваясь в подробности, Джерет взбежал по ступеням.
Эйден присвистнул.
— Держу пари, это тот самый зверюга, которого никак не мог отыскать твой отец, Ини. Помнишь?
— Еще бы, — Инна озабоченно оглянулась на дверь. — Надеюсь, Джерет его быстро найдет. Иначе у ворот такие заторы образуются, что нам всю ночь придется дежурить.
 
Глава 9. Единорог
Джерет первым делом направился в столовую. Охотится на голодной желудок было бы плохим решением. Как ни странно, Скай еще завтракал, точнее сидел в задумчивости над чашкой кофе. При виде Джерета он оживился.
— Что случилось у сэра Натаниэля?
— Единорог случился, — Джерет с наслаждением принялся за яичницу с беконом. — В Доме есть библиотека? Я даже не представляю, как это существо выглядит.
— Рыжий, величиной с небольшую лошадь, морда вытянута, одного глаза нет, на лбу витой рог. Самый кончик отломан, — с тоской в голосе ответил Скай. Он покосился на трость, которую Джерет прислонил к стулу и снова уставился в чашку. — Я надеялся, что он больше не появится в окрестностях Города. Что ты намерен делать?
— Для начала — найти его, — Джерет отодвинул тарелку и принялся за кофе. — Как управлять ковром-самолетом?
— Я полечу с тобой, — Скай покусал губу, что-то прикидывая. — Иначе ты его найдешь, только когда он уже кого-нибудь порвет.
— Ты с ним общался?
— Странно, что ты об этом спросил, — Скай быстро глянул на Джерета.
— Лоули оговорился, что они разумные. А ты явно не в восторге, что на единорога будет охота, — Джерет встал. — Послушай, я не убиваю ради удовольствия. Тем более тех, с кем можно договориться. Ты заключил с ним какое-то соглашение?
— Рорри обещал, что не будет нападать на людей. Не знаю, почему он вдруг решил нарушить свое слово, — Скай тоже встал, плотнее запахнув халат. — Подожди, я сейчас соберусь.
Джерет тоже решил переодеться. Неизвестно, сколько продлятся поиски и что придется делать. Он отыскал в шкафу кожаную куртку, перчатки, надел повязку на глаз. Кольцо смягчало болезненное восприятие магии, но едва ли путешествие на ковре-самолете будет приятным.
Когда он вышел во двор, Скай уже расстелил коврик. Тот самый, на котором Джерет летал в Долину спящих драконов. Маг воздуха собрался в путь налегке — шелковая рубашка, бархатные бриджи, туфли, в которых только по городу гулять. Волосы стянуты сзади в хвост. Скай заметил оценивающий взгляд Джерета и заметно смутился.
— Мы не задержимся, — счел нужным он пояснить. — Я его быстро найду. Просто дай мне с ним поговорить. Это какое-то недоразумение, вот увидишь.
— Ну-ну… — Джерет положил на ковер трость и уселся сам. — Уверен, что у тебя хватит сил управлять ковром?
— Да тут сил-то нужно самую малость, — Скай поднял ковер на сто метров и неторопливо направил его за черту города.
— А теперь рассказывай, — Джерет лег и закрыл глаза. Воздушная магия была слишком звучной и стремительной.
— Это грустная история, — Скай сидел, скрестив ноги и подставляя лицо ветру. — Единороги действительно разумны, но их рог, точнее, порошок из него, входит в состав очень многих зелий. Раз в десять лет единороги сбрасывают рога. Раньше они даже вели обмен с магами. А Совет всегда стоял за сохранение их табунов в неприкосновенности. Но браконьеры и тогда находились. Это слишком большие деньги, особенно если продавать порошок в другие миры. А потом вдруг сразу в нескольких местах единорогов обвинили в людоедстве. Они хищники, так что обвинителям поверили. Это было еще до моего рождения. Мой отец... — Скай запнулся, — он был главой Совета и принял решение уничтожить табуны единорогов. Он счел, что отведав человеческой крови, они обезумели. Около десятка вожаков увели свои семьи за горы. Остальные остались. Это была долгая война. Единорогов не так-то просто найти. Табун Рорри был последним.
— Как ты с ним договорился?
— Пять лет назад мой отец умер. А я обещал Рорри, что не трону его семью. У него осталось всего два жеребенка.
— А Лоули уверен, что единорог один, — усмехнулся Джерет.
— Ну да, я обманул Совет, — Скай заговорил горячо и сбивчиво. — Но они не убивали людей, я точно знаю! С самого начала это был обман! Единороги только защищались! Если бы я мог, просто переправил бы Рорри с семьей за горы. Но там случилось землетрясение. Перевал в Заповедную долину завалило.
— А на ковре-самолете?
— Единорогов не уговоришь подняться в воздух. К тому же, над горами сложные магические вихри. Очень большой риск, что они разобьются.
Джерет почувствовал, что ковер снижается, и привстал. Они летели над лугами и рощами, огибая город по широкой дуге. Скай поднялся в полный рост, уверенно балансируя на ковре. Он раскинул руки и закрыл глаза. Джерет снял повязку и прищурился. Вокруг мага воздуха заметались ветра — они прилетали, улетали, приносили ароматы цветов, чуть затхлый запах речных затонов, вонь городской свалки...
— Там, — уверенно указал Скай и направил ковер в сторону небольшой рощи. — Странно, Рорри действительно один.
Джерет уже заподозрил, какая причина могла привести вожака единорогов на тропу войны. Скай, судя по его помрачневшему лицу, думал о том же. На опушке рощи он еще больше снизил ковер и остановил его. Они зависли в метре от земли, почти касаясь верхушек трав.
— Куда?! — Джерет удержал за руку Ская, который уже хотел соскочить на землю. — Оставайся на ковре. И позови своего знакомца. Не бойся, я его не трону, пока не разберусь, в чем дело.
Скай выдернул руку, но слезать раздумал. Он вытащил из-за пазухи свисток на плетеном шнурке и дунул в него. Раздался протяжный, вибрирующий звук, от которого у Джерета мурашки забегали по коже. Ответа не было. Скай повторил призыв. Краем глаза Джерет заметил, как позади них мелькнуло что-то рыжее.
— Вверх!
Ковер взлетел так стремительно, что даже Скай не удержался на ногах. Джерет перегнулся через край. Внизу, поднявшись на дыбы, плясал единорог. На взгляд Джерета, он был похож на помесь волка и крупного пони. Рыжий, с лохматой гривой и неожиданно длинным для его размеров рогом. Полные ярости крики не оставляли сомнений в его намерениях.
— Люди убили его детей, — сдавленно прошептал Скай. — Он хочет отомстить. Он мне больше не верит!
— Ясно, — Джерет покачал в руке трость. Единорог был прекрасной мишенью. — А далеко до гор?
— Четыре часа лету, если на полной скорости, — Скай с надеждой посмотрел на него. — Что ты задумал?
Джерет не ответил. Он отложил трость и завертел на ладони сферу. Надо же, как интересно выглядит его собственная магия! И звучит красиво, что особенно приятно.
— Опусти ковер, но так, чтобы он нас не достал.
Скай больше ничего не спрашивал. Когда ковер снизился, Джерет дунул, посылая прозрачный шар в направлении единорога. Левая глазница его заросла шерстью, но правый глаз настороженно следил за незнакомым предметом. Единорог моргнул, издал какой-то странный звук, похожий на человеческий всхлип, а потом медленно опустился на колени, не отрывая взгляда затуманившегося глаза от шара. Джерет щелкнул пальцами. Единорог исчез.
— Что ты сделал?! — Скай следил за возвращающейся на ладонь Джерета сферой. — Где Рорри?
— Внутри, — бывший король фэйри усмехнулся и аккуратно спрятал кристалл за пазуху. — Летим к горам. Четыре часа заклинание продержится.
Скай поднял ковер почти к самым облакам. Ветер подхватил его и понес с такой скоростью, что им обоим пришлось лечь. Ощутимо похолодало. Джерет покосился на слишком легко одетого мага воздуха, но Скай вроде бы не замечал холода. Ковер летел с такой скоростью, что разговаривать было невозможно. Джерет закрыл глаза и незаметно для себя уснул. Ночью его опять мучил уже порядком надоевший кошмар с болотом и шепчущей тварью. Но здесь, на ковре, ему ничего не приснилось. За четыре часа полета он неплохо выспался.
— Горы, — Скай потряс Джерета за плечо. — Твоя очередь управлять ковром. Я сейчас могу не заметить магических завихрений.
Джерет внимательно посмотрел на него. Губы у Ская посинели, он дрожал, но при этом щеки горели лихорадочным румянцем. Надорвался, обеспечивая попутный ветер? Этого еще не хватало! И как они будут возвращаться?
Ковер уже летел между заснеженных пиков высоких гор. Джерет поднял его повыше, оценил общую картину и скрипнул зубами. Завихрения? Как бы не так. Да если бы он знал, что их ждет, просто прикончил бы этого проклятого единорога на месте.
— Ну держись, — прошипел он и сел поудобнее, направляя ковер в круговерть цветных лент и ослепительных вспышек. Между ними виднелась извилистая дорога, по которой можно было пролететь, если быть очень внимательным.
Один раз их все-таки завертело. Пару весьма неприятных минут они летели вниз головой, но Джерету удалось вернуться на воздушную трассу. Ковер вылетел в чистое небо над огромной долиной, границы которой терялись за горизонтом. Прямо под ними, в предгорьях, Джерет заметил небольшой табун единорогов. Они подняли головы, настороженно следя за ковром-самолетом. Джерет достал шар, дунул, посылая его вниз. В полуметре над землей заклинание закончилось. Рорри упал в траву, вскочил, ошалело мотая головой. Белоснежный вожак табуна всхрапнул, топнул ногой, но никаких враждебных действий против чужака не предпринял.
— Это самка, — прошептал Скай, хотя единороги не могли его слышать. — Если у табуна нет взрослого самца, она примет Рорри.
Рыжий и белый единороги обнюхались, потерлись головами. А потом Рорри подвернулся, и его прощальный крик долетел до ковра. Скай улыбнулся сквозь слезы.
— Ну вот... можем возвращаться.
На обратном пути через горы им повезло попасть в период затишья магической бури.
— Хорошая защита для всех обитателей долины, — оглянулся на быстро удаляющиеся горы Джерет. — Магам сюда соваться не стоит.
— Это последствия землетрясения, — Скай сидел, сжавшись в комок, и с трудом сдерживался, чтобы не стучать зубами. — Раньше магические бури здесь были редкими.
Джерет снял куртку и набросил ему на плечи.
— Надевай. И не вздумай управлять ковром, а то будет хуже, чем после драконов.
— Но тогда мы до вечера лететь будем, — куртка была Скаю велика, так что он в нее просто завернулся.
— А мы уже никуда не торопимся, — Джерет прикинул, что даже так он успеет оказаться в Доме до заката. — Только нужно предупредить остальных, что опасность миновала. Мда... а зеркальце-то я не взял.
— У меня есть, — Скай достал складное зеркальце из поясной сумочки и протянул ему.
Джерет откинул крышку. Тут же в стеклянной глубине появилось лицо Инны.
— Отбой тревоги, — он широко улыбнулся. — Передай всем, что можно выпускать народ из Города.
— Это хорошо, но почему ты говоришь с зеркальца Ская? — настороженно уточнила Инна.
— А мы с ним сейчас за городом, — жизнерадостно известил ее Джерет. — И немного задержимся. Прилетим вечером.
— Да? — Инна улыбнулась с неуверенной радостью. — Ох, ну... Удачи вам.
— И тебе того же, — Джерет захлопнул зеркальце и усмехнулся. Пусть тешатся иллюзией, что у них всё получилось с приворотом. Сегодня ночью он отыграется за всё.
***
К концу дня Эшли истощил свой немалый запас ругательств. Через северные ворота из Города выезжали в основном тролли и гномы. Усиленный наряд стражи не справлялся с постоянно вспыхивающими сварами между древними врагами. Оба разумных вида вот уже триста лет не воевали между собой, но традиции, чтоб им сгореть, обязывали не уступать друг другу даже в пустяках. Особенно — в пустяках. Вот опять две повозки никак не могли разъехаться. Каждый возница обвинял другого в косорукости и слеподырости, с увлечением соревнуясь в изобретении наиболее обидных прозвищ. А между тем улица за ними уже была запружена жаждущими выехать из города людьми и другими видами. И все они громогласно требовали от стражников навести, наконец, порядок. Лайонел, к тому времени уже сорвавший голос, окончательно осатанел. Он плюнул на дипломатию, принял свой второй облик и взлетел над спорщиками. Гном захлебнулся очередным ругательством. Тролль вдруг вспомнил, что опаздывает на вечеринку по случаю дня рождения любимой бабушки. От повозки к повозке пополз быстрый шепот.
— М-милорд, — опасливо коснулся рукава Эшли молодой капитан стражи, — Мы вам очень благодарны за помощь, но нельзя ли... э-э-э... вернуться в прежний вид? А то задние телеги уже заворачивают. Если они все попытаются выехать через западные ворота, леди Инна нас со свету сживет!
Лайонел, широко улыбнувшись напоследок ближайшим гномам, вернулся к человеческому облику. Но эффект уже был произведен. До темноты все телеги и повозки проехали через ворота без задержек.
— В этом мире нет вампиров? — поинтересовался Эшли у капитана.
— Хвала богам, нет... То есть, я хотел сказать, что и без вампиров есть кому кровь сосать. Ох, простите, это я от усталости заговариваюсь!
Лайонел засмеялся.
— Тогда почему они так испугались? У вас же и пострашнее чудовища встречаются.
— Вампиров у нас нет, — пояснил незаметно подошедший Лоули, — Но есть демоны. Они очень на вас похожи, дорогой сэр. А уж опаснее этих тварей нет никого в этом мире. Теперь пойдут слухи, что в страже служит демон, — он довольно усмехнулся. — А это значительно повысит наш авторитет. Кстати, не желаете и в самом деле остаться у нас?
— Увы, не могу.
Лайонел посерьезнел, вспомнив своих собратьев и выводок. Маги обещали вернуть его в тот же день, из которого он исчез. Но что происходит там сейчас? И что будет с этим «сейчас», когда он вернется в прошлое? Хитрости временных парадоксов были непостижимы для Эшли, и он решил при случае поговорить со Скаем. Заговаривать о своем возвращении с Эйденом он не решался. Эшли понимал, что скоро им придется расстаться, но это понимание причиняло неожиданно сильную боль. Он никак не ожидал, что за несколько дней так привяжется к рыжему магу.
Сэр Натиниэль, заметив, что его собеседник погрузился в какие-то невеселые мысли, тихо отошел. Лайонел не спеша направился к дому. Над его головой на бреющем полете пронесся ковер-самолет. Ах да, Инна же говорила, что Джерет и Скай улетали за город охотиться на единорога. Эшли заторопился. Какое-то недоброе предчувствие заставляло его ускорить шаги, а вампир привык доверять своим чувствам.
***
Скай впал в забытье почти сразу, как только они отлетели от гор. Ковер-самолет двигался медленно, и Джерет начал замерзать. Чтобы согреться, он тоже лег, прижал к себе Ская и укрылся курткой. Светлые волосы мага воздуха пахли луговыми травами. Джерет потянул за ленту, стягивающую их, и зарылся лицом в рассыпавшиеся пряди. А может не ждать, пока он придет в себя? Устроить сюрприз. Джерет усмехнулся и нащупал нити проклятья. Откуда начинать, он понял сразу, но почему-то черное кружево упорно сопротивлялось. Джерет стянул повязку с глаза, сосредоточился. Проклятье не может быть неснимаемым, это закон. Обязательно должно быть условие, нужно только его отыскать. Ага, вот оно! Джерет с досадой дернул уголком рта. Сюрприз отменяется. Оказывается, проклятье можно снять только при согласии Ская. Придется подождать.
Маг воздуха пришел в себя через час.
— Ох... — он открыл глаза, обнаружил себя в объятьях Джерета и резко сел.
— Лежи, — Джерет потянул его обратно. — А то оба замерзнем.
— Пусти! — Скай попытался вырваться, но безуспешно. — Мне уже лучше. Я сейчас разгоню ковер.
— И доконаешь себя окончательно.
Ковер почти перестал двигаться, почуяв смятение мага воздуха. Скай сделал над собой заметное усилие и взглянул прямо в глаза Джерета. Замер, перестав дышать, потом тихо прошептал:
— Что ты видишь?
— Твое проклятье, — Джерет нежно улыбнулся и потерся носом об его щеку. — И твой настоящий облик. Он нравится мне гораздо больше этого. Ты очень красивая.
Скай покраснел, потом резко побледнел.
— Не надо об этом, пожалуйста. Я ведь уже говорил, что это только мое дело!
— Я могу снять с тебя проклятье, — вкрадчиво прошептал Джерет. — Хочешь?
Дальнейшее стало для него полнейшим сюрпризом. Скай зажмурился, а потом рванулся с неизвестно откуда взявшейся силой.
— Нет! — он вскочил, чуть не сбросив Джерета с ковра. — Нет!
Джерет едва успел вцепиться в бахрому, как ковер-самолет спикировал вниз.
— Ты что творишь?! — он захлебнулся в налетевшем шторме. Скай несколько секунд стоял, вцепившись в терзаемые ветром волосы, потом упал на колени. Ветер медленно стих. Ковер выровнялся и опустился на землю невдалеке от реки.
— Что значит нет? — разозленный Джерет навис над Скаем. — Ты понимаешь, что скоро умрешь, если останешься под заклятьем?!
Скай мрачно кивнул, не глядя на него.
— Мне кое-что рассказали о твоей семье, — Джерет подобрал свалившуюся с ковра трость. Куртка и повязка сгинули в шторме. — Твой отец умер пять лет назад, так? А до этого вы с ним были неразлучны. Видимо он очень сильно хотел, чтобы у него был сын! Две дочери его не устраивали, да? Он что, считал себя бессмертным и всю жизнь собирался тебя поддерживать в этом облике?
— Он ничего не знал! — Скай всхлипнул. — Отец понимал, что со мной что-то не так, но он не видел проклятье. Никто его не видел, только драконы и ты! Мать рассказала мне правду, только когда отец умер.
— Кто она?
— Наяда, — Скай вытер слезы. На Джерета он по-прежнему не глядел. — Она из какого-то очень далекого мира. Я там никогда не бывал. Когда отец умер, она вернулась туда. Она очень любила отца.
— Но не любила тебя, — безжалостно уточнил Джерет. — Инна твоя сестра только по отцу?
— Да, с ее матерью отец разошелся задолго до моего рождения. Но Инна осталась жить с нами, — Скай тяжело вздохнул. — Наверное, ты прав, на меня у матери любви не хватило. А отец мечтал о сыне.
— Почему же ты не пытался избавиться от проклятья после его смерти?
— Потому что я обещал матери, что никогда не сделаю этого. В память об отце.
— Безумие! — Джерет жестко взял его за подбородок. — Это же всё равно что обещать самоубийство! Она не имела никакого права требовать от тебя такое. В этом облике ты не выживешь.
— Я надеялся, что преодолею себя, — Скай упрямо дернул головой, освобождаясь от хватки Джерета. — Но даже если нет... Это ничего не меняет. Я дал слово и не нарушу его.
— Даже ради меня? — Джерет придвинулся вплотную.
Скай грустно улыбнулся.
— Прости. Впрочем, ты ведь меня не любишь. Это у тебя просто каприз.
Джерет чуть трость не сломал с досады. Каприз? Как бы не так. Все его долгосрочные планы летели ко всем чертям из-за того, что этот... эта... это недоразумение упорно не желало нарушить глупейшее обещание.
— Забери кольцо, — Джерет протянул Скаю перстень. — Не выходи из Дома и не трать силы, даже чтобы свечу задуть. Тогда у тебя будет хоть какой-то шанс на восстановление. А сейчас объясни, как ускорить ковер. Хотелось бы вернуться в Город до темноты.
Кольцо Скай взял, но на Джерета посмотрел с сомнением.
— Но ты так и не сказал, что хочешь в качестве выкупа за месть?
— Я хочу снять твое проклятье.
— Нет, это не обсуждается.
— А говорил — всё, что угодно! — Джерет холодно прищурился. — Ладно, тогда я хочу... амулет четырех стихий.
— Ты собираешься воевать с целым миром?
— Нет. Всего лишь вернуть свое королевство.
Скай печально улыбнулся.
— Хорошо, ты получишь амулет перед тем, как вернешься в свой мир. Но я прошу тебя, не говори никому о моем проклятье. Обещаешь?
— Я не даю опрометчивых обещаний, — буркнул Джерет. Он ожидал, что Скай начнет торговаться. Быстрое согласие ему совсем не понравилось. — Но не волнуйся, я понимаю, что мне не поверят.
 
В Город они вернулись, когда солнце уже садилось. Джерет умудрился посадить ковер прямо на ступеньки крыльца. Скай сразу ушел в Дом. Ноги у него дрожали, но на предложение донести его до спальни, глава Совета только упрямо помотал головой. Джерет с чувством выругался на языке гоблинов, добавив пару цветистых выражений на эльфийском. С такой самоубийственной дуростью ему еще встречаться не приходилось. Впрочем, нет худа без добра. Злость помогла Джерету выдержать оглушающую пестроту Дома, хотя без кольца всё равно было тяжко.
Джерет скатал ковер, оставил его в прихожей и направился прямо в комнату с джининной. Ее напряженное ожидание он ощутил сразу. Еще раз воспроизвел мысленно в картинках всю задачу. Получив нетерпеливое согласие, Джерет взял лампу и вышел в коридор. Прислушался. Восточные ворота были самыми близкими к дому, так что Тирра уже должна вернуться. Да, действительно, она в своей комнате. Прекрасно. Джерет потер лампу, дождался, пока джининна полностью покинет свою тюрьму и оборвал их связь. Отдача ударила больнее, чем он предполагал. Ну ничего, удовольствие того стоит.
***
Лайонел взбежал по ступенькам Дома, догнав у двери Инну.
— Мы последние, остальные уже дома.
— Всё в порядке? — он вошел вслед за ней в прихожую и настороженно прислушался.
— Конечно, — удивилась Инна. — В Доме всегда всё в порядке. Здесь не может случиться ничего плохого.
Лайонел кивнул, но успокоился не полностью. Инна убежала к себе, а он медленно пошел по коридору к комнате Эйдена. Рыжий маг выскочил ему навстречу и тут же повис на шее.
— Лайонел! А я уже заждался. Устал? — Эйден был одет в свой любимый черный шелковый халат, под которым ничего не было.
Вампир не удержался от улыбки. Он понятия не имел, сколько лет огненному магу, но вел тот себя совершенно по-мальчишески.
— Погоди, я хоть ванну приму.
Эйден затащил его в комнату.
— А давай вместе? Ла-айонел, я правда соскучился...
И вампиру стало не до тревожных предчувствий.
 
Глава 10. Месть джининны
Тирру хватились ближе к полуночи. Инна прибежала к Скаю сама не своя.
— Ты видел Тирру?
— Только утром, — Скай устало потер глаза. Он никак не мог заснуть. — А что случилось? Поссорились?
— Ее нигде нет!
Глава Совета прислушался к Дому.
— Что с тобой, Ини? Она здесь, я ее чувствую.
— И я тоже, но ее нигде нет! — Инна была близка к панике. — Как такое возможно? Ты не думаешь, что Джерет мог с ней что-то сделать?
— Мы с ним договорились, я выкупил месть, — Скай нахмурился. — А по зеркальцу ты пыталась связаться?
— Она не отзывается!
— Пойдем, — Скай накинул поверх пижамы халат и вышел в коридор. Еще раз прислушался. Да, Тирра была в Доме, но ее присутствие ощущалось странно. Он даже не мог сформулировать, как именно.
В зале Совета Скай активировал зеркало. Попытался отыскать Тирру, но безрезультатно.
— Так, это уже не шутки, — Скай тревожно повертел кольцо. Но даже оно не подсказало, где прячется Тирра.
— Нужно потрясти Джерета! — Инна потянула брата за собой.
Джерет открыл дверь на первый же стук. Спать он явно не собирался и выглядел подозрительно самодовольным.
— Где Тирра? — Инна, не дожидаясь приглашения, ворвалась в его комнату.
— Это что, сцена ревности? — Джерет саркастически изломил бровь. — Успокойся, ее здесь нет.
— А где есть? — Инна внимательно огляделась. — Скай, смотри!
Глава Совета посмотрел, куда указывал обвиняющий жест сестры. На столике у кровати стояла лампа.
— Джерет, я же тебе говорил, что лампу нельзя брать с собой. Это опасно, — Скай взял сосуд и вздрогнул. — Ты дал джиннине какое-то задание? Ее нужно срочно отозвать. Джерет, ты меня слышишь?
 — Разумеется, — он спокойно уселся на кровать, подложив под спину подушки. — Но вернуть ее уже не получится. Джининна сейчас очень далеко отсюда. Я ее освободил.
— Что ты сделал?! — Инна выхватила у брата лампу. — Действительно, связь разорвана. Да ты понимаешь, что натворил?! Зачем?!
— Я не сторонник рабства, — по прежнему спокойно объяснил Джерет.
— Подожди, Инна, — Скай отстранил возмущенную сестру. — Джерет, почему ты решил, что она разумна?
— А почему вы считали, что нет? — вопросом на вопрос ответил Джерет. — В учебниках так написано? А самим проверить лень было? Ну так прислушайтесь, а потом продолжим разговор.
Инна недоуменно повертела в руках лампу.
— К чему прислушаться?
— Не так, — Джерет взял их руки и прижал к лампе.
Инна негромко ахнула. Скай судорожно вздохнул.
— Это остатки мечтаний джининны, — пояснил Джерет. — Иллюзии и мечты — моя стихия. Я улавливаю их. А так ярко мечтать умеют лишь разумные существа.
— Похоже, что ты прав, — Скай серьезно посмотрел на него. — Но тебе следовало сначала объяснить всё мне. Ты уверен, что джининна не причинит никому вреда?
— Она улетела на необитаемые вулканические острова где-то далеко в море, — Джерет потянулся. — Еще вопросы есть? А то я спать хочу.
Инна поставила лампу и подбоченилась.
— Что ты пожелал у джининны в благодарность за освобождение? Не делай такой удивленный вид, Джерет, я ни за что не поверю в твое бескорыстие. Что эта тварь сделала с Тиррой?!
— Как бы она могла что-то сделать с магом земли в этом доме? — Джерет уже не скрывал злорадства. — Он же вас защищает, верно?
— Инна, успокойся! — Скай остановил готовую вцепиться в Джерета сестру. — Он прав, в Доме с Тиррой не может случиться ничего плохого. А она в Доме, я в этом не сомневаюсь.
— Тогда почему он так ухмыляется? — Инна оттолкнула брата и подступила к Джерету. — Признавайся по-хорошему! Ты стал очень чувствителен к магии, да? Ну так я сейчас схожу за Эйденом и мы тебе такую пытку устроим, что ты во всех вселенских грехах признаешься!
— А сама сначала не желаешь кое в чем признаться? — Джерет зло прищурился.
Инна открыла было рот, но тут же закрыла и побледнела.
— О чем вы? — подозрительно спросил Скай. — Джерет, мы же договорились! Я выкупил у тебя месть.
— За то, что Тирра отравила меня в долине, да, — кивнул Джерет. — Но не за то, что она сделала потом. Сговорившись с твоей сестрой, между прочим.
— Инна? — Скай повернулся к сестре, но она молчала, кусая губы.
— Видишь ли, — вкрадчиво обратился к ней Джерет. — У меня сильная природная сопротивляемость к приворотам. Как выяснилось, даже к такому сильному средству, как эта ваша «дурь».
— Когда? — быстро спросил Скай. — На ужине, да? А ты уверен, что на тебя не подействовало?
— Уверен, — спокойно ответил Джерет. — Иначе я бы за тобой сейчас как собачка бегал.
Скай сел в кресло. С усталой безнадежностью посмотрел на сестру.
— Такого я от тебя не ожидал, Ини. Чем я это заслужил?
— Прости меня, Кай! — Инна опустилась перед ним на колени. — Но я не могла позволить, чтобы ты угас вот так — без любви!
— Приворот — это любовь? Ладно, что сделано, то сделано. Джерет, прошу тебя, скажи, где Тирра?
— В Доме, — пожал он плечами.
— Где именно в Доме? — терпеливо уточнил Скай.
Джерет со вздохом встал.
— Ладно уж, сейчас приведу.
— Я с тобой! — вскинулась Инна.
— Нет, — категорично ответил он.
***
Тирра не понимала, что происходит. С тех пор, как она вышла из комнаты чтобы пойти к Инне, прошла целая вечность, а она всё блуждала по Дому и никак не могла найти выход. Ни одна дверь не открывалась, никто не отзывался на ее крики, хотя она ощущала присутствие всех магов. В конце-концов Тирра так устала, что села прямо на пол и закрыла глаза. «Это просто сон, — попыталась она уговорить себя. — Вот сейчас проснусь и...»
— Нагулялась? — услышала она насмешливый голос Джерета.
Тирра так ему обрадовалась, что даже не сразу сообразила, что означает его появление.
— Что происходит? — она со стоном поднялась на гудящие ноги. — Где все? Кричу-кричу, никто не отзывается.
Тирра замолчала и подозрительно присмотрелась к насмешливой улыбке Джерета.
— Это ты подстроил? — она подобралась. — За отраву мстишь?
— Только не за ту, о которой ты подумала, — Джерет прислонился плечом к стене, покачивая тростью. — Приворот — это не та шутка, которую я готов спустить кому бы то ни было, Тирра.
Она медленно кивнула.
— Я опасалась, что может не подействовать. Скай знает?
— О да, и в восторг он не пришел, можешь мне поверить.
— И что, мне теперь вечно блуждать по коридору?
— Ну зачем же? — Джерет посерьезнел. — Вы это ради Ская затеяли? Вот и давайте раз и навсегда разберемся, что с ним не так, и как это можно изменить. Я жду тебя и Инну у Эйдена через десять минут. Кстати, она и Скай сейчас в моей комнате.
Джерет щелкнул пальцами. Коридор вокруг них неуловимо изменился. Тирра осмотрелась и восхищенно поцокала языком.
— Как ты сумел такое устроить?
Но Джерет уже ушел.
***
В комнату Эйдена пришлось стучать три минуты. Только потом дверь приотворилась, и в коридор выглянул взъерошенный маг огня. При виде Джерета он удивленно поднял брови.
— Ты дверью не ошибся?
— Нет, — Джерет решительно потянул за ручку, не обращая внимание на явное нежелание Эйдена пускать его внутрь. — О, Лайонел, извини, но у нас срочное дело. Только для магов. Так что изволь перебраться в свою комнату.
— Не наблюдаю кольца у тебя на пальце, — вампир, наспех одетый в халат Эйдена, не двинулся с места. — Прекрати командовать и объясни толком, что произошло?
Джерет по-хозяйски прошелся по комнате и сел на подоконник.
— Эйден, я не шучу. Речь идет о жизни и смерти.
— Твоих? — заинтересовался тот, поглядывая на трость Джерета.
— Ден, пожалуйста, не спорь, — в приоткрытой двери появилась Тирра. — Лайонел, мне очень жаль, но это действительно исключительно внутреннее дело волшебников. Не обижайся, прошу тебя.
Эшли с философским видом пожал плечами. Похоже, предчувствие его не обмануло.
— Ладно, — он улыбнулся расстроенному Эйдену. — За своим халатом потом зайдешь.
В коридоре Эшли встретился с Инной.
— Я могу чем-то помочь? — негромко спросил он.
— Сомневаюсь, но спасибо, — она виновато улыбнулась. Как жаль, что Скай не влюбился в Эшли. Ну почему ее брата вечно притягивают разные сомнительные типы?
— Лайонел, подожди, — в коридор выглянул Джерет. — Я подумал, что ты действительно можешь подсказать что-то умное. Взгляд со стороны не помешает.
— Да что у вас произошло?! — вампир вернулся в комнату.
— Сейчас объясню, — Джерет снова уселся на подоконник. Ему было мучительно трудно в компании трех стихийных магов, полностью восстановивших свою силу. Словно одновременно играли три мощных оргАна, причем каждый — свою музыку. Трость немного помогала, играя роль магического громоотвода.
Объяснения заняли добрых четверть часа. Джерета выслушали молча, сначала с недоверием, потом с нарастающим ужасом.
— Очень характерно для Лин потребовать такое обещание, — Инна содрогнулась, вспомнив мачеху. — Для нее существовал только ее муж, а все остальные, даже их общий ребенок, не имели значения.
— Как Скай вообще умудрился продержаться эти пять лет? — спросил Джерет.
— У нас выдался на удивление безсобытийный период, — Инна вздохнула. — И я его поддерживала, как могла. Тирра готовила таблетки. Не абы что, просто витамины, но ему хватало. Если бы не драконы...
— Не в этот раз, так в следующий, но истощение всё равно бы однажды наступило, — Тирра кусала губы. — Против природы не пойдешь. Если он не восстановится, то умрет, как только потратит последние силы.
— Я правильно понял, что жизнь Ская напрямую связана с его проклятьем? — уточнил Эшли.
— С уверенностью могу утверждать, что он даже не надеется выжить, — мрачно ответил Джерет. — Я потребовал амулет четырех стихий в качестве выкупа. И Скай согласился. Он попросту не хочет жить.
Тирра быстро взглянула на Джерета.
— Откуда ты знаешь об этом амулете?
— На ярмарке разговорился с одним торговцем магическими товарами.
— А что в нем особенного? — поинтересовался Эшли.
— Это очень сильное оружие, — пояснила Тирра. — Но создать его может только глава Совета, потому что для этого потребуется вся сила Дома. Ская такое колдовство гарантированно убьет. Джерет, надеюсь, ты просто проверял его? Или тебе действительно нужен этот амулет?
— Он бы мне не помешал, — Джерет дернул плечом. — Но смерть Ская мне не нужна. Завтра скажу ему, что передумал.
— Ну что, друзья, — Инна потерла виски, — Задача перед нами стоит трудная.
— Да у нее просто нет решения, — Эйден взлохматил и без того растрепанные волосы. — Если проклятье можно снять только с согласия Ская, а он его не дает, то...
— Во сне? — предложила Тирра.
— Не получится, я уже пробовал, — ответил Джерет.
— А что он имел в виду, когда сказал, что надеялся себя преодолеть? — спросил Эшли.
— В точку! — Эйден даже подскочил. — Видимо проклятье как-то тормозит его... как бы это выразиться? Сексуальность?
— Что-то вроде венца безбрачия? — уточнила Инна. — Да, это прекрасно объясняет все странности Ская.
— Тогда, может быть, не обязательно снимать проклятье? — в глазах Эйдена загорелись огоньки. — Достаточно помочь ему раскрепоститься. Джерет...
— Нет!
— Что нет? Ты мне даже договорить не дал!
— Я прекрасно понял, что ты хотел сказать. Но меня не привлекают мужчины. Кстати, а почему у тебя с ним не сложилось? Огонь и воздух — очень сильное сочетание.
— Ну-у... — Эйден озадачился. — Сам не знаю, но я его как-то иначе, чем другом никогда не представлял себе.
— Джерет, — ласково улыбнулась Инна, — Но ты же видишь настоящий облик Ская, верно? То есть, как мужчину ты его не воспринимаешь?
— Какая буква в слове «нет» тебе не понятна? — Джерет начал злиться. — Ищите другой путь.
— Подождите, — напряженно о чем-то думавший Эшли, поднял голову. — Я, конечно, не специалист, но в моем родном мире проклятия — нередкое явление. У каждого из них должно быть условие, а у особо сильных — не одно. Джерет, ты уверен, что ничего не проглядел?
— Глубоко я не заглядывал. Мне даже в голову не пришло, что он откажется.
— Так загляни сейчас! — Эйден вскочил. — Тирра, Инна, давайте вместе перенаправим сонные волны на Ская, чтобы он крепко уснул. Джерет, это займет много времени?
— От пяти минут до получаса, смотря как запрятано.
— Давайте усыпим на час, чтобы с гарантией.
***
Джерет настоял на том, что пойдет один. Отсутствовал он уже двадцать минут, и остальные сидели как на иголках. Каждый маг вспоминал что-то из прошлого, связанное со Скаем. Теперь, когда они знали правду, многое стало понятным и даже очевидным. Инна уткнулась лицом в ладони, Тирра обняла ее за плечи. Эйден, не в силах спокойно сидеть, мерил шагами комнату вдоль и поперек. Лайонел поймал его за руку.
— Сядь, у меня от твоего мельтешения уже морская болезнь начинается.
Дверь открылась так резко, что все подскочили. Джерет обвел взглядом магов, потом посмотрел на Эшли.
— Не зря я тебя задержал, Лайонел. Ты оказался прав. Условий три, — он сделал паузу. — Учитывая, что проклятие никто не видит, Лин ничем не рисковала, вплетая их в паутину. Самое главное и простое — добровольное согласие. Следующее уже сложнее. Настоящее имя.
— Но ты сказал, что проклятье было наложено при рождении? Откуда же взялось другое имя?
— Видимо, Лин не сразу решилась на такой серьезный шаг, — предположила Инна. — Она могла как-то назвать ребенка во время родов. Отца и меня тогда не было дома, мы вернулись через неделю после рождения Ская. Так что время у нее было.
— И как узнать это имя? Отыскать Лин и спросить?
— Тогда уж проще заставить снять проклятие, — усмехнулась Тирра.
— Мы ее никогда не найдем, — Инна глубоко вздохнула. — Так что и второе условие невыполнимо. Какое третье, Джерет?
— Любовь, — неохотно ответил он. — Очень сильная и непременно взаимная. Причем платоническая не засчитывается.
— Вот стерва! — воскликнул Эйден. — Она же всё предусмотрела. И что нам делать?
— Неужели у Ская нет поклонников? — Эшли посмотрел на Инну. — Ты должна знать, были же у него увлечения?
— Они все кончались ничем, даже если предмет его воздыханий и был не прочь развить отношения. Впрочем... Месяц назад в город вернулся из колледжа сын сэра Натаниэля — Роланд. И как в прорубь ухнул — влюбился в Ская по уши. Но папа быстренько сплавил сыночка на побережье — в самый дальний гарнизон от греха подальше. Ская он, разумеется, уважает, но ему, видите ли, внуков хочется.
— Предлагаешь вернуть мальчишку? — задумался Эйден. — А смысл? Скай к нему, насколько я помню, остался равнодушен.
— Не совсем так. Роланд ему понравился, просто он не успел в него влюбиться. А потом появился Джерет.
— То есть, возвращаем Роланда и куда-нибудь убираем Джерета? — уточнил Эйден.
— Попробуй! — Джерет оскалился. — Без меня вы не обойдетесь. Но обещаю, что мешать не буду. Хотя и сомневаюсь в результате.
— Сэр Натаниэль собирался завтра ехать к сыну, — вспомнил Эшли. — Он радовался, что ярмарка закончилась, и можно позволить себе небольшой отпуск.
— Он туда будет двое суток добираться. А если на ковре-самолете и вылететь прямо сейчас, то к вечеру Роланд будет здесь, — Инна встала. — Полечу я. Будто бы по своим делам. Якобы случайно встречу мальчишку, упомяну, что Скай тяжело заболел. Заодно проверю, не выветрилась ли его любовь.
— Только учтите, — Джерет криво усмехнулся. — Приворот не считается. Любовь должна быть настоящей.
— Есть и другие способы, — Тирра потерла руки. — Кстати, Джерет, а у тебя-то какой интерес в этом деле?
Этот вопрос он ожидал.
— Не делай из меня чудовище. Я просто не хочу, чтобы Скай умер. Он мне симпатичен.
— А кроме того, он тебе должен, — понимающе кивнула Тирра. — Ладно, главное, что ты на нашей стороне.
— Инна, подожди, — Джерет задумчиво прищурился, — А ваш отец не вел каких-нибудь записей, дневников или чего-то в этом роде?
— Он начитывал кристаллы. Едва ли там найдется что-то полезное, но можно попробовать поискать.
— А как он умер? — вдруг спросил Эшли.
— Сердечный приступ, — Инна вздохнула. — Ему было триста двадцать лет, а о своем здоровье он никогда особо не заботился.
— Для мага — не слишком типичная смерть, — Джерет подался вперед, как лис, почуявший след. — Известно, что он делал в момент смерти?
— Как раз начитывал кристалл — о своих путешествиях.
— Где этот кристалл?!
— Да нет на нем ничего особенного, я его не раз слушала. Впрочем, возможно, ты что-то обнаружишь. Тирра, покажешь ему библиотеку? Ну всё, я улетела, — взвихрив воздух подолом платья, она выскочила за дверь.
— Давайте спать, — подытожил Эйден. — Работу завтра никто не отменял.
— Нет, я, пожалуй, прямо сейчас посмотрю, что это за кристалл, — Джерет кивнул Тирре. — Показывай.
***
Кристаллы оказались очень простыми в использовании. Достаточно было взять один из них в ладонь, чтобы услышать негромкий хрипловатый голос сэра Клайва. Сначала Тирра слушала вместе с Джеретом, потом, убедившись, что на кристалле нет ничего важного, ушла спать. Джерет, на всякий случай, прослушал еще раз. Он узнал много нового о жизни и обычаях наяд и твердо решил, что никогда не свяжется с ними. Последняя запись обрывалась на полуслове. Джерет провел пальцем по гладкой поверхности кристалла и и обнаружил едва заметную трещинку. Он сжал кристалл сильнее, зажмурился, посылая сознание в его глубину. Да, вот оно... Во время рассказа о брачных обычаях наяд сэр Клайв кое-что вспомнил. Кристалл зафиксировал всплывшие в его памяти обрывки давнего разговора с женой. Но они ушли в трещину, и никто до Джерета не сумел их услышать.
«Любимый, я жду ребенка...»
«Наконец-то у меня будет сын! Я назову его Скай...»
«А если родится дочь, то Селиной...»
«Нет, Лин, прошу тебя, я так давно мечтал о наследнике!..»
«Для тебя, любовь моя, я сделаю всё...»
Джерет задумчиво покивал. А ведь Клайв знал, что наяды очень редко рожают от людей сыновей. Но только начитывая кристалл, он сообразил, что произошло. Понял, почему так странно ведет себя его любимый сын. И сердце старого мага не выдержало.
Джерет потянулся. Едва ли имя полностью разрушит проклятье, скорее просто ослабит его. Торопиться с этим козырем не следует. Джерет помотал головой, избавляясь от воспоминания о летнем запахе длинных белых волос. Почему-то стало очень неприятно при мысли, что кто-то другой вдохнет этот аромат.
Нет, глупости, пусть Роланд спасает Ская. Джерет уставился в одну точку. О боги, но какая любовь снимает проклятье? Кого нужно полюбить? Ская, чтобы потом разочароваться? Или Селину, разглядев ее под ложным обличьем? Да, но обличье-то хоть и ложное, но реальное. И что с ним делать? С ума сойти можно!
Чтобы отвлечься, Джерет принялся изучать ряды кристаллов на узких полках библиотеки. При касании они выдавали ключевые слова, по которым можно было судить об их содержимом. Ряд кристаллов черного цвета заинтересовал Джерета. «Древние боги»? Что местные маги знают о них? Он взял первый кристалл, прослушал, время от времени кривя губы. Так он и думал — общие фразы, путаница с именами, перечисление основных космических войн... Только в конце Джерет насторожился.
«Бэл — древнейшее разумное существо времен сотворения вселенной, — монотонно читал лишенный выражения голос. — Первый бог. Демиург, сошедший с ума, предположительно, во времена третьей войны Древних и Старых богов. Деградировал в болотное чудовище. Свободно перемещается между мирами в так называемой «зоне влияния Древних богов». Принципы выбора мест обитания непонятны. Намерения и причины поступков непостижимы. Удачные попытки договориться с ним не зафиксированы со времен четвертой войны Старых и Древних богов. Последнее местонахождение неизвестно. Вероятно, впал в спячку».
Джерет мог бы уточнить сведения кристалла. Тварь, затягивающая Темнолунные холмы в болотную трясину, обрела имя. Как же он сам не догадался? Нужно было послушать отца и лучше учить историю. Стало быть, этот мир входит в зону влияния Древних богов? Джерет выронил кристалл, потрясенный неожиданной догадкой. Просто Мир? Просто Город и просто Дом? Так ведь это же центр вселенной! Неужели Совет не знает об этом?
За окном уже давно рассвело, а Джерет всё еще сидел в библиотеке. Здесь ему хорошо думалось, а подумать было о чем.
 
Глава 11. Щедрое предложение
— Как вышло, что они еще живы?! — лорд Морт, сильнейший из демонов Севера, метался по комнате постоялого двора, как гарпия. Его резидент в Городе стоял, прижавшись к стене и молился всем богам, чтобы они уняли гнев повелителя. — Я потратил уйму сил, чтобы разбудить драконов! Они должны были в клочья порвать эту несносную четверку!
— М-милорд, — один из младших демонов свиты Морта рискнул вставить слово. — Я слышал, что Совет договорился с драконами.
— Ты соображаешь, что говоришь?! Чтобы стихийные маги договорились с голодными драконами?! Да те их даже слушать бы не стали!
— Но всё было именно так, милорд, — резидент сполз по стене и упал на колени. — В Совете появились двое новеньких. Один из них — вампир. Кто другой — непонятно, но у него взгляд дракона. Должно быть, именно он договорился со своими сородичами в долине.
— Кретин! Драконы не превращаются в людей — это глупейший миф!
— Но взгляд у этого Джерета действительно напоминает драконий, — с настойчивостью обреченного упорствовал резидент. — Он с легкостью ввел в транс троих нагов. А до этого, говорят, свободно прошел по их пещерам у Великой реки.
— Да? — Морт перестал метаться и задумался. Его подчиненные перестали дышать. — Организуйте мне случайную встречу с этим Джеретом. Если у него не только взгляд, но и нрав, как у дракона, возможно, он нам послан богами.
***
— Вот ты где! — Эйден вошел в библиотеку, оценил усталый вид Джерета и сделал свои выводы. — Вообще не спал? Судя по твоей кислой физиономии, ничего полезного ты не нашел?
— Эйден, а как давно вместе ваша команда?
— Тирра с нами только последние пять лет. Они сменила сэра Клайва. Инна работала с отцом четыре сезона, Скай — три. Маги приходят и уходят в Дом по желанию, нас же никто не заставляет. Сэр Клайв был в своем роде исключением — он дольше всех руководил Советом.
— А ты?
— Пять сезонов.
— А тебе сколько лет? — заинтересовался Джерет.
— Да уже больше, чем тебе, — снисходительно усмехнулся Эйден. — Сто пятьдесят по среднему времени.
— По среднему между чем и чем?
— Между витками верхней спирали.
От этого объяснения стало еще непонятнее. Но Джерет не стал переспрашивать, чтобы не позориться. Эйден, похоже, считает, что о загадочной спирали должен знать любой мало-мальски образованный маг. Но чутье подсказывало Джерету, что среднее время, что бы это не значило, не сильно отличается от привычного ему летоисчисления. А если так, то половина жизни у огненного мага уже позади.
Джерета удивляло, почему стихийные маги так недолго живут. Дольше, чем обычные волшебники, но несоизмеримо меньше фэйри, для которых полтысячи лет — далеко не предел, не говоря уже о потенциально бессмертных. Впрочем, жили стихийные маги ярко и не старели до самого конца, этого не отнимешь.
— Ошибаешься, — Джерет широко улыбнулся. — Я старше в два раза.
— Как?! — Эйден даже обошел вокруг него. — А по виду не дашь больше ста лет. Ты вообще кто?
— Да что же вам всем не дает покоя моя родословная? — Джерет поморщился. — Нет такого вида или расы, к которой я мог бы принадлежать целиком и полностью.
— То есть, ты единственный и неповторимый? — Эйден засмеялся. — Неплохо. Слушай, а с Лайонелом ты давно знаком?
— Неделю. Если хочешь узнать, сколько ему лет, спроси сам. Я предполагаю, что он постарше меня, но ненамного.
— Да? — Эйден погрустнел. — А ты не знаешь, у него там, дома, кто-то есть?
Джерет вспомнил свою первую встречу с помощниками Эшли. Те юноша и девушка были весьма красивыми.
— Понятия не имею. Могу узнать, если хочешь.
— Буду тебе благодарен, — оживился Эйден. — В Городе сегодня затишье, как всегда после ярмарки. Так что отдыхаем.
— Тогда я — спать, — Джерет поднялся из кресла и потянулся, не выпуская из рук трости.
Эйден шарахнулся в сторону.
— Зачем тебе эта штука? Она же для боевой магии.
— Успокойся, я ее приспособил для другой цели.
— Тебе действительно больно в нашем присутствии? — сочувственно спросил Эйден.
— Уже терпимо, — соврал Джерет и ушел.
Эйден прошелся вдоль ячеек. Джерет несколько раз прослушал последний кристалл сэра Клайва, а потом его привлек чем-то еще один. Эйден поднял черный кристалл и принялся слушать.
***
Уснуть не получилось. Джерет лежал на постели, пытаясь унять боль, пульсирующую в висках. Нужно что-то с этим делать, иначе придется переселяться в сарай. Чтобы отвлечься, Джерет начал негромко напевать — всё подряд, что приходило на память: колыбельные, баллады, трактирные куплеты... И сам не заметил, как стало легче. Неужели невыносимый дар драконов можно подчинить так просто? А ведь Дей любил слушать его. Честно говоря, дракон и жизнь-то ему вначале сохранил исключительно из-за песен.
Дверь комнаты приоткрылась. Скай прислонился к косяку двери, зачарованно слушая очередную балладу.
— У тебя красивый голос, — сказал он, когда Джерет замолк. — Только песня грустная.
Джерет мягко улыбнулся.
— Если захочешь, я спою тебе что-нибудь повеселее. Да, чуть не забыл. Я передумал насчет выкупа. Амулет четырех стихий мне не нужен.
Скай не удивился, но мечтательность его резко покинула. Джерет уже не раз замечал, как быстро меняется маг воздуха, если речь заходит о серьезных делах.
— И что ты хочешь?
— Пока не придумал. Будем считать, что ты мне должен.
Скай кивнул.
— Только не затягивай. У тебя осталось две недели.
— Почему две? — удивился Джерет. — У вас что, месяц длится всего три недели?
— Да, — коротко ответил Скай и ушел, тихо прикрыв дверь.
Джерет сполз на подушку и счастливо улыбнулся. Магия Дома больше не выворачивала его наизнанку, а тихо качала на своих волнах. Он выбросил из головы все мысли и заснул.
Проснулся Джерет от голода уже в сумерках. Умылся, переоделся и, напевая бодрую мелодию, пошел в столовую. Там обнаружился один Эшли.
— Какие новости? — Джерет подсел к нему за столик.
— Сэр Натаниэль отбыл из города, — вампир покачивал в пальцах хрустальный бокал с кровью. — Инна только что вернулась. Не одна.
— И как прошла встреча? — с умеренным интересом спросил Джерет, налегая на жаркое.
— Скай вроде бы обрадовался, — Лайонел отпил пару глотков. — По крайней мере, принял букет и кольцо.
— Что?! — Джерет поперхнулся. — Какое кольцо?!
— Попался! — Лайонел подался вперед. — И ты еще будешь врать, что Скай тебе всего лишь симпатичен? Что ты задумал, Джерет? Если ты влюбился, то почем не подпускаешь его к себе?
Джерет со звоном бросил вилку на стол.
— Я что, плохо объяснил?
— Ты вообще ничего не объяснил. С одной стороны, ты хочешь, чтобы Скай избавился от проклятья. А с другой стороны, почему-то предпочитаешь держаться от него в стороне, хотя мог бы легко решить эту проблему. Из твоего поведения я могу сделать только один вывод. И он мне очень не нравится.
Джерет молча смотрел в зеленые глаза вампира. Странно, но прочесть его желания, как у остальных, не получалось. Эшли словно был окружен непроницаемой стеной, и даже драконье зрение не помогало. Очень странно. Ему следовало раньше обратить внимание на этот феномен. Не учитывать Эшли в своих расчетах было ошибкой.
— И что же это за вывод?
— Тебе для чего-то нужна вся четверка магов, — Лайонел допил кровь. — Ты хочешь, чтобы они были тебе должны. Но привязываться к ним ты не желаешь. И влюбленности своей воли не даешь. Следовательно, ты намерен их использовать в каком-то очень опасном деле. Я прав?
— Впечатлен твоей логикой, — Джерет пренебрежительно усмехнулся. — Сразу видно, что ты ничего не смыслишь в магии. Использовать стихийных магов — чистейшее безумие. Эта четверка при желании сотрет меня в порошок. Так что можешь не волноваться, я для них не опасен.
Взгляд Лайонела потемнел.
— Ты прав, я действительно недостаточно разбираюсь в магии, чтобы уличить тебя. Но я докопаюсь до истины, так и знай.
— Что ж, вперед! — Джерет дразняще улыбнулся. — Копай на здоровье, лопаты в Доме, наверняка, найдутся. Спроси у Эйдена, где у них кладовка. Заодно обсудите вашу будущую совместную жизнь и неизбежные реформы в законодательстве твоего драгоценного королевства.
Эшли выронил пустой бокал. Растерянно посмотрел, как с пола исчезают осколки.
— Что? Эйден хочет уйти со мной?!
— А ты этого не ждал? Где же твоя проницательность, Лайонел?
— Но он кажется таким легкомысленным... Мне говорили, у него никто не задерживается дольше пары месяцев, — Эшли уткнулся в ладони и застонал. — Вот только огненного мага в Ламении мне и не хватало для полного счастья!
— Ламения? Ну и название у вашего королевства! А у тебя там кто-нибудь есть?
— Пары у меня нет, если ты об этом. Только семья.
— А эта... как ее, Лейла, что ли?
— Тебе и про нее рассказали? — вампир выпрямился и покривил яркие губы. — Она мертва. Я понятия не имел, что эта девчонка задумала, пока она не вызвала меня на поединок. К счастью, без свидетелей. И ведь билась до смертельной раны. А потом умоляла инициировать ее.
— А ты? — Джерет не имел понятия, как делают вампиров, но подозревал, что простым укусом обряд не ограничивается.
— Инициация — это очень сложный процесс, — Лайонел отвел глаза. — Одного желания мало. Лейла не подходила совершенно.
— Как же ты выдержал испытание амулетами правды?
— Я нужен королю гораздо больше, чем Эстелла. Поэтому амулеты были эльфийского производства. А магия эльфов на меня не действует... О боги, что же мне делать?
— Эйден тебя любит, — с издевкой произнес Джерет. — Именно любит, Лайонел, я в таких делах не ошибаюсь. И это серьезно.
Он оставил вампира цепенеть в горестном раздумье и отправился в гостиную. Но в коридоре его перехватила Тирра.
— Туда нельзя! Там сейчас Роланд со Скаем.
— И давно? — спокойно спросил Джерет.
— Полчаса примерно.
— Что ж, пойду погуляю.
Тирра посмотрела ему вслед с обидой и разочарованием. Они с Инной так надеялись, что появление соперника подстегнет Джерета к решительным действиям.
***
В сумерках настоящая торговля в магических лавочках только начиналась. Для Джерета эти магазинчики звучали как оркестры. Некоторые фальшивили, на них он не тратил времени. Но одна лавочка привлекла его необычной мелодией — темной и страстной. Джерет вошел, огляделся, небрежно опираясь на трость. Ах вот оно что, дело не в товарах, а в покупателе. Чем-то этот темноволосый человек в шелковом черном плаще напоминал Эшли. Продавец лебезил перед ним, раскладывая на прилавке дивной красоты украшения. Джерет подошел поближе. Серебряная брошь в виде изящного цветка из синих камней ему понравилась. Магии в ней было немного — всего лишь легкие чары, заставляющие каменный цветок благоухать. Но это легко изменить.
Две руки одновременно протянулись к украшению. Продавец замер, испуганно переводя взгляд с одного клиента на другого.
— Прошу прощения, но я пришел первым, — незнакомец повернулся, высокомерно глянув на неожиданного соперника. В вишневых глазах тут же вспыхнул интерес, он чуть отступил.
— Устроим аукцион? — Джерет азартно улыбнулся. Денег у него не было, но он не сомневался, что члену Совета открыт неограниченный кредит в любой лавке Города.
— Если не ошибаюсь, вы — Джерет? — незнакомец слегка склонил голову. — Рад встрече. Позвольте представиться, я — лорд Морт.
Джерет приподнял бровь. Лорд не был человеком.
— Откуда вы знаете, кто я?
— Невозможно не узнать мага с такой примечательной внешностью, — Морт отступил еще на шаг. — О вас много говорят в Городе, дорогой сэр. Я здесь давно не был, поэтому счел нелишним в первую очередь узнать все новости. Вы позволите пригласить вас на поздний ужин? Полагаю, нам будет о чем побеседовать.
Джерет был заинтригован.
— С удовольствием принимаю приглашение.
Лорд подкупающе улыбнулся.
— Я уступаю вам брошь. Возьму вот эту подвеску, она не хуже.
Подвеска Джерету была знакома — его собственный трофей из норы нагов. Он насторожился. Встреча, похоже, подстроена. Причем, лорд Морт даже не дает себе труда скрывать это. Ладно. Он положил на прилавок один из оставшихся у него жетонов.
— Это слишком много, — запротестовал хозяин лавочки. — Позвольте предложить вам что -нибудь еще...
— В следующий раз, — Джерет прицепил брошь к вороту рубашки.
Лорд Морт свою покупку спрятал в поясную сумочку.
— Я полагал, что вы ищете подарок, — он учтиво пропустил Джерета в дверь. — Цветок вам не подходит.
— Это и будет подарок, — слегка уязвленно ответил Джерет.
— Главе Совета четырех?
Джерет остановился. Смерил спутника оценивающим взглядом.
— Не удивляйтесь, цвет камней идеально подходит его глазам, — пояснил лорд Морт. — Прошу вас, пойдемте. Я вам все объясню за ужином.
В Городе он ориентировался неплохо, хотя пару раз ошибся улицей, пока нашел нужный ему ресторан.
— Они переехали, — с досадой пояснил он Джерету. — Терпеть не могу, когда мои излюбленные заведения меняют адрес.
Скорость, с которой их провели в отдельный кабинет, явно предназначенный для самых дорогих посетителей, впечатляла. Причем Джерет при всем самомнении не смог отнести ее на свой счет. Перед Мортом только что на коленях не ползали. Вино принесли в считанные секунды. Лорд поднял серебряный кубок.
— За наше знакомство.
Вкус был приятным, но Джерет все равно с ностальгией вспомнил любимые вина фэйри. Здесь он таких не встречал.
— Итак? — он откинулся на спинку удобного стула, откровенно рассматривая своего нового знакомца.
— Судя по вашей реакции, вы не знаете, кто я, верно?
Джерет кивнул.
— Я демон.
Морт сделал паузу, но Джерет продолжал смотреть на него с вежливым интересом. Демон продолжил с легкой досадой:
— Не буду заниматься саморекламой, скажу лишь, что даже наги не решаются переползать нам дорогу. Что же касается подарка... Какие отношения у вас с главой Совета?
— А какое вам до этого дело? — все еще вежливо поинтересовался Джерет.
Морт улыбнулся, показав похожие на вампирские клыки.
— Я хорошо знал его отца. Естественно, что судьба сына мне небезразлична.
— Насколько небезразлична? — уточнил Джерет. Он уже заметил магическую сеть, которая сплеталась над его головой, но не спешил принимать ответные меры.
— Когда я узнал о прискорбном происшествии в Долине спящих драконов... Или, точнее будет сказать, бывшей долине, то счел своим долгом прибыть в Город, чтобы позаботиться о Скае. Он слишком молод для управления Советом. Я знал, что это может для него плохо кончиться.
— И в чем же заключается ваша забота? — Джерет небрежно махнул рукой. Готовая упасть на него сеть сгорела.
Глаза демона еще больше потемнели.
— Вижу, что слухи о вас не преувеличены, — он тоже откинулся на спинку стула. — Прошу прощения за эту проверку. Давайте поговорим откровенно, Джерет. Вы здесь недавно. Нюансы отношений между местными магами вам неведомы. Коротко говоря, в этом мире есть те, кто считает, что Совет не должен состоять исключительно из стихийных магов. Вы очень сильный волшебник, Джерет. При желании вы могли бы стать полноправным членом Совета.
Предложение не было неожиданным. Джерет подозревал, что его попытаются купить. А еще он видел тонкие, неприятно гудящие щупики, колеблющиеся в воздухе между ним и Мортом. Демон впитывал эмоции собеседника. Ничего не скажешь, надежный способ проверить искренность. Обмануть демона непросто, драконье способности тут не помогут. Прямую ложь он почует сразу.
— Заманчиво, но я собираюсь вернуться домой по истечении этого месяца.
— Жаль, — Морт скользнул взглядом по броши. — В таком случае, этот подарок не связан с далеко идущими намерениями?
— А ваш — связан? — криво усмехнулся Джерет. — Вынужден вас разочаровать, милорд, вы не первый в очереди.
— Кого вы имеете в виду? — Морт подался вперед.
— Сын сэра Натаниэля проявил к предмету вашего интереса весьма недвусмысленные чувства.
Лорд Морт несколько секунд сосредоточенно размышлял.
— Его имя, кажется, Роланд? Но он же всего лишь человек и к тому же совсем ещё ребенок. Двадцать лет, если не ошибаюсь. Не думаю, что он мне помешает. Вот вы, Джерет, могли бы стать проблемой.
— Так вы хотите устранить или покорить главу Совета?
— Такой вопрос выдает серьезную заинтересованность, — тонко улыбнулся демон.
— Допустим, я могу вам помочь. Что вы можете мне предложить?
— А что вас может заинтересовать?
Джерет быстро прикинул, что Морт мог о нем разузнать. Разведка у демонов, похоже, поставлена великолепно.
— Я действительно не намерен здесь оставаться, — Джерет позволил щупикам коснуться себя, — а Совет гарантировал мне возвращение, так что я заинтересован в них. Но я не прощаю обиды. Кое-кто из четверки посмел воздействовать на меня. Впрочем, нюансы вас не касаются. Если мы договоримся, я хочу получить новые гарантии возвращения домой. И Скай должен остаться в живых и в моем полном распоряжении.
Джерет впустил щупики поглубже в себя. Главное, умело направить их в нужном направлении. Пусть демон почувствует его обиду, ревность, злость... Кушать подано, всё настоящее, без подделки.
Морт чуть ли не облизнулся от удовольствия.
— Не вы первый попадаете под очарование этих синих глаз. Но Скай — редкостный недотрога. Что ж, нас вполне устроит его удаление из игры. Если трое из нынешней четверки погибнут, мы займем Дом под предлогом сохранения порядка. У нас есть сторонники в Городе, нас поддержат. И я клянусь, что лично переплавлю вас, куда скажете, как только получу власть над Домом.
— Но ведь следующая смена Совета — тоже стихийные маги?
— О, мы готовы подождать еще пять лет, — отмахнулся демон. — А может быть, ждать и не придется. Народ не прощает ошибок. Подорванное доверие нелегко восстановить. Я полагаю, Джерет, при ваших способностях не составит труда не просто справиться со стихийными магами, но и опорочить их? У вас драконье зрение, верно? Изумительно, никогда такого не встречал!
— Разумеется не встречали. Я уникален. Возможно, вам не известно, но Скай сейчас почти без сил. Драконы взяли с магов большой выкуп. И это не улучшило атмосферу в Доме.
Щупики между ними истончились и пропала. Демон убедился, что не ошибся в собеседнике и успокоился.
— Я слышал об этом, но получить подтверждение из уст очевидца весьма кстати. Значит, Скай пострадал сильнее всех? Удачно. Скажите, Джерет, когда он вам надоест, вы его, надеюсь, не отпустите?
— Нет, — совершенно честно ответил Джерет. — Не отпущу.
Морт удовлетворенно кивнул.
— Приятно иметь с вами дело. Может, все-таки останетесь у нас? Нет? Очень-очень жаль. А у вас уже есть план, как стравить между собой Совет?
— Пока нет, — Джерет встал. — Давайте встретимся через неделю и уточним детали наших совместных действий.
— Хорошо, а вы пока подумайте, возможно, мы сможем предложить вам что-то еще, кроме возвращения домой.
— Возможно, — Джерет позволил себе еще одну вспышку определенных эмоций.
Порой весьма полезно производить впечатление коварного негодяя. Разумеется, демон может устроить за ним слежку. Придется всю неделю играть свою роль как можно лучше. Зато потом можно будет рассчитывать на по-настоящему большую благодарность Совета.
 
Глава 12. Жар-птица
На крыльце Дома Джерет разминулся с незнакомым юношей. Проводил его неприязненным взглядом. Роланд был красив, и выглядел значительно старше двадцати лет. Правильные черты лица, каштановые локоны до плеч, стройная, но не хрупкая фигура. А еще он выглядел возмутительно счастливым, даже что-то насвистывал.
Джерет вошел в тихий ночной Дом и двинулся по коридору прямо к комнате Ская. Глава Совета не спал, из-под двери просачивался луч света. Джерет коротко постучал.
— Входи, — дверь приоткрылась.
Скай сидел за столом и что-то писал. На нем была нарядная шелковая рубашка в тон глазам и черные бархатные бриджи. Джерет почувствовал укол ревности. Скай поднял глаза от бумаги и быстро улыбнулся.
— Надумал, что пожелать?
— Пока нет, — Джерет сел на кровать. — Просвети меня насчет демонов.
— Это практический интерес? — взгляд Ская стал острым.
— Да.
— Они обитают на севере, в основном, на островах. У них сильная магия, и они наши давние враги. Но до открытой войны дело не доходит, демоны слишком разобщены, чтобы собраться в единую силу. Короля у них нет, но есть высшие лорды, их около тридцати. Кто именно тебя интересует?
— Лорд Морт.
— Ах, этот... — Скай побарабанил пальцами по столу. — Редкостная сволочь. И самый опасный из них. Претендует на лидерство не только у демонов, кстати. Люди его, к сожалению, любят, он умеет втираться в доверие. А что, он сейчас в Городе?
— Да. Мы только что познакомились.
Скай передернул плечами.
— До чего же не вовремя... Морт спит и видит, как бы вышибить нас из Совета и пролезть в Дом. Последнее время, впрочем, он ничем себя не проявлял. Это очень серьезно, если он появился в Городе и обратил на тебя внимание. Что ему нужно?
— Как я понял, демоны ведут сложную игру. Цель — уничтожить вашу четверку. Оказывается, это они разбудили драконов.
— Вот оно что... — Скай устало потер виски. — А мы-то гадали, какой катаклизм их поднял! А с чего это Морт с тобой разоткровенничался?
— Он считает, что сумел меня нанять. Я тебе всё расскажу, но обещай, что остальные члены Совета ничего не узнают, пока я не решу, что уже можно.
— Почему?
— Потому что твои друзья слишком импульсивные. Они не сумеют долго обманывать. А игра предстоит непростая.
Скай пристально всмотрелся в глаза Джерету, что-то обдумывая.
— Хорошо, обещаю. Как тебе удалось обмануть Морта?
— У меня много талантов, — Джерет рассказал о встрече с демоном. — Прошу тебя, не покидай Дом. Тебя очень легко убить.
— Да, ты прав, — Скай тяжело вздохнул. — От меня сейчас толку мало.
— Наоборот, — Джерет ободряюще улыбнулся. — Тебе отводится ключевая роль в моем плане.
— Хочешь использовать меня, как наживку? — Скай неожиданно весело рассмеялся. — Не возражаю. По крайней мере... — он не договорил и нахмурился. — Подожди, я не понял, а что ты потребовал с Морта за свои услуги?
— Возвращение домой и тебя, — Джерет с удовольствием наблюдал, как приливает кровь к бледным щекам Ская.
— О... — Скай нервно сплел пальцы. — И как мы будем действовать дальше?
— Для начала надо пустить слух, что в Доме разлад. Только очень аккуратно. Они наверняка постараются получить информацию от Роланда.
Скай поморщился.
— Я не люблю манипулировать людьми.
— Придется, — жестко ответил Джерет. Отколол от ворота брошь и положил ее на колени Скаю. — Это тебе.
— Спасибо, — растерянно прошептал глава Совета. Джерет нежно улыбнулся ему и вышел.
Скай бережно взял подарок, вдохнул пряный, терпкий аромат. Подошел к зеркалу, приколол украшение на ворот рубашки, как было у Джерета. Несколько секунд вглядывался в свое отражение. Интересно, какая она — та девушка, которой он мог бы стать? Кого видит Джерет? Скай застонал и уткнулся лбом в холодное стекло. Он уже четыре года как перестал себя жалеть, смирившись с судьбой. Ну почему под самый конец вдруг появился тот, ради которого хочется жить? Нет, нужно отвлечься, дописать завещание, обдумать, что можно сделать в этой ситуации с демонами...
Скай просидел за столом глубоко за полночь. Аромат каменного цветка мешал сосредоточиться. В конце-концов он отколол брошь и положил ее в шкатулку. Только закончив с завещанием, снова достал украшение. Почему-то цветок придавал ему смелости.
Скай застегнул брошь, прислушался к Дому и потер кольцо. Джерет, который без сна ворочался в постели, отыскивая слабые места в только что придуманном плане действий, вдруг почувствовал, что стремительно засыпает. Через несколько минут дверь его комнаты раскрылась. Скай вошел на цыпочках, хотя и знал, что в ближайшие часы Джерета не разбудит даже землетрясение. Он осторожно присел на край кровати, потянулся и погладил волнистые пряди волос Джерета. Потом провел пальцами по щеке, шее, плечу. Взял его руку, склонился и поцеловал в ладонь. Очень хотелось — в губы. Но Скай не смог. Сердце и так колотилось слишком сильно, еще немного — и выскочит. Может быть, в следующий раз? Скай аккуратно поправил на Джерете одеяло, еще раз коснулся щеки, прерывисто вздохнул и метнулся к двери. В коридоре он столкнулся с Эйденом. Огненный маг округлил черные глаза.
— Эм-м... А Джерет еще не спит?
— Спит, — Скай упер руки в бока и прищурился. — Что это за новая выдумка с Роландом? Как он здесь оказался? Почему вы от меня бегаете весь вечер?
— Ты о чем? — натурально изумился Эйден. — Роланд узнал, что ты заболел из писем отца. Тут же связался через наших агентов с Инной, упросил привезти его в Город. Вот и всё.
— Вы меня за дурака держите?! — Скай перешел на яростный шепот. — Сэр Натаниэль любит своего сына, но не настолько, чтобы отправлять ему письма чаще раза в месяц. А последняя почтовая карета ушла десять дней назад! Вы опять сговорились, да? Дайте мне спокойно до...работать, умоляю!
— Доработать или дожить? — Эйден стукнул кулаком по стене. — Даже не надейся, что мы позволим тебе умереть, Скай!
Глава Совета поискал подходящие к случаю слова, не нашел и молча махнул рукой.
— А я между прочим к Джерету по делу шел, — Эйден продемонстрировал маленький черный кристалл. — Вот эту запись он слушал прошлой ночью. Возьми, это действительно интересно.
Скай сжал в руке кристалл и тут же вернул.
— Я помню, про что здесь. Но да, это странно. Ты думаешь, Джерет встречал кого-то из Древних богов?
— Я думаю, что не просто встречал, — глаза Эйдена возбужденно сияли. — Поэтому хочу попробовать увидеть его сны.
— Но зачем?
— Неужели ты не понимаешь? — Эйден чуть не приплясывал от волнения. — Это же шанс повстречать настоящего Древнего бога! Может быть, даже самого древнего! Если Джерет знает, где он, мы могли бы туда отправиться и...
— И совершить коллективное самоубийство.
— Да брось, этому существу миллиарды лет, он уже давно впал в старческое слабоумие.
— Что делает его еще более опасным, — Скай обреченно вздохнул. — Ладно, ты же всё равно не успокоишься. Пойдем, посмотрим вместе.
Джерета они обнаружили беспокойно разметавшимся по постели. Он дышал хрипло, со стонами, но не просыпался. Скай нахмурился, протянул руку с перстнем над головой Джерета, как можно шире развел пальцы, потом резко сжал кулак. Закрыл глаза. Эйден положил ладони на его плечи. Их накрыла душная, зловонная тьма. В ее глубине шевелилось что-то огромное и бесформенное. Свистящий шепот проникал прямо в мозг, будил древний страх.
Скай отдернул руку и переглянулся с Эйденом. Потом присел на кровать и принялся плавно водить руками над головой Джерета. Постепенно тот успокоился, задышал глубоко и ровно. Скай встряхнул пальцы. Молча встал и потянул за собой Эйдена. Они вышли в коридор и некоторое время стояли, наслаждаясь доброй темнотой и тишиной Дома.
— Ты всё еще хочешь повстречать Древнего бога? — негромко спросил Скай. — Это же зло в чистом виде.
— Нет, теперь я хочу его уничтожить, — серьезно ответил маг огня.
***
Эшли проснулся ранним утром и лежал, не открывая глаз, прислушиваясь к дыханию Эйдена. Самому себе вампир уже признался, что любит рыжего мага. Но позволить ему появиться в мире, где Лайонел сто лет добивался ограничений прав волшебников? Нет, ни за что. Не в первый раз ему терять любовь. Поболит и забудется.
Эйден вздохнул и шевельнулся.
— Не спишь? — он потянулся и потерся носом о плечо Эшли. — Нел, ты меня любишь?
Вампир зевнул. Этот момент он уже раз тридцать прокручивал в голове со вчерашнего вечера.
— Ну и вопросы ты задаешь с утра, Денни. Тебе что, ночи было мало?
Эйден отстранился. Черные глаза вспыхнули таким мрачным огнем, что Лайонелу стало очень не по-себе. Но маг тут же отвернулся.
— Да, конечно. Пора вставать, — он свесился с кровати, подобрал свою одежду и быстро натянул ее. — Не опаздывай на совещание, сегодня будет работа для каждого.
Эшли посмотрел на захлопнувшуюся дверь и вздохнул. Это оказалось неприятнее, чем он ожидал.
***
День заполняли обычные дела. Под вечер Тирра с Инной облетели вокруг Города, не обнаружили ничего тревожного и повернули назад.
— Где-то здесь Джерет ловил единорога, — Тирра бросила взгляд в сторону рощи. — Надо бы узнать, какие боевые заклинания он использует.
— Спрошу Ская, они же вместе были, — при мысли о брате Инна погрустнела. — Странно думать, что у меня, оказывается, нет брата.
— Сестра — тоже неплохо. Надеюсь, на Роланда подействовало мое угощение.
— Если да, то он наверняка уже пришел.
Инна ускорила ковер. Опустившись во дворе Дома, подруги увидели, что на ступенях крыльца сидит мрачный Эйден.
— Что случилось?!
— Да что же это за день такой, — страдальчески поморщился он. — Все на меня кричат.
— С Эшли поссорился? — сочувственно спросила Инна, присаживаясь рядом.
— С чего бы мне с ним ссориться? — холодно ответил Эйден. — Он еще не вернулся. Это Скай впал в истерику на пустом месте и отчитал меня, как мальчишку. Прямо при своем сопляке!
Тирра с Инной переглянулись. Конечно, потеря сил могла испортить характер стихийного мага, но Скай славился своей сдержанностью. И уж точно не в его правилах было отчитывать коллег при посторонних.
— А Джерет дома?
— Нет, на этот раз Джерет ни при чем, — криво усмехнулся Эйден. — Даже странно. Последнее время ни одно событие без него не обходится.
В воротах появились Джерет и Лайонел.
— Что, в доме душно стало? — Джерет взбежал по ступеням, задев Тирру тростью.
Она отшагнула, наступив на руку Инны. Та вскрикнула, дернулась, и Тирра, не удержав равновесия, полетела на землю. Лайонел бросился ее поднимать. Эйден перехватил пострадавшую руку Инны и подул на нее.
— Почему бы тебе не полечить нервы, дорогая? — Джерет перехватил трость за середину.
— Пошел к дьяволу! — Тирра в бешенстве глянула вверх и замерла. Все обернулись и обнаружили, что в дверях дома стоит Роланд. Юноша, открыв рот, уставился на живописную картину: Тирра в объятьях Эшли, Эйден держит за руку сморщившуюся от боли Инну, и при этом напряжение между всеми такое, что вот-вот громыхнет.
— Прошу прощения... — пролепетал Роланд и попятился.
Джерет спокойно отодвинул его в сторону и вошел в Дом. Остальные пришли в себя и разом почувствовали себя крайне неловко. Эйден мило улыбнулся юноше.
— Уже уходишь?
— Э-э... нет, просто Скай попросил позвать Инну, — Роланд с надеждой посмотрел на мага воды.
— Иду, — Инна вскочила.
Когда за ними захлопнулась дверь, Тирра с упреком взглянула на Эйдена.
— Сглазил! — и тоже убежала в Дом.
Эйден с досадой пнул ступеньку.
— Неладно что-то в этом доме, — пробормотал Лайонел. Всё выглядело, как нелепая случайность, но ему не понравилась мимолетная довольная улыбка Джерета. Вампир попытался проскочить в Дом, но Эйден удержал его за руку.
— Лайонел, подожди. Нам нужно поговорить.
Эшли молча пошел за ним. Эйден привел его в сарайчик непонятного назначения. Внутри было пусто.
— В Доме слишком многолюдно, — Эйден закрыл дверь на засов и вдруг так стремительно обнял Лайонела, что тот вздрогнул. — Нел, я очень тебя прошу, ответь мне честно. Ты меня любишь? Я просто не выдержу, если не буду знать!
— С ума вы все сегодня посходили! — вампир с легкостью разжал его руки. — Ден, ну к чему так драматизировать наши отношения?
— Понятно, — тихо сказал Эйден. Он вдруг крутнулся на месте, обернувшись огненной птицей, и прямо через крышу вылетел из сарая.
Лайонел бросился к двери и распахнул ее, вырвав с корнем засов. Жар-птица была уже далеко, улетая куда-то на север. Вампир выругался сквозь зубы и побежал в Дом. Выскочив из-за угла, он едва не сшиб с ног сэра Натаниэля.
— Прошу прощения, — Эшли поддержал его. — Не ожидал вас увидеть. Вы же уехали в отпуск?
— Вернулся по срочному делу, — командор смотрел внимательно и тревожно. — У вас всё в порядке?
— В полном... — Эшли осекся. На крыльце появился Роланд, хотя дверь Дома не открывалась. Юноша покачивался и выглядел крайне обиженно. Левой рукой он держался за щеку.
— Вот ты где! — сэр Натаниэль подскочил к сыну и резко схватил его за локоть. — Прошу прощения, лорд Лайонел, мы спешим.
Вампир кивнул, подавив усмешку. Интересно, как командор узнал, что его наследник в Городе? Впрочем, это сейчас не главный вопрос. Эшли торопливо взбежал по ступенькам. Обычно спокойная, умиротворяющая атмосфера Дома изменилась. По коридору ощутимо тянуло холодом. Лайонел побежал к комнате Ская. Дверь была открыта, но мага он не обнаружил. Вампир прислушался. Странно, но Дом вроде-бы успокаивался. Воздух потеплел. Эшли уловил приятную музыку, которая привела его к комнате Джерета. Дверь была заперта. Вампир постучал и даже не удивился, когда открыл ему Скай. Глава Совета только глянул на Эшли и тут же спросил:
— Что с Эйденом?
— Он превратился в птицу и улетел. Не знаю, может это и нормально, но я...
— О боги! — Скай выскочил в коридор. — Инна!
Его сестра тут же прибежала.
— Феникс! Немедленно организуй ливень... — он повернулся к Эшли. — Куда он полетел?!
— На север.
— Сделаю! — Инна умчалась.
Музыка в комната Джерета смолкла, но сам он не вышел.
— Что такое феникс? — спросил Лайонел.
— Это условное название огненного мага, когда он оборачивается птицей и может уничтожить себя, — пояснил Скай, не глядя на него.
— Проклятье! — Эшли прислонился к стене. — Я не хотел.
— Не вини себя, — Скай легко погладил его по плечу. — Никто из нас даже подумать не мог, что Эйден способен дойти до такого состояния. Обычно он более легко относится к своим... В общем, не переживай, холодный душ приведет его в чувство. Скоро вернется.
Лайонел благодарно улыбнулся и пошел к себе. Скай вздохнул и вернулся в комнату Джерета.
— Похоже, мы перестарались, — он нервно сплел пальцы. — Если так пойдет дальше, как бы Дом не взорвался от эмоций.
— За неделю не взорвется, — отмахнулся Джерет. — Садись, я тебе спою. Надеюсь, больше нам не помешают.
Скай слушал любимый голос и постепенно успокаивался. Ему даже стало казаться, что всё будет хорошо. Что произойдет чудо, и не придется умирать. Жаль, что фокус со сном не получится повторить больше пары раз. Джерет догадается. «Но сегодня ночью я его поцелую», — твердо пообещал себе Скай.
***
До ночи Эйден не вернулся. Эшли перебрался ждать в его комнату. Вампир терзался так, что его успокаивали все, даже Джерет.
— Он жив, тебе уже сто раз об этом сказали. Просто улетел довольно далеко. Пешком долго возвращаться, — Джерет еле сдержал смех, представив себе промокшего мага огня. — Но на ковре за ним летать никто не будет, сам понимаешь, в таком состоянии ему лучше побыть одному.
— Да что ты знаешь о его состоянии! — Эшли презрительно глянул на Джерета. — Ты вообще никого не любишь, кроме себя.
Джерет неожиданно обиделся и ушел, так хлопнув дверью, что эхо еще долго гуляло по коридору.
Тирра с Инной тоже не спали.
— Не надо было наливать Роланду десять капель, хватило бы и пяти, — упрекала подругу Инна. — Тогда бы он не полез напролом.
— Я просто хотела, чтобы он действовал более решительно, — оправдывалась Тирра. — А Джерет так и не начал ревновать. В общем, вернулись, откуда начали. И что теперь делать?
— Есть у меня одна идея, — Инна зашептала ей на ухо.
Тирра сначала слушала скептически, но затем заулыбалась и хихикнула.
— Ну-у... давай попробуем. Хуже не будет.
***
Джерет подозревал, что прошлой ночью на него воздействовали — уж слишком внезапно и глубоко он заснул. В этот раз сонные волны не застали его врасплох, но противостоять им полностью не получилось. Только какая-то небольшая часть его сознания осталась бодрствовать. Джерет чувствовал себя застывшим в янтаре. Он скорее ощутил, чем услышал бесшумные шаги и вдохнул знакомый аромат. Подарок подействовал, но не совсем так, как он надеялся.
Скай теребил брошь, словно это был амулет на удачу. С минуту он просто смотрел на Джерета, потом осторожно присел на край кровати. Что-то внутри заставляло его вскочить и убежать. Скай до боли вцепился ногтями себе в плечи. Вдохнул, как перед прыжком в воду, и поцеловал Джерета в теплые губы. Стало чуть легче. Скай снова задышал. Аромат каменного цветка кружил голову. Отчаянно хотелось упасть на кровать, зарыться в эти золотистые волосы и целоваться до умопомрачения. Скай рванул душивший его ворот рубашки, застонал в голос и прижался лбом к плечу Джерета. Но вся смелость вдруг куда-то подевалась. Скай вскочил и кинулся к двери.
Джерету хотелось взвыть от досады. Мало того, что эта девчонка вскружила-таки ему голову, так еще и никак не попадается в ловушку! Ну ничего, следующей ночью он поймает эту трепетную лань.
В своей комнате глава Совета рыдал, обняв подушку. Он не плакал так с тех пор, как умер отец. Сейчас Скай оплакивал себя. Когда слезы кончились, он машинально разделся и призвал сонные волны дома. Ослабеть еще и от бессонницы глава Совета позволить себе не мог. Только утром он обнаружил, что потерял брошь.
***
Эйден вернулся почти под утро. Промокший до нитки и стучащий зубами от холода. Высушить себя он почему-то даже не пытался. На Лайонела в своей постели Эйден никак не отреагировал. Вампир постарался сдержать эмоции, молча глядя, как огненный маг, дрожа, стягивает мокрую одежду. Эйден провел руками по волосам, выжимая их, и забрался под одеяло. Лайонел обнял его и тихо засмеялся.
— У тебя снова мокрые волосы.
— Та ночь была самой счастливой в моей жизни, — невнятно пробормотал Эйден, уткнувшись в подушку. — Тогда я верил, что ты меня полюбишь.
— Я тебя люблю, Жар-птица, — тихо сказал Лайонел. — Прости меня, я не думал, что для тебя это так важно.
 Правда? — Эйден приподнялся на локте и жадно всмотрелся в лицо Эшли. — И ты не будешь против, если я пойду с тобой — в твой мир?
— Куда же от тебя денешься, — вздохнул Лайонел. — Только обещай, что ничего там не натворишь, не посоветовавшись со мной.
— Клянусь! — Эйден счастливо улыбнулся. — Я еще никого так не любил, как тебя, Нел. Знаешь, я думаю, что это навсегда.
Он лег щекой на грудь Эшли и тут же уснул. А Лайонел еще долго смотрел в потолок, пытаясь разобраться в ворохе противоречивых предчувствий.
 
Глава 13. Три поцелуя
Утро в Доме началось с визита Роланда. Вовремя заметивший его из окна Джерет метнулся к Скаю. Глава Совета поморщился, но свою часть договоренности выполнил, так что Дом встретил юношу неуютными сквозняками. Роланд, поеживаясь, даже не решился пройти дальше холла. Он скороговоркой извинился перед Скаем за свое вчерашнее непозволительное поведение и выразил надежду, что тот его простит.
Скай сдержанно кивнул.
— О, доброе утро, Роланд! — в холл выпорхнули Инна с Тиррой. — Кай, мы убегаем. Русалки просили проверить побережье, там вроде бы видели гарпий.
— Вы к морю? — оживился Роланд. — Если не затруднит, возьмите и меня с собой.
— Ты уже нас покидаешь? — Инна искоса глянула на брата. Тот молчал с отрешенным видом. — Хорошо, тогда мы возьмем большой ковер.
— Берите, — Скай вышел из задумчивости и холодно улыбнулся. — Рад был повидаться с тобой, Роланд. Всего тебя наилучшего.
Юноша поклонился, бросил на предмет своего обожания последний тоскливый взгляд и вышел. Скай спокойно повернулся и направился в зал, разминувшись в коридоре с Эйденом и Лайонелом.
— Не нравится мне это, — огненный маг, прищурившись, оглянулся на главу Совета. — Скай сам на себя не похож. Никогда при нем Дом не был таким холодным и равнодушным к гостям. Даже к нежеланным.
— Может, останемся? — предложил Эшли.
— Нельзя. Начался сезонный перелет гарпий. Обычно их пути не пересекают реку, но в этом году они сильно размножились. Особо обнаглевшие могут попытаться захватить новые места. Нам нужно убедиться, что ни одна из этих тварей не окажется в пределах пригорода.
— Полетим на ковре?
— Не стоит, их проще сбивать с земли, — Эйден похлопал себя по карманам, проверяя, взял ли зеркальце. — Ладно, пошли, будем время от времени проверять, всё ли в порядке.
***
Джерет ожидал Ская в зале, но сказать ничего не успел. Как только глава Совета вошел, прозвучал сигнал вызова из зеркала. Скай заговорил с кем-то на таком странном квакающем языке, что Джерет ничего не понял.
— Досадно, что Тии-Уни не застал Инну, — Скай отключил зеркало и покусал губу. — Это речные русалки. Им нужна помощь, а она с Тиррой полетели совсем в другую сторону — к их морским родичам. Не возвращаться же. Еще и Роланд с ними. Придется лететь нам.
— Это далеко?
— Нет, еще днем вернемся. Племя Тии-Уни живет в Великой Реке. Они пожаловались, что по соседству с ними на одном из островов хотят поселиться гарпии. Нужно проверить, и если правда — выбить их оттуда. Иначе они русалкам житья не дадут. У них молодняк на мелководье растет, для гарпий они — легкая добыча.
— Я могу и один слетать, с гарпиями мне уже приходилось иметь дело, — Джерет не был в восторге от мысли, что Скай покинет Дом, даже с ним.
Но глава Совета обрадовался предстоящему делу и не собирался отказываться от него.
— Ты не найдешь остров, — резонно возразил он. — И русалки тебя не знают. Они недоверчивые существа, с незнакомым магом общаться не станут.
— Ладно, но ковер поведу я.
 
По дороге они не разговаривали — ветер мгновенно уносил все слова. Уже над рекой Джерет притормозил ковер. Это был не тот район, где переправлялись они с Эшли. Здесь река разливалась так широко, что полностью оправдывала свое имя. Множество островков — и каменистых, и покрытых лесом — украшало ровную гладь воды. Скай указал на один из них — небольшой, частично заросший кустарником, с бухточкой и песчаной отмелью. Джерет опустил ковер прямо на пляж. День был солнечный и жаркий, так что он с удовольствием снял куртку и расстегнул рубашку. Ни малейших признаков присутствия гарпий Джерет не ощущал, о чем и сообщил Скаю. Тот тоже снял куртку, оглядел берег и пожал плечами.
— Возможно, это была ложная тревога. Но молодняка русалок у берега я не вижу, значит они действительно заметили гарпий. Скорее всего, одна из стай на перелете здесь ночевала. Давай на всякий случай обойдем остров.
Остров был маленький, через полчаса они вернулись на пляж и замерли от неожиданности. Ковра-самолета на песке не было, хотя их куртки лежали на месте, аккуратно сложенные.
— Та-ак... — Джерет быстро прошелся по кромке воды. — Надеюсь, русалки просто шутят с нами?
— Почему ты думаешь, что это они? Следов нет.
— Ветер слабый, волной ковер смыть не могло, — Джерет внимательно вглядывался в мутную реку, но никого не замечал. — Гарпий здесь нет. Остров необитаем. Вывод?
Скай подошел к воде, сложил ладони рупором и прокричал что-то на квакающем языке. Подождал, повторил призыв еще раз, уже с более сложными оборотами. Джерету показалось, что где-то в глубине мелькнули быстрые тени, но на поверхности никто не появился.
— Изумительно! — он сел на песок в тени небольшой скалы. — Всю жизнь мечтал оказаться на необитаемом острове. Когда Инна с Тиррй вернутся домой?
— Ночью, — Скай неожиданно засмеялся. — Да уж, такого нелепого приключения со мной еще не случалось.
Джерет хмыкнул, расстелил куртку и лег, закинув руки за голову. Никакой опасности он не чувствовал, но и смысла шутки пока что не понимал.
— Что ж, будем наслаждаться неожиданным отдыхом. А еду здесь найти можно?
Скай сел рядом прямо на песок.
— Я видел несколько ягодных кустов.
— Очаровательно, — Джерет приподнялся и порылся в кармане куртки. — Хорошо что я захватил с собой пару бутербродов. И еще это, — он протянул Скаю брошь. — Угадай, где я ее нашел?
Скай покраснел до слез, но брошь взял и приколол к рубашке.
— Я даже не знаю, что сказать. Это было полнейшей глупостью с моей стороны. Прости, пожалуйста.
Джерет не спускал с него глаз. Почему бы и не воспользоваться такой нежданной оказией?
— Хочешь увидеть себя настоящую, Селина?
Скай содрогнулся. В глазах Джерета он почти перестал двоиться. Истинный облик стал ярче, а черное кружево проклятья, наоборот, истончилось. Но не исчезло.
— Как ты меня назвал?
— Это имя собиралась дать тебе мать. Она вплела его в проклятье. Решайся, что ты теряешь?
Скай слабо улыбнулся. Искушение оказалось слишком сильным, хотя он понимал, что потом будет еще больнее. Впрочем, не так уж долго продлится это самое «потом», чтобы переживать из-за него.
— Да, действительно. А как ты собираешься показать мне меня?
Джерет взял его за руку, потом очертил в воздухе круг. Воздух внутри него задрожал и затвердел зеркалом. А потом зеркало приблизилось и втянуло их в себя.
Скай не подозревал, как силен в своей стихии Джерет. Иллюзия оказалась настолько реальной, что маг воздуха испытал настоящее потрясение. Он оказался в комнате с высокими сводчатыми окнами без стекол. Каменные стены были увешаны пестрыми гобеленами со сценами охоты и пиров. Прямо перед Скаем висело огромное, потемневшее от времени зеркало в тяжелой резной раме. Скай с замиранием сердца взглянул на свое отражение. Возникло ощущение, что он смотрит на сестру-близнеца. На отражающейся в зеркале девушке было надето легкое газовое платье — синее со вспыхивающими искрами. Полупрозрачная ткань почти не скрывала тело.
— Я ведь говорил, что ты очень красивая, — Джерет появился из-за гобелена в углу комнаты.
Скай обернулся и забыл про себя. На Джерете была черная рубашка с глубоким вырезом и пышными кружевными манжетами, и то ли плащ, то ли мантия с высоким воротом. При движении ткань колыхалась и переливалась, как лунный свет сквозь бегущие облака. Джерет подходил нарочито медленно, каблуки его высоких сапог отбивали шаги по каменному полу, как маятник часов. Скай осознал, что прикипел взглядом к тяжелой пряжке его пояса и тут же вскинул глаза. Стало еще хуже. Искрящаяся косметика делала и без того красивое лицо Джерета совершенно неотразимым.
— У вас принято пользоваться макияжем? — слабо спросил Скай.
— Это называется гламур, — пояснил Джерет. — Эльфийская мода, но мне нравится.
Он подошел уже вплотную. Руки в черных перчатках мягко взяли Ская за плечи и развернули к зеркалу.
— Смотри — вот от чего ты отказываешься. И ради кого? Ради отца? Но ты же не прикована к Городу, Селина. Ты можешь уйти в другой мир, и тогда никто не узнает, что сэр Клайв был обманут.
Джерет обнял Ская за талию, сцепив пальцы в замок. Склонил голову, прижавшись щекой к его волосам. При этом он неотрывно смотрел в глаза отражению.
— Я люблю тебя, Лина, — прошептал он, плотнее прижимая к себе слабеющую добычу. — Я буду твоим. Только скажи «да», и проклятье спадет.
Скай молча смотрел в зеркало. Потом грустно улыбнулся своему отражению и закрыл глаза.
— Нет, — сказал он.
Раздался хрустальный звон, руки Джерета разжались, Скай почувствовал мгновенный приступ головокружения, но тут же очнулся. Он сидел на пляже, день уже перевалил за половину. Странно, ведь в иллюзии прошло не больше четверти часа.
Джерет стоял на коленях у кромки воды. Судя по состоянию его прически, он только что макнулся головой в реку.
— Не сердись, — тихо сказал Скай, принимаясь рассеянно пересыпать в ладонях песок. — Я не могу нарушить слово.
— Я не сержусь, — Джерет помотал головой и поднялся. — Я в бешенстве. Умереть решил? И кому от этого будет лучше? Твоей матери? Ей на тебя плевать. Твоему отцу? Ему уже всё равно. Друзьям? Они знают правду и очень страдают от того, что не могут спасти тебя!
— Зачем ты им рассказал? Я же просил тебя молчать!
— Единственные, кто будут безмерно рады — это твои враги, — продолжал Джерет, сдавленным от сдерживаемых эмоций голосом. — Но тебе, похоже, плевать, что на друзей, что на врагов, что на меня! Главное — твое слово! Ну что ж, если ты придаешь такое значение своим обещаниям, напоминаю, что ты мне должен. «Всё, что угодно», — это твои слова, помнишь?
— Я не отказываюсь, — Скай твердо посмотрел на Джерета. Пульсирующая тьма в его правом глазу вызывала непроизвольную дрожь во всем теле. — Но клятву я не нарушу. В остальном — да, всё, что угодно.
— Тогда, — голос Джерета стал опасно вкрадчивым. — Я хочу от тебя три поцелуя.
— Почему три? — Скай отодвинулся. Джерет тут же оказался рядом.
— За две прошлые ночи, — пояснил он. — И за несостоявшийся только что — там, в грёзе.
— Хорошо, — Скай покраснел, потом резко побледнел, — Но давай сначала выберемся отсюда, ладно?
Он хотел встать, но Джерет опрокинул его, вдавив в песок.
— Нет, здесь! — прошипел он. — И учти, ты не дома. Меня ты за дверь, как Роланда, не вышвырнешь! Три поцелуя, прямо сейчас! И не как ночью, а по-настоящему. Ну же, давай!
Скай в отчаянье посмотрел в небо и зажмурился.
— Я не понимаю, что ты хочешь! — простонал он. — Я никогда не целовался толком!
— О боги! Тогда хотя бы не мешай мне.
Джерет развязал шнурок, стягивающий длинные светлые волосы Ская. Так он больше походил на свой истинный облик. Джерет очень надеялся, что поцелуев в сочетании с именем окажется достаточно. Он провел языком по плотно сжатым губам Ская. Тот всхлипнул, и Джерет тут же впился в приоткрывшиеся губы. В этом поцелуе было больше обиды, чем любви, и Скай это почувствовал. Он неумело обнял Джерета и попытался хоть как-то ответить ему. Джерет сдавленно зарычал и обеими руками сжал его плечи. Он тоже закрыл глаза, чтобы не видеть этой проклятой двойственности.
Скай дернулся от боли, когда острые зубы прокусили ему губу. Джерет опомнился и оторвался от него.
— Сейчас пройдет, — он торопливо провел пальцами по ранке. И тут же схватил рванувшегося в сторону Ская. — Куда?! Это только первый поцелуй.
— Разве? — Скай с надеждой осмотрел горизонт, но помощи ниоткуда не появилось.
Джерет внимательно всмотрелся в паутину проклятия. Она истончалась на глазах, но всё еще держалась. Ладно, посмотрим, чья возьмет! Он подтянул свою куртку и уложил на нее слабо сопротивляющегося Ская. На этот раз Джерет попробовал иную тактику. Он нежно коснулся губами соленых ресниц, кончика носа, уголков губ. Дождался, пока Скай сам потянется к нему, и только потом принялся целовать.
На этот раз всё получилось гораздо лучше. Скай чуть расслабился, даже запустил пальцы в волосы Джерета. Но в какой-то момент мага воздуха больно кольнуло, что целуют не совсем его. Что Джерет видит ту девушку, из зеркала. Скай попытался ощутить себя ею, и тут же горло сдавила невидимая удавка. Он забился, задыхаясь, отталкивая от себя Джерета. Тот обиженно поднял бровь, но тут же нахмурился.
— Вот как оно работает, — он с сожалением посмотрел на пытающегося отдышаться Ская.
Кто мог подумать, что эта сука Лин такая перестраховщица? Уже в полном отчаянье Джерет наклонился и в третий раз поцеловал Ская в распухшие губы. Ласково и бережно.
— Я люблю тебя, — просто сказал он. — Пожалуйста, согласись. Я не смогу жить без тебя!
И тут его накрыло. Джерет знал, что драконы иногда видят будущее. Точнее, только один из вариантов будущего — самый вероятный. Он увидел похороны Ская. Рыдающих Инну и Тирру. Глотающего слезы Эйдена. И вдруг вместо них увидел свой замок в Темнолунных холмах, почти утонувший в болоте, и восстающего из-за его стен Древнего бога. Увидел бешено и беспорядочно мечущиеся сгустки тьмы, и пикирующего с неба огромного дракона.
Джерет понимал, что он находится где-то рядом от схватки, но никак не может на нее повлиять. Древняя тьма горела в драконьем огне. Болотный газ взрывался, разнося замок в пыль. Вой Бэла выворачивал землю в мучительных спазмах. И вдруг весь мир содрогнулся. В нем образовалась прореха, в которую провалился Древний бог. Дэй опустился на уцелевшие развалины каменной стены и повернул голову, взглянув прямо на Джерета. Там между ними шел какой-то разговор, но здесь и сейчас Джерет ничего не услышал. А потом дракон медленно и словно бы неохотно выдохнул струю пламени. Джерет закричал, понимая, что в этом будущем, его не стало.
 
— Нет! — Скай мертвой хваткой вцепился в него, прижимаясь всем телом. Каким образом он сумел увидеть будущее вместе с Джеретом, маг воздуха не понял, но в реальности предвидения не усомнился ни на миг.
— Мы как-то связаны, — Джерет тяжело дышал, слова давались ему с трудом. — Если ты умрешь, я переживу тебя самое большее на пару дней. Неужели ты этого хочешь?
Глаза Ская лихорадочно блестели, но слезы высохли.
— Нет, ты не умрешь. Я согласен, пусть проклятие будет снято.
Джерет едва успел его подхватить. Легкое тело изогнулось, Скай закричал, потом забился в конвульсиях. Черные нити проклятья лопались со звоном струн и больно хлестали, задевая даже Джерета. Он с трудом удерживал Ская. И тогда Джерет запел колыбельные — одну за другой, все, какие только знал. Постепенно конвульсии стали затихать. Только убедившись, что последние обрывки черной паутины истаяли, Джерет умолк и осторожно уложил спящую Селину — да, уже Селину — на свою куртку. Вторую свернул и подложил ей под голову. Усмехнувшись, подумал, что одежду ей придется теперь носить более свободную, чтобы скрыть произошедшие изменения. Джерет расстегнул на девушке ставшие слишком тесными рубашку и бриджи. Потом огляделся по сторонам, оценивая возможности зарослей кустарников. Подхватил Селину вместе с куртками на руки и понес в наиболее понравившееся ему тенистое местечко. Несмотря на примесь крови сумеречных фэйри, Джерет спокойно относился к солнечному свету, но всё же предпочитал долго на солнцепеке не находиться. Устроив Селину, он натянул над ними защитный купол. Теперь их никто не побеспокоит.
***
Селина очнулась от ласковых прикосновений и приоткрыла глаза.
— Как ты себя чувствуешь? — с неподдельным интересом поинтересовался Джерет.
— Удивительно правильно, — она приподнялась на локтях и обнаружила, что вся одежда на ней расстегнута.— Что ты делаешь?!
— То, о чем мечтал, — промурлыкал Джерет, не прекращая своих исследований.
— Убери руки! — Селина попыталась застегнуть бриджи, но застежка не сошлась.
Джерет засмеялся.
— Даже если нам вернут ковер, придется дожидаться темноты, чтобы не шокировать горожан твоим видом.
— Не смешно! — Селина жалобно шмыгнула носом. — Я есть хочу.
Джерет страдальчески закатил глаза, но достал полураздавленные бутерброды. Отдал ей оба. Селина завернулась в куртку и с жадностью принялась за еду. Джерет смотрел на нее сначала с улыбкой, а потом с легкой тревогой. Он не предполагал, что превращение изменит характер мага воздуха. И еще вопрос — к лучшему ли? Селина искоса глянула на него.
— Представляю, как глупо я сейчас выгляжу.
— Не глупо, а соблазнительно.
Селина покраснела и попыталась перевести разговор на другую тему.
— Знаешь, я подозреваю, что нас сюда заманили по наущению Инны.
— Весьма вероятно, — Джерет лег головой ей на колени. — Ну хоть один раз ее интрига увенчалась успехом.
— Да уж, — она поерзала, пытаясь привести в порядок одежду. — Жаль, что мы плащи не взяли.
— А еще — подушку и матрас, — поддакнул Джерет. — Ну ничего, сегодня ночью мы наверстаем упущенное. А может, не будем ждать до ночи?
— Не будем, — пробормотала Селина и зевнула. — До ночи я не дотерплю, глаза совсем слипаются.
— Вообще-то я имел в виду совсем другое, — Джерет разочарованно вздохнул. Он, конечно, понимал, что сон ей сейчас необходим, но понимать — это одно, а желать — совсем другое. Как ни досадно, оставалось только ждать.
***
Когда Скай не отозвался на вызов, Эйден не слишком обеспокоился. Он повторил попытку через час. Безрезультатно. Помянув всех демонов Севера, Эйден попробовал связаться с Джеретом. С тем же успехом.
— Может, они ушли из дома и забыли взять с собой зеркальца? — попытался успокоить разволновавшегося мага Эшли.
— Скай бы точно не забыл.
— А что может помешать связи?
— Если возле них творится какое-то сильное колдовство, это заглушает сигнал. Давай вернемся в дом. Оттуда будет проще найти их.
Как заместитель главы Совета Эйден имел право активировать главное зеркало на столе в зале. Оно отозвалось, но почему-то показало только Великую реку с высоты птичьего полета.
— Они где-то в районе островов, — Эйден быстро прикинул расстояние до реки. — Значит улетели на ковре-самолете. А второй — у Инны. Плохо. Есть правда еще один, но старый. К тому же, мы не знаем, где именно их искать.
— А нельзя связаться с кем-нибудь из местных жителей?
— С русалками разве что, — неохотно ответил Эйден. — Но они со мной общаться не любят. Придется побеспокоить Инну.
— Подожди, — вампир достал свое зеркальце. — Давай я с Тиррой поговорю. Подозреваю, что это опять их происки. А нас они в известность не поставили... Тирра? Вы с Инной уверены, что это был хороший план?
— О, ты уже в курсе? — Тирра тут же попалась в ловушку. — Они вернулись? Надеюсь, русалки от Джерета не пострадали?
— В том-то и дело, что не вернулись, — у Эшли на лице ни один мускул не дрогнул. — И не отзываются по зеркалам. Инна уверена в своих русалках?
— А откуда тогда... — Тирра не договорила и с досадой закатила глаза. — Ты меня поймал. Ладно, раскрываю тайну. Джерет со Скаем на Скалистом острове. Русалки должны были утащить у них ковер-самолет. Почему не отзываются — не знаю. Там никаких магических аномалий нет. Но вы не волнуйтесь, наверное Джерет поставил защиту на всякий случай. Или русалки забрали ковер вместе с их вещами.
— Авантюристки, — хмыкнул вампир и отключился. — Ладно, Ден, пошли обедать. Скоро объявится пропажа.
Но до сумерек ни Джерет, ни Скай так себя и не обнаружили. Эйден уже собрался доставать старый ковер-самолет, но тут появился сэр Натаниэль с вопросом, не видели ли они его сына? Эйден вежливо объяснил, что Роланд улетел в свой гарнизон сегодня утром, воспользовавшись оказией. Реакция Лоули его удивила. На лице командора отразилась целая гамма чувств — от досады до облегчения. Он молча поклонился и ушел. Незаметно подошедший к двери вампир проводил командора настороженным взглядом. Он чуял страх этого человека, но не понимал его причины. Однако делиться своими подозрениями с Эйденом не стал, тому и так хватало переживаний. Не выдержавший неизвестности огненный маг разыскал ветхий ковер-самолет, и Лайонел ахнул, увидев, в каком состоянии находится это средство передвижения. Конечно, вампир умел летать, но не слишком далеко и долго. Если ковер откажет посреди реки, приятного будет мало.
— Подожди, а может авантюра девушек удалась? — он подошел к проблеме с другой стороны. — Что если у Джерета получилось снять проклятье? Едва ли они нам в таком случае обрадуются.
Эйден с сомнением покачал головой.
— Хорошо бы, но... Ладно, если через час не отзовутся, тогда точно вылетаем на поиски.
***
Джерет уснул рядом с Селиной. А когда проснулся, день уже клонился к вечеру. Селина продолжала сладко посапывать. Джерет вышел на берег и обнаружил возвращенный ковер-самолет. Он перенес на него Селину, завернув ее в свою куртку. Прежде чем поднять ковер, Джерет оставил у кромки воды для русалок каменный цветок. Брошь уже сыграла свою роль, и Джерету вовсе не хотелось, чтобы вошедшая в силу глава Совета разобралась, какое заклинание он повесил на свой подарок. Когда Джерет разогнал ковер, послышался сигнал зеркальца.
— Наконец-то! — с облегчением воскликнул Эшли. — Мы уже собирались лететь вас разыскивать. У вас ничего не случилось?
— Случилось, — хмуро ответил Джерет. — Можешь организовать посадку ковра прямо в дом?
— Да, наверное. В гостиной широкие окна. А что, Скаю плохо?
— Скоро всё узнаешь. Я бы не хотел обсуждать нюансы по зеркалам.
***
Уже стемнело, когда к Дому подлетели Инна с Тиррой — растрепанные и раскрасневшиеся от долгого скоростного полета. Вбежав в холл, они резко остановились. Посреди коридора стоял Джерет. Сложив руки на груди и, приподняв бровь, он смотрел на девушек с таким выражением, что они даже попятились. По сторонам от Джерета стояли Эйден с Лайонелом — в таких же позах и с похожими выражениями лиц.
— Что с Каем?! — Инна умоляюще сложила руки. — Ну не молчите же!
— Ская больше нет, — раздельно произнес Джерет.
Инна ахнула и бросилась к комнате брата. Эшли еле успел посторониться. Тирра задержалась и внимательно оглядела всех троих.
— У тебя получилось? — спросила она Джерета.
Эйден не выдержал и засмеялся. Джерет с неудовольствием оглянулся на него.
— Так и знал, что ты всё испортишь!
Тирра взвизгнула и побежала вслед за Инной. Лайонел усмехнулся и пожал плечами.
— Полагаю, господа, до утра нам лучше им на глаза не попадаться.
— Вам-то хорошо, — Джерет раздраженно дернул плечом. Селина уже два часа как проснулась, но дверь ее комнаты не открывалась, как он ни уговаривал впустить его.
— Пошли, посидим в столовой, — похлопал его по плечу Эйден. — Дай Ска... то есть, Селине опомниться. Да я и сам не прочь поправить нервы.
Лайонел, наблюдая, как Эйден уставляет стол разнообразными бутылками, одобрительно кивнул. Он уже несколько дней ждал возможности развязать Джерету язык. Однако его ждало разочарование. Джерет пил много, но особого воздействия на него местные вина не оказали. Зато он умело вытянул из более восприимчивого Эйдена много интересного из жизни Совета четырех. Лайонел всё чаще поглядывал на хищно слушавшего Джерета с подозрением, а на Эйдена — с беспокойством. Ему самому потребовалось бы нечто гораздо более крепкое, чтобы захмелеть.
— Пойдем-ка, — он решительно вытащил огненного мага из-за стола. — Пора в постель.
— С удовольствием! — Эйден обнял его за шею.
Джерет, прищурившись, проводил их взглядом. Похоже, ключевую роль в предстоящей операции с демонами имеет смысл доверить именно Эшли. Джерет еще раз мысленно проиграл весь придуманный сценарий. Это отвлекало от сокрушительного поражения в любви. Впрочем, он надеялся, что это временное отступление, и победа уже близка.
 
Глава 14. Планы и расчёты
На завтрак мужчины явились первыми, но за еду не принимались, ожидая прекрасную половину Совета. Сестры и Тирра пришли в столовую вместе. Джерет, сидевший в одиночестве, поднял брови. На Селине был мужской костюм, видимо, срочно собранный по гостевым комнатам. Свободная длинная рубашка навыпуск скрывала фигуру, волосы были привычно собраны в хвост. Но удивил его не наряд главы Совета, а ее спокойная уверенность. Как будто вчера не случилось ничего потрясающего. Даже походка почти не изменилась. Инна с трудом скрыла довольную улыбку, стрельнув глазами в сторону Джерета.
— Доброе утро, — Селина села как обычно за столик у двери, обвела всех доброжелательным взглядом и принялась за еду.
Эйден переглянулся с Лайонелом и облегченно вздохнул. Похоже, никаких кардинальных изменений в распорядке Дома не намечалось. А у Джерета настроение испортилось до полной потери аппетита. В поведении Селины не было ничего наигранного. Трансформация завершилась, и ни малейших следов тревожной мечтательности не осталось в синих глазах. Возникал вопрос: остался ли он в ее сердце?
— Жду всех в зале.
Ни разу еще эти обычные слова главы Совета не вызывали такой мгновенной реакции. Маги вскочили одновременно. Лайонел, с интересом наблюдавший за происходящим, отстал от них и негромко произнес, обращаясь к кусающему губы Джерету:
— Впечатляющий метаморфоз. Ты такого не ожидал?
Джерет дернул плечом.
— Посмотрим еще...
 
В зале Селина села на свое место и сдержанно улыбнулась.
— Поскольку все в курсе произошедшего, не считаю нужным задерживаться на прошлом. Давайте сразу перейдем к настоящему и будущему. Официально — для всех горожан, в том числе для властей Города — я болею. Так серьезно, что не могу выходить из Дома. Для меня этот сезон будет последним. В следующий раз кольцо перейдет к Инне.
Лайонел с удивлением посмотрел на Эйдена. Селина перехватила его взгляд.
— Огненный маг не может быть главой Совета, — объяснила она вампиру. — Эйден, я знаю, что ты собирался уйти, но я прошу тебя вернуться после отдыха еще на один сезон. Двое новичков в Совете — это слишком много, Инне будет тяжело.
Эйден вздохнул.
— Хорошо, — он кивнул Инне, — Можешь на меня рассчитывать.
Она улыбнулась с благодарностью.
— В остальном, работаем как обычно. Сегодня всем придется дежурить. Передали, что многочисленная стая гарпий движется в опасной близости от предместий. Лайонел, ты умеешь стрелять из арбалета?
— Приходилось.
— Прекрасно, выбери себе любой в оружейной. Вы работаете с Джеретом в ближайших окрестностях. Остальные — как обычно. Берите все три ковра и не забывайте зеркальца. Всем удачи.
***
Обитателям Дома очень повезло, что именно Джерет с Эшли повстречали гарпий. Выплеснув все свое раздражение на летающих бестий, Джерет вернулся в Город уже в более вменяемом состоянии. Вампир, вынужденный терпеть его весь день, тоже оторвался на гарпиях. Вместо того, чтобы использовать арбалет, он взлетел в самую гущу стаи. Так что рубашка и колет на нем висели клочьями.
Вернулись они первыми, и Лайонел поспешил к себе — переодеться, пока не увидел Эйден. Джерет направился прямо в зал. Селина что-то изучала в зеркале, но тут же его отключила.
— Не повезло? — сочувственно спросила она.
— Гарпиям? Безусловно, — Джерет обошел стол и присел на ручку ее кресла. — Нам нужно обсудить дальнейшие действия. Полагаю, демоны на днях себя проявят.
— Давай после ужина, — Селина аккуратно встала, умудрившись не задеть его даже рукавом.
Джерету очень хотелось ее обнять. Но поведение Селины сбивало с толку. Не умолять же, уподобившись Эйдену? В результате они разошлись — она пошла в столовую, а он — к себе — принять ванну и переодеться. Подумав, Джерет выбрал тот костюм, что надевал в первый день в Доме. В столовой за его столик неожиданно подсели Инна с Тиррой.
— Спасибо, — маг воды сжала руку Джерета. — Если будет нужно, ты можешь рассчитывать на мою помощь.
— Присоединяюсь. И прости за то, что мы делали, — Тирра улыбнулась, но глаза ее смотрели серьезно.
Джерет слегка кивнул. Прекрасно, поддержка двоих в Совете ему уже обеспечена. Но почему-то радости это не доставило.
— Я запомню.
***
«Встретимся после ужина» можно было понять двояко. Джерет решил подождать у себя. Через полчаса не выдержал и пошел к Селине, но встретил ее в коридоре. Неприятно царапнуло, что она никак не прореагировала на его наряд.
— Если мы и дальше будем так договариваться, то демонам можно записывать победу заранее, — Джерет пропустил Селину в дверь своей комнаты и решительно задвинул засов. — Слушай и запоминай, что я придумал.
Селина выслушала его с напряженным вниманием, ни разу не пытаясь прервать. Потом минуту молчала.
— Это очень рискованно, — наконец сказала она. — И почему ты не доверяешь Эйдену?
— Он не в состоянии долго играть роль, — Джерет поморщился. — И остальные тоже не идеальные актеры, а на Эшли можно положиться.
— Но ты же хотел использовать как приманку меня?
— У тебя сила теперь будет расти. Думаешь, демоны не почуют это?
Селина прошлась по комнате, присела на край столика, озабоченно разминая пальцы.
— Мне не нравится, что ты слишком много взял на себя. Если что-то пойдет не так, мы не успеем прийти к тебе на помощь.
— Иначе их не обмануть. Демоны — серьезные противники. Я кое-что раскопал из их истории. Они не раз пытались захватить власть в Городе. И наверняка учли прежние ошибки. Им важно не просто уничтожить вас физически. Они хотят вас скомпрометировать. Именно на этом мы и сыграем. Но это только черновик. Когда я снова встречусь с демонами, мы его доработаем окончательно.
Селина невесело улыбнулась.
— Если всё получится, это станет достойным завершением моей карьеры.
— Главное, что не жизни, — со значением добавил Джерет.
Она внимательно посмотрела на него и слегка нахмурилась.
— Тот дракон — это был Дей?
— Да.
— А где находится твой замок?
— Вообще-то на Земле, но не совсем. Это необычное место. Его нельзя назвать самостоятельным миром. Понимаешь, когда-то существовала одна Земля — для людей и фэйри...
— Фэйри?
— Тебе незнакомо это слово?
— Смутно, — Селина нахмурилась. — А, вспомнила. В мирах третьего круга так называют существ, чья жизнь зависит от магии. Верно?
— Да, — Джерет понятия не имел, о каких кругах идет речь, но решил восполнить этот пробел в образовании позже. — Не знаю почему, но волшебство на Земле начало иссякать. И тогда фэйри создали для себя убежище. Люди называют его Волшебная Страна или Страна Чудес. Фэйри предпочитают говорить — Подземелье. По сути, это та же Земля. А мои владения там — Темнолунные холмы.
— Как вышло, что их захватил Бэл?
Джерет передернулся. Он предполагал, что они догадаются о сути его проблемы, но еще не был готов обсуждать с главой Совета вопрос об изгнании Древнего бога.
— Понятия не имею. Могу лишь предположить, что он там уже был, когда я... предъявил права на эти владения. Возможно, именно я его разбудил. Но давай мы сначала решим проблему с демонами, хорошо? Древний бог вполне может подождать еще пару недель.
— Если мы все уцелеем, то поможем тебе вернуть владения, — Селина встала. — Ты ведь ради этого всё затеял?
Джерет склонил голову набок.
— Тебе не откажешь в проницательности.
— Но мы бы помогли тебе и без этой авантюры с демонами, — добавила Селина. — Пока не поздно, давай ограничимся облавой? У нас хватит сил схватить их.
— И что вы им предъявите? Намерение — не поступок. А я здесь чужой. Мне даже твои друзья не доверяют.
— И правильно, между прочим, делают, — она решительно прошла к двери и дернула засов. Он не поддался. — Открой!
— Ты так и будешь делать вид, что ничего не было? — Джерет быстро шагнул за спину Селины и обхватил ее, прижав руки к телу. Он отдавал себе отчет, что его действия Дом может воспринять, как угрозу главе Совета. Но решил рискнуть.
— Останься, — Джерет склонился к ее уху, — Лина, ты же любишь меня.
— Тебя любил Скай, — Селина не вырывалась, но ее слова подействовали на него сильнее удара. Джерет отступил, а она посмотрела на него печально и спокойно.
— Я не люблю тебя, Джерет. Вчера ты дал мне очень много, но я не хочу только забирать. А дать я тебе ничего не могу.
— Нет, — Джерет упрямо отказывался верить в произошедшее, — такого просто не может быть! У тебя шок, но это пройдет. Я люблю тебя! Ты же знаешь, что это правда, иначе я бы не смог справиться с проклятьем!
Селина вздохнула.
— Я тебе верю. Дело не в тебе, Джерет. Просто я помню свою прежнюю жизнь как-то отстраненно, без эмоций. А для тебя я сейчас хуже вампира, не в обиду Эшли будь сказано. Ты же понимаешь.
Он понимал. Из-за этой особенности стихийных магов обычные волшебники предпочитали не заводить с ними любовных отношений. Селина вполне способна была выпить сейчас его силу.
— Ничего, скоро ты снова станешь королем Темнолунных холмов и забудешь меня, — мягко добавила она. — А что касается предвидения... Если Древнего бога изгоним мы, а не Дей, возможно, дракон и вовсе не прилетит?
— Возможно, — согласился Джерет. Голос его был ровным и холодным. Он отодвинул засов. — Спокойной ночи.
Селина еще раз вздохнула и ушла. Джерет прислонился к стене и со стоном замотал головой. Как такое могло произойти? Ему больше не нужны Темнолунные холмы и корона. Пусть Бэл ими подавится! А ему нужна только эта синеглазая волшебница, девочка со спутанными волосами, которая спала на его руках на острове. Неужели он что-то не углядел в структуре проклятья?
Джерет заставил себя успокоиться. Ладно, посмотрим, чья возьмет. Если надо, он перевернет весь этот мир, но Селина его полюбит!
Усидеть в доме Джерет не смог. Накинув плащ, он вышел в ночной Город. Шел без цели, иногда заходя в таверны, где пошумнее. Сейчас ему хотелось лишь отвлечься от своих мыслей. В одном из трактиров пел менестрель. Джерет задержался, голос певца ему понравился. Худощавый юноша с льняными волосами низко склонился над инструментом, напомнившем Джерету гитару, но с большим количеством струн. Свободных мест в таверне не было, Джерету пришлось встать у входа. Песни следовали одна за другой. Менестрель, казалось, не знал усталости. Похоже, Джерету повезло услышать одного из бродяг — свободно путешествующих из мира в мир менестрелей. Слова в песнях были на самих разных языках. Но вот юноша сделал паузу, глотнул что-то из протянутого ему кубка и заиграл до боли знакомую Джерету мелодию старинной земной баллады об опасностях, подстерегающих человеческих девушек, поддавшихся чарам фэйри.
От волны воспоминаний Джерет едва не пошатнулся. Эту балладу он сам не раз пел ее для Дея. На дракона она почему-то оказывала умиротворяющее действие.
«Эта выходка будет стоить тебе жизни, наглый мальчишка!»
«Тебе спеть на прощание?»
Как часто повторялся у них этот диалог с незначительными вариациями? Неужели Дей действительно сможет его убить? Джерету нравилось думать, что его обаяние действует даже на дракона. Но захочет ли Дей слушать его в этот раз?
Джерет бы с удовольствием перекинулся парой слов с менестрелем, но привлекать к себе внимание не хотелось. Не дослушав песню, он тихо вышел из таверны.
— Лорд Джерет, какая приятная встреча! — из темного переулка навстречу ему вышел Морт.
— Добрый вечер, — кивнул Джерет. Он возликовал — наконец-то игра началась! — Не ждал вас так рано. Неделя еще не истекла с момента нашего прошлого свидания.
— Но за это время произошло много событий, — демон пошел рядом с ним, мягко направляя по какому-то определенному маршруту. — Как атмосфера в доме?
— Прохладная, — подобрал наиболее сдержанный эпитет Джерет. — Стравить их друг с другом оказалось не слишком сложной задачей. Для меня, по крайней мере.
— Мы в этом и не сомневались, — льстиво ответил демон. — У вас уже сложился план действий?
— В общих чертах. Не знаю, известно ли вам, что в Доме имеется джининна?
— Известно, — поморщился Морт. — Это еще один довод против прямой атаки.
— Так вот, — Джерет широко улыбнулся. — Ее уже нет.
Демон остановился. По Джерету лихорадочно зашарили щупики.
— Как вам это удалось?
— Я с ней договорился. На взаимовыгодной основе. И теперь знаю, как создать в Доме «слепую зону». Вы понимаете, что это?
— Догадываюсь, — в голосе Морта звучало искреннее восхищение. — Джерет, вы уверены, что нет такой цены, за которую вы бы согласились остаться с нами?
— Нет, по крайней мере, пока я не улажу все дела в своем королевстве.
— Надеюсь, вы их уладите быстро! — заулыбался Морт. — Я уловил вашу идею. В «слепой зоне» защитная магия Дома не работает, верно? Но как мы в нее попадем?
— Вам в нее попадать не нужно, — Джерет догадался, что они идут в старый парк. — Маги перебьют там друг друга сами. Как вы и мечтали — они будут уничтожены во всех смыслах этого слова. Но для начала придется убрать Эшли. Его смерть запустит цепную реакцию. Эйден без ума от своего любовника, он за него убьет кого угодно.
— Я надеялся сохранить вампира в живых, для изучения, — с легким неудовольствием сказал Морт.
— Изучите труп, — жестко ответил Джерет. — Всё должно выглядеть так, словно он погиб на дуэли, но ран пусть будет побольше. Учтите, Эшли очень силен физически.
— Но едва ли сильнее меня, — усмехнулся демон. Он сел на растрескавшуюся деревянную скамейку. Джерет опустился рядом. — И кто из Совета окажется его убийцей? Инна?
— Вы очень догадливы... — Джерет сделал выразительную паузу. — Или очень хорошо осведомлены.
Сам он узнал, что Инна прекрасно владеет шпагой из пьяной болтовни Эйдена.
— Фехтование — нетипичное увлечение для стихийного мага, не правда ли? — Морт о чем-то размышлял. — Но Клайв счел, что его дети должны получить разностороннее образование. Однако, поверит ли Эйден, что в смерти его любовника виновата Инна?
— А для этого нам нужен надежный свидетель. Лучше всего — из официальных лиц Города. Найдется такой? — на самом деле Джерет был уверен, что найдется.
— Допустим, — уклончиво ответил Морт. — А шпага?
— Любимый клинок Инны вы получите хоть завтра.
— Вы так торопитесь?
— Раз уж вы здесь, не стоит терять время зря.
— Время и вдохновение? — лукаво уточнил демон.
— Наслаждаетесь? — оскалился Джерет. С одной стороны, ему было на руку, что Морт улавливает его эмоции. С другой стороны — крайне неприятно.
— Что поделать — такова наша природа, — улыбнулся демон. — Итак, по вашему замыслу, Эйден уничтожит Инну? Склонен согласиться, он сильный боевой маг. Но остается Тирра.
— Тирру я беру на себя, — Джерет произнес это таким голосом, что Морт даже отодвинулся. — А в ее лаборатории найдутся весьма убедительные доказательства злоупотребления властью. Едва ли для члена Совета допустимо использовать «дурь» и подобные ей препараты в личных целях.
— Это серьезное обвинение. Она опоила вас?
— Не только. На меня не подействовало, но что-то подобное она применила к Роланду. Думаю, доказать это будет несложно, времени прошло мало.
— Правда? — Морт потер руки. — Очень неосторожно с ее стороны. Осталось решить проблему с главой Совета. У Ская острый ум, он может догадаться, что за беспорядками стоите вы.
— Не успеет, — Джерет усмехнулся. — К тому же Скай уверен, что я его люблю. А это чувство он склонен идеализировать. Да если бы не проклятье...
— Проклятье? — насторожился Морт.
— А вы не знали? Неужели вы не задавались вопросом, почему у Ская нет постоянной пары?
— Я полагал, это из-за того, что его отец слишком опекал любимого наследника, — демон задумался. — Да, действительно, для стихийного мага Скай в некоторых ситуациях ведет себя странно. Его прокляли после смерти отца?
— Нет, гораздо раньше.
— Тогда почему Клайв ничего не замечал?
— Вот именно, почему? — изогнул бровь Джерет.
— Вы намекаете, что он сам?..
— Нет, автор проклятья — его жена. Дело в том, что у сэра Клайва никогда не было сына, — раздельно произнес Джерет. — Только две дочери.
Его слова оказали неожиданное воздействие. Морт вскочил. Глаза демона полыхнули багровым огнем. У Джерета мелькнула мысль, что он пожалуй, заигрался. Нужно было сначала выяснить, какие отношения связывали лорда Морта и отца Селины.
— Он — девушка?! — при виде улыбки демона любой вампир бы удавился от зависти. — И это смогли разглядеть только вы — с вашим драконьим зрением! О, Джерет, этот подарок дорогого стоит!
— Девчонку я заберу с собой! Мы договорились, — напомнил Джерет.
— Да, разумеется, — Морт слегка приугас. — Но в сущности, Джерет, зачем она вам? Очередная игрушка, не более того. Вы не представляете, сколько в доме собрано магических артефактов. Забирайте, что угодно и сколько угодно.
— Нет, — Джерет не собирался уступать. — Я не понимаю, что изменилось? Ведь Скай был вам не нужен.
— Мне нужно живое доказательство ошибки Клайва! Доказательство того, что великий волшебник на самом деле вовсе не был великим. Я хочу уничтожить его память!
— Понятно, — Джерет усмехнулся. — Пять лет во главе Совета стоял непонятно кто. Да, люди не склонны такое прощать. Я дам вам возможность продемонстрировать это живое доказательство. Но не дольше, чем пару дней. Я спешу.
— Предлагаете компромисс? — демон снова сел на скамью. — Извольте, пусть будет так. Вернемся к нашему плану. Если делать ставку на скорость, всё следует завершить следующей ночью. Успеем?
— Вполне, — самоуверенно ответил Джерет. — Я открою вашей команде Дом, а потом передам кольцо лично вам в зале Совета.
— Не обижайтесь, но я предпочел бы сначала получить кольцо, а уж потом входить в Дом, — твердо возразил демон.
В этом была главная сложность плана Джерета. Но он с показным равнодушием пожал плечами.
— Разумеется, вы вправе мне не доверять. Получите кольцо у входа.
Эти слова решили дело. Они обсудили каждый шаг, просчитали ближайшие сутки буквально по часам и расстались, довольные друг другом.
***
Селина не могла уснуть. Инна с Тиррой, заглянувшие к ней, обнаружили главу Совета в слезах.
— Малыш, не плачь! Тебе трудно, я понимаю, — Инна обняла сестру и принялась укачивать, как бывало в детстве. — Но всё наладится.
— А если нет? — Селина высвободилась. — Если я никогда не смогу больше любить? Во мне пустота, понимаешь? Я не хочу так жить!
— Селина, послушай меня, — с другой стороны к ней на кровать подсела Тирра. — В медицине я разбираюсь гораздо лучше тебя. Это у тебя защитная реакция после сильнейшего потрясения. Так и должно быть. Но со временем чувства вернутся. Ты уже более эмоциональна сейчас, чем была утром. А ведь это лишь первый день. Инна права, вот увидишь, через неделю всё наладится. Подождет твой Джерет, никуда не денется, если действительно любит.
— Ой, девочки! — встрепенулась Инна, — А что с Эйденом будем делать? Он ведь собрался к Эшли уходить.
— А Лайонел согласен? — отвлеклась от своих переживаний Селина.
— Ден уверен, что да.
— Странно, — Селина прикусила губу. — Похоже, имеет место недопонимание вопроса.
— Вот именно, — вздохнула Тирра. — Сказать им? Или подождем до последнего?
— Подождем, — решила Селина. — Новой истерики со стороны Эйдена нам не нужно. Да и Лайонела лучше не нервировать.
— Почему? — тут же насторожилась Тирра.
— Я вам потом объясню, — увернулась от ответа Селина. — Поздно уже. Давайте спать.
Тирра не стала настаивать. Когда они ушли, Селина забралась на подоконник и села, обняв колени. Ночь была ясная. Она долго смотрела на звезды, потом заметила темную тень, скользнувшую ко входу в Дом. Джерет? Да, он. Тоже не спит. Селина вздохнула. Это было очень странно — помнить свою любовь, но не испытывать ее. А что если со временем она полюбит не его, а кого-то другого? В дверь постучали. Да что же это такое! Как ему еще объяснять?!
— Джерет, я же...
— Игра началась, — негромко произнес он, прервав ее гневную фразу.
Селина посторонилась, впуская его в комнату. Джерет быстро и четко рассказал о своей встрече с демоном, опустив лишь его замыслы в отношении самой Селины.
— Но так получается еще рискованнее! — она сжала пальцами виски. — Ты уверен, что Лайонел согласится?
— Почему бы и нет? Боли он не боится. Я видел, как быстро он регенерирует. Меня больше беспокоит, чтобы он не воскрес раньше времени.
— О боги... Умеешь ты переворачивать весь мир вокруг себя. Удивительно, как только Дей не убил тебя давным-давно.
— Он тоже не раз удивлялся, — Джерет усмехнулся и зевнул. — Ладно, давай немного поспим. Начинаем с раннего утра. Хоть я и ненавижу рано вставать.
Он выразительно посмотрел на кровать. Селина — не менее выразительно — на дверь. Джерет дернул бровью, но молча вышел. Селина защелкнула замок, забралась под одеяло и призвала сон. Джерету сонные волны дома не давались так легко. Он промучился с час, пока не сумел усыпить себя. И тут же оказался в своем королевском замке. На пустом троне висела неряшливыми клоками пыльная паутина. В углах залы валялись кости. Отсыревшие гобелены, безнадежно изуродованные пятнами плесени, провисали, открывая сочащиеся влагой стены. По всему залу клубился смрадный туман. Волны свистящего шепота накатывали на Джерета, грозя утопить, утянуть на дно трясины.
«Вернис-сь... С-сдайся... Ты обречен мне...»
«Я вернусь, — зло пообещал Джерет, — Я освобожу эту землю от тебя, выжившая из ума тварь!»
«Ты умреш-шь, последыш, выродок своего отца...»
Шепот усилился, давление стало невыносимым. Джерет рванулся прочь, выдираясь из сна. За окном уже серели утренние сумерки. Отдохнул называется. Джерет со стоном поднялся и побрел в ванную. Через полчаса он вышел в коридор уже полностью собранный и предвкушающий предстоящую игру.
 
Глава 15. Ловушка для демонов
На утреннем совете Селина откомандировала Эйдена за город, разбирать конфликт между местным и залетным баньши. Не слушая возражений, глава Совета вручила Эйдену ковер-самолет и чуть ли не силой выпихнула из Дома.
— А может, лучше мне слетать? — предложила Инна, справедливо опасаясь, что магу огня не хватит дипломатического такта для решения вопроса ко всеобщему удовлетворению. — Или Джерету? К нему баньши благоволят.
— Нет, вы все нужны мне в Городе, — Селина выглянула в окно, убедилась, что Эйден отбыл, и вернулась за стол. — Джерет, тебе слово.
«Слово» растянулось на час. Рассказ о заговоре демонов вызвал такую бурю негодования у Инны и Тирры, что Селине даже пришлось повысить голос, призывая их к порядку. Эшли слушал молча, но взгляд его, направленный на Джерета, становился всё более острым. Уяснив, как именно предполагается заманить в ловушку демонов, Инна возмутилась до глубины души.
— Кем ты нас выставляешь?! А если что-то не сработает? Если мы действительно окажемся опороченными во веки веков?!
— Не боишься, что Эйден тебя потом приласкает парой теплых заклинаний? — прищурилась Тирра. — Я уж не говорю, что так подставлять Лайонела — это просто подло с твоей стороны! Вы же друзья!
— Мы не друзья, — вампир по прежнему не сводил глаз с Джерета. — Но я согласен рискнуть. План неплохой, хотя я бы перехватил эту банду уже у входа. Зачем впускать их в Дом?
— Они не дураки, — возразил Джерет. — Никаких улик против них нет. И не будет, пока они сами открыто не заявят о своих намерениях. К тому же нам важно узнать, кто в Городе им служит. Надеюсь, у них не половина стражи на содержании.
— Думаю, что это сам командор, — усмехнулся Эшли.
— Этого не может быть! — решительно возразила Селина. — Они с отцом были друзьями.
Вампир пожал плечами.
— Увидим.
— Но ты действительно не умрешь? — тревожно уточнила Тирра.
— Нет, если приму предварительно кое-какие меры предосторожности. Но вы уж, пожалуйста, поскорее объясните всё Эйдену, а то он таких дел натворить может...
— Он в любом случае обидится, — вздохнула Инна.
— Пусть на себя обижается, — фыркнул Джерет, — за то, что до сих пор не научился управлять своими эмоциями.
— Это ты еще лорда Джулиана не видел, — сказала ему Селина. — По сравнению с ним наш Эйден — блистательный образец сдержанности и здравомыслия. Ладно, подведем итоги. План Джерета принят. Все поняли свои роли?
— Предлагаю кое-что добавить, — Инна подняла руку. — Лайонел, пошли, разомнемся в тренировочном зале. Это добавит правдоподобия всей легенде. Если бы я хотела тебя убить, непременно бы сначала прощупала, насколько ты хорошо владеешь оружием. К тому же, Эйден первым делом проверит шпагу. Клинок помнит, кто его держал в руках последний раз.
— Хорошо, идите, — согласилась Селина. — Лайонел, тебе нужно что-то особенное для подготовки?
— Нет, — вампир учтиво пропустил Инну вперед себя и вышел из зала.
— Джерет, ты уверен, что выдержишь? — заметно было, что этот вопрос сильно беспокоит Тирру. — Это ведь демоны. Если они заметят подвох, то порвут тебя на части раньше, чем мы успеем их уничтожить.
— Меня не просто убить, — Джерет широко улыбнулся. — К тому же речь идет о считанных минутах. Выдержу, не переживай.
Тирра быстро взглянула на Селину. Холодное спокойствие главы Совета ее тревожило. Разумеется, лишние эмоции сейчас неуместны, но хоть какое-то волнение Селина должна испытывать? Или она так мастерски его скрывает? Тирра вдруг почувствовала острый приступ ностальгии по прежнему Скаю.
— Тирра, на тебе — Эйден, — напомнила Селина. — Как только он окажется в «слепой зоне», придется его очень быстро и действенно успокаивать.
— Не в первый раз, — отмахнулась Тирра. — Джерет, что ты хотел подкинуть в мою лабораторию?
— Не подкинуть, а поставить на видное место. Я и так знаю, что у тебя есть запасы «дури». Пойдем, покажешь, что у тебя еще имеется из противозаконного.
Оставшись в одиночестве, Селина рассеянно повертела на пальце кольцо. Странно, но она не ощущала ни малейшего волнения. Вчерашняя вспышка эмоций так и осталась всего лишь вспышкой. Впрочем, сегодня это к лучшему. А потом, может быть, Джерет что-нибудь придумает?
***
Эшли не ожидал, что Инна окажется серьезным противником. Она даже не стала переодеваться. Длинная юбка нисколько не мешала ей виртуозно фехтовать. После получасовой тренировки вампир совсем по-иному стал смотреть на мага воды, чье внешнее легкомыслие оказалось обманчивым, как спокойная гладь омута. Заглянувшая в зал Тирра засмеялась, наблюдая за ними.
— Инна, ты наконец-то нашла себе достойного противника? Не увлекайся, Джерету пора выходить в город.
— Жаль, что я сразу не догадалась предложить тебе тренировки, — слегка запыхавшаяся, но очень довольная Инна отсалютовала клинком Эшли. — Тирре это не интересно, а с Эйденом мне скучно.
— Как-нибудь я с тобой пофехтую, — в зал вошел Джерет. — Давай шпагу, мне пора на свидание с Мортом. Эшли, ты выходишь через час после меня.
— Помню, — Лайонел надел перевязь и пристегнул свою шпагу.
***
Эйден уже готов был рвать ковер-самолет на части и метать их по всему поселку. День пропадал впустую. Уже близилось время обеда, а баньши как сквозь землю проавлились. Но все жители в один голос уверяли, что последние три дня житья не было от их воя, и обязательно следует подождать еще пару часов, а чтобы скрасить ожидание, не изволит ли господин маг, стол для него уже накрыт.
Эйден изволил. Тем более, что угощения приготовили действительно отменные. Еще через три часа баньши всё таки появились и заявили, что конфликт уже исчерпан, и что всё произошедшее было лишь недоразумением, вызванным недопониманием. Так что пусть лорд Эйден спокойно возвращается в Город, никаких жалоб больше не воспоследует.
Маг огня неимоверным усилием воли подавил в себе желание спалить что-нибудь и отбыл. Но неприятности на этом не закончились. Ковер вдруг закапризничал и ни с того ни с сего отказался подчиняться приказам. Вместо того, чтобы лететь на полной скорости, он вдруг нырнул к земле и почти упал на полдороге до Города. Эйден битый час пытался поднять ковер в воздух. Потом плюнул на гордость и вызвал Селину.
— Очень странно, — глава Совета выгнула бровь на манер Джерета. — Похоже на порчу. Баньши иногда наводят ее, даже сами того не желая.
— И что мне теперь — возвращаться к ним?!
— Просто подожди, само развеется через часок.
Эйден взвыл в голос и отключился. Потом, чтобы скрасить ожидание, вызвал Эшли. Однако вампир не отозвался. Эйден расстроился, но не удивился. Лайонел не привык к зеркальцам и постоянно забывал свое. Эйден лег на ковер и попытался представить себе их с Нелом дальнейшую совместную жизнь. Из рассказов любовника огненный маг имел некоторое представление о мире, в котором ему предстояло жить, но пока что всерьез не задумывался о некоторых нюансах. Ограничения магии, к примеру, могли стать проблемой. Но больше его беспокоило другое. Эшли почти ничего не рассказывал о своих сородичах. В библиотеке о вампирах нашлись лишь отрывочные сведения, но по ним выходило, что верность друг другу вампиры ставят выше всех прочих отношений с кем бы то ни было. Получалось, что Эйдену предстоит смириться с печальным фактом, что он всегда будет на втором месте в сердце Лайонела. И это в лучшем случае.
Ковер под ним слегка шевельнулся. Эйден радостно подскочил и вдруг замер. Сердце кольнуло — быстро и болезненно. Вопреки всем инструкциям, Эйден поднял ковер в крутом вираже и задал ему категорически запрещенную по технике безопасности скорость. Даже если ковер сгорит в воздухе — плевать! Где-то в Городе сейчас умирал Лайонел.
***
Стража постучала в Дом на полчаса позже, чем было рассчитано. Джерет, метавшийся по прихожей, как пардус в клетке, остановился и щелкнул пальцами. Негромкий звук эхом пролетел по коридору. Джерет досчитал до тринадцати и открыл дверь. На пороге стоял сэр Натаниэль. За его спиной нерешительно переминались двое молодых стражников — сержант и капитан. Ага, Лайонел был прав.
— Хотелось бы пожелать вам доброго дня, Джерет, но увы... — командор обернулся и Джерет увидел, что его помощники держат залитое кровью тело Эшли. — Мы можем войти?
— Разумеется, — Джерет посторонился. — Кто его так?
Ответить командор не успел. К крыльцу спикировал ковер-самолет. Эйден, соскочивший с него прямо на верхнюю ступеньку, влетел в Дом и замер у лавочки, на которую уложили Лайонела. То, что вампир мертв, не вызывало ни малейших сомнений.
— Кто?! — маг огня развернулся и схватил командора стражи за грудки.
— Вы узнаете эту шпагу, милорд?
Эйден схватил клинок, быстро осмотрел, и лицо его вдруг приняло странное выражение — смесь обиды, недоверия и боли.
— Этого не может быть! — он поднял глаза на Джерета. — Что произошло утром? Инна поссорилась с Лайонелом?
— Инна предложила ему потренироваться, — ответил тот. — Потом я ушел в город, так что не знаю, что между ними случилось. Это ее шпага?
— Да, — Эйден сжал рукоять так, что пальцы побелели. — Где она?
— В своей комнате, — ответил Джерет. — Она недавно вернулась.
Глаза Эйдена полыхнули красным огнем. Не выпуская шпагу, он устремился по коридору в глубь Дома. Джерет вслед ему щелкнул пальцами.
— Но это еще не всё, — сэр Натаниэль одернул одежду. — Мне стало известно, что леди Тирра использует свою власть в личных целях, воздействуя на людей запрещенными одуряющими препаратами.
— В частности, на вашего сына, — подтвердил Джерет, и на миг мучительная гримаса исказила лицо командора. — Я провожу вас в ее лабораторию.
Он провел стражников до дверей рабочего кабинета Тирры и открыл перед ними дверь. Запах «дури» ощущался даже у входа. Капитан и сержант переглянулись, но вдруг оба пошатнулись и сползли по стене на пол. Командор свалился прямо на них. Джерет холодно усмехнулся, втащил стражников в комнату и закрыл дверь. Пусть поспят до поры до времени. А сейчас — его выход. Джерет размял пальцы и завертел на правой ладони сферу. Она начала расти, охватывая сначала руку, потом всего Джерета, создавая вокруг него пространство грезы. Он никогда еще не соединял иллюзию и реальность таким образом. Но в магии частенько приходится рисковать, иначе ты — не маг. Стены сферы истончились и стали неотличимы от воздуха. Джерет сделал шаг, другой и уже уверенно пошел к двери. Распахнул ее и сбежал с крыльца. До сумерек было еще несколько часов, но вокруг стремительно темнело — небо заволокло плотными тучами. Тени от колыхавшихся на ветру деревьев обрели плотность и обернулись четырьмя фигурами в темных плащах.
— Всё идет по плану? — лорд Морт вышел вперед.
— А вы сомневались? — Джерет слегка приподнял бровь. — Инна и Тирра мертвы, Эйден при смерти. Стража обыскивает лабораторию. Вот кольцо. Согласны ли вы принять его? Согласны ли вы все войти в Совет четырех, господа?
Морт внимательно посмотрел не перстень на ладони Джерета и кивнул.
— Согласны.
Остальные повторили его ответ. Джерет сдержал довольную улыбку. Морт взял кольцо, еще раз осмотрел его, даже обнюхал и только потом надел на палец. Демоны перевели дыхание.
— Приятно иметь с вами дело, Джерет, — промурлыкал Морт. — Ну что же, господа, дождь вот-вот начнется, идемте в Дом.
В холле демоны сбросили капюшоны. Джерет вздрогнул. Морт был похож на человека, по крайней мере большую часть времени. Но его спутников с людьми спутал бы только слепой. Белоснежная кожа, блестящие глаза, яркие губы, почти не скрывающие острые клыки — демоны были похожи на вампиров, причем на хронически голодных вампиров. Темная сила билась в слишком тесных пределах иллюзии. Эти твари действительно способны порвать его в клочья при малейшем подозрении на истину. А он не удержит грёзу дольше пяти минут.
— Прошу всех в зал.
К счастью, демонам и самим не терпелось заявить право на власть. Морт первым вошел в зал Совета. Обычно светлый, он сейчас был погружен в тяжелые сумерки. На одном из стульев сидела Селина, уронив голову на стол. Демон за волосы приподнял ее, с интересом осмотрел.
— Не высказать словами, как я благодарен вам, Джерет. Вы исполнили все мои заветные мечты!
Джерет молча поклонился. Его мутило. Скопившаяся внутри иллюзии чужая сила рвала ее на части. Стены зала слегка замерцали.
— Морт, оторвись от девки, — один из демонов с тревогой огляделся. — Что-то не так!
— Почему у нее тоже кольцо?! — второй демон указал на руку Селины.
Проклятье, они заметили! Внутри Джерета взорвалась чернота. Последнее, что он увидел, падая, — как трескаются ставшие видимыми хрустальные стены.
Демоны завертелись, пытаясь понять, что происходит. Воздух вокруг звенел и рассыпался осколками. Ожившая Селина, не вставая, обрушила на Морта всю силу Дома. Трое магов возникли в осколках иллюзии и ударили одновременно. Демоны корчились, иссыхали и вспыхивали один за другим. Морт еще пытался сопротивляться, но даже демонам нужно дышать. Широко раскрытым ртом он жадно ловил воздух, ускользавший от него.
— Заканчивай! — закричала Инна. Агония демона длилась неправдоподобно долго.
— Быстрой смерти он не заслужил, — Селина медленно сжимала пальцы.
Не выдержав, Тирра резко выбросила вперед руки. Тело демона выгнулось и обмякло.
— Зачем?! — Селина повернулась к ней. Голубые глаза сияли ненавистью.
— Не уподобляйся ему, Лина, — Тирра мелко задрожала. Инна тут же обняла ее за плечи.
Селина глубоко вздохнула.
— Извини. Эйден, что еще случилось?
Маг огня, который выскочил из зала, как только трое демонов сгорели, вернулся смертельно бледный.
— Лайонел исчез!
***
Эшли пришел в себя и некоторое время лежал, собираясь с мыслями. Имитация собственной смерти не проходит даром. А его к тому же сильно изранили. Вампир с трудом нашарил в кармане плоскую фляжку. Зачарованный Инной сосуд сохранил запас крови свежим. Эшли жадно выпил. Слишком мало, он не рассчитал дозу. Ах как плохо... Жажда становилась всё сильнее, ослепляя, оглушая разум. Вампир потянул носом. Где-то совсем недалеко в доме есть люди с горячей кровью. Он поднялся и целеустремленно, как хищный зверь по следу, направился в сторону лаборатории.
***
Они задержались лишь на пару минут, чтобы проверить, жив ли Джерет. Селина торопливо надела ему на палец свое кольцо и вслед за остальными выбежала в коридор. Эшли предупреждал, что у него может начаться жажда крови. Инна первой добежала до лаборатории и затормозила у распахнутой двери.
— О нет...
— Отпусти его! — Эйден схватил за плечи Лайонела, отрывая его от сэра Натаниэля.
Вампир с рычанием обернулся. Потеря крови сказалась на его скорости, но даже сейчас двигался он гораздо быстрее мага. Эйден ничего не успел понять, как вдруг оказался прижатым к стене, а клыки Лайонела впились в его шею. Инна кинулась к нему на выручку, но Эшли уже отпустил свою жертву и растерянно заморгал.
— Что за... — он осмотрелся. — О-о.. Этот предатель еще жив?
— Да, — Тирра проверила пульс командора. — Но на последнем издыхании.
Она разогнала сонные чары. Командор приоткрыл мутные глаза.
— Почему? — жестко спросила Селина. — Вы же были другом отца!
— Другом? — еле слышно переспросил он. — Клайв ни с кем не дружил. Но он хотя бы понимал, что Городу нужна сильная власть. А ты... ты даже с драконами договорился... даже с единорогом — с этой тварью, которая убила моего брата... Уж лучше демоны, чем такой Совет...
— Понятно, — Селина выпрямилась. — Но ты ошибаешься. Отец действительно считал тебя другом. В память о нем твое предательство не будет обнародовано. Для всех ты умрешь героем, разоблачившим заговор демонов.
Командор ничего не ответил. Глаза его закрылись. Он еще дышал, но очень слабо. Эшли отвернулся.
— Пойду я лучше, — он вдруг нахмурился и оглядел всех. — А где Джерет?
— Надеюсь, пребывает в кошмарах, — с чувством ответил Эйден, прижимавший к шее платок. — Я вам обоим этот заговор еще припомню!
Эшли усмехнулся. Выглядел он всё еще диковато. Эйден осторожно коснулся его руки.
— Ты как себя чувствуешь?
— Не трогай пока меня, дай я дойду до столовой. А потом мне нужно отмокнуть, — Эшли поморщился. Кровь засохла, пропитав всю одежду, и двигаться было неприятно.
Эйдену хотелось пойти за Лайонелом, но долг повелевал остаться. Победа — это еще не конец. Прямо сейчас магам предстояло переделать множество не терпящих отлагательства дел.
 
Глава 16. Любовь, пространство и время
Темно, тихо и очень хочется есть. Если бы не последнее, Джерет решил бы, что умер. Он попытался открыть глаза, но не вышло. Тело не слушалось. Зато возникли звуки, и Джерету сразу захотелось обратно в тишину. Теперь он знал, что находится в Доме. Магия звучала оглушительно, а сил петь у него не было. Сколько же времени он провалялся без сознания? Судя по голоду, не меньше суток. Он надорвался, это ясно, но почему магия Дома не помогает ему исцелиться? Ведь он уже восстанавливал здесь силы за считанные часы. А сейчас магия проходит стороной и только причиняет боль.
Чья-то рука приподняла ему голову.
— Может, хватит валяться?
Насмешливый голос Эшли заставил Джерета разлепить глаза. В комнате горел свет, а за окном синели сумерки — то ли вечер, то ли утро.
— Пей, может хоть это тебя поднимет, — вампир поднес к его губам бокал с чем-то душистым.
Джерет глотнул и почувствовал себя драконом, который по ошибке вдохнул собственное пламя.
— Что... это?! — с трудом прохрипел он.
— Понятия не имею, но Тирра уверяет, что это зелье и мертвого поднимет. А еще она сказала, что выпить нужно всё.
Джерет попытался отвернуться, но Лайонел держал крепко. Пришлось пить. Второй глоток уже не обжигал, приятное тепло разлилось по всему телу.
— Надо будет спросить у Тирры рецепт, — Эшли отпустил Джерета и поставил опустевший бокал на столик.
— Сколько прошло времени?
— С твоего последнего пробуждения — сутки.
Джерет попытался собраться с мыслями.
— То есть, я два дня пролежал?
— Нет, — послышался от двери голос Тирры. — Девять.
— Как?!
— Ты приходишь в себя раз в сутки, — она поставила на постель поднос с тарелкой каши и присела рядом, — на очень короткое время. Такое ощущение, что Дом воспринимает тебя как угрозу и старается нейтрализовать. Но ты носил кольцо и всё еще член Совета, поэтому уничтожить тебя Дом не может. Такое вот противоречие. Что только я ни перепробовала, чтобы задержать тебя в сознании. Может, хоть сегодня получится. По крайней мере, ты хотя бы заговорил.
— Понятно, — Джерет принялся за еду. — Я много пропустил?
— Порядочно, — усмехнулся вампир. — В Городе теперь новый командор стражи. Ты его видел — тот капитан, что приходил с Лоули. Сэра Натаниэля похоронили с почестями. Демоны официально отреклись от лорда Морта и его сообщников.
— А мы с ног сбиваемся, завершая все дела, — добавила Тирра. — Еще три дня — и отправимся на отдых, а вы — домой.
В комнату заглянул Эйден.
— Ну, как он? О, вижу, на этот раз подействовало! Селина как раз вернулась, сейчас позову.
Джерет торопливо проглотил последнюю ложку каши. Тирра понятливо забрала поднос и подтолкнула ногой Эшли.
— Ну, держись, — подмигнул Джерету вампир, — сейчас тобой всерьез займутся.
Когда за ними закрылась дверь, Джерет медленно встал, накинул халат и по стене добрался до ванной комнаты. Умылся, недовольно глянул на себя в зеркало. Лицо осунулось, черты заострились так, что не осталось ничего человеческого. Волосы в кошмарном состоянии.
Он пошатнулся. Снова накатила сонливость. Она приглушала боль в висках, обещала блаженную тишину и беспамятство. Джерет решительно тряхнул головой. Ему нужно выбраться из Дома. Прямо сейчас!
Очнулся Джерет в постели. Как он там оказался, вспомнить не получилось. В комнате было свежо и прохладно, как после порыва ветра. У кровати стояла Селина. Она была в мужском костюме и плаще, удачно скрывающем фигуру. Джерет присмотрелся к окружающему девушку ореолу.
— Маскирующее заклинание? Удачное решение, но затратное.
— Приходится, — она быстро улыбнулась. — Как всегда под конец смены, навалилось много дел. По зеркалу всё не решить.
Селина расстегнула плащ и бросила его на кресло. Сама присела на край постели. Провела ладонями по лицу, стирая остатки заклинания.
— Не будем терять время, Джерет. Неизвестно, сколько продержится Тиррино средство. Ты уже понял, что происходит?
— Да, а можно как-то объяснить Дому, что я не враг?
— Это же не разумное существо, а сложная система заклинаний, — невесело усмехнулась Селина. — Но у меня есть идея.
Она вдруг покраснела.
— Если Дом воспримет тебя как мою пару, то не будет ни в чем ограничивать. Конечно, если ты меня еще любишь.
Джерет удивленно поднял бровь.
— С чего бы мне тебя разлюбить?
Селина нервно улыбнулась.
— Все говорят, что я стала очень похожа на отца. Но он иногда был совершенно безжалостным.
— Для мага это полезное качество, Лина.
— Наверное, но я помню, каким был Скай. Нет, я не жалею, что изменилась, но... Он был лучше. Я каждый вечер сидела тут рядом с тобой, — она судорожно сглотнула. — Тирра оказалась права, ко мне вернулись чувства, но это совсем не похоже на ту любовь. О боги, как же трудно объяснить!
Джерет сжал губы, чтобы не засмеяться. Это было самое странное признание из всех, которые он выслушал за триста лет жизни.
— Ты меня любишь, но не так, как раньше? Но это же естественно. Не сомневайся, Лина, я полюбил именно тебя. Иди ко мне, и я тебе это докажу.
Раздевалась она торопливо, путаясь в пуговицах и завязках. Джерет с нарастающим нетерпением смотрел на нервные движения пальцев, на раскрасневшиеся щеки, прикушенную губу, но вынужден был ждать. Проклятая слабость и пульсирующая боль в висках не способствовали активным действиям. Лина махнула рукой, и свет погас. А через минуту, оторвавшись от ее губ, чтобы глотнуть воздух, Джерет осознал, что боль исчезла, а слабость отступает. Две мелодии сплелись в одну, и Дом подхватил их, как подхватывает оркестр сольную партию.
— А ты способная ученица, — прошептал Джерет. — Не спеши, у нас вся вечность впереди.
Но она хотела всё и сразу. Это была жажда, которую ему удалось утолить только ближе к утру. К тому времени им было уже так хорошо, что ни одной мысли в голове не осталось.
— Почему мне так жестко? — Селина оторвалась от Джерета и с удивлением обнаружила, что они лежат на полу. — Когда это мы успели?
— Не помню, — Джерет с наслаждением потянулся, — Но это не повод останавливаться.
— А может, устроим небольшой перерыв? Я бы съела чего-нибудь. — Селина покрутила на пальце кольцо. На столике у кровати возник поднос с двумя дымящимися чашками кофе и блюдом пирожных. От запаха у Джерета заурчало в животе.
— Хорошая идея, — он дотянулся до свисающего со спинки кровати халата.
Селина пощелкала пальцами, подзывая свою рубашку. Та выпорхнула из всклокоченных простыней.
— А потом ты мне споешь? — Лина забралась на постель и устроила что-то вроде гнезда из подушек.
— Непременно, — пообещал Джерет, передавая ей чашку.
Он действительно спел, окончательно усмирив магию Дома. Но с каждой новой балладой Селина почему-то делалась всё задумчивее.
— Что с тобой? — Джерет приподнял ее подбородок и внимательно посмотрел в потемневшие омуты глаз.
— Скоро утро, — она быстро улыбнулась. — А потом настанет последний день, когда мы еще будем все вместе.
— Да, действительно. Эшли знает?
— Нет, мы тянули до последнего. Может и зря. Но они с Эйденом такие счастливые.
— Мне в Ламении не понравилось, — Джерет поморщился. — Эйден бы там пришелся не ко двору.
— Слабое утешение, — вздохнула Селина. — Я боюсь за Эйдена, он слишком эмоциональный, чтобы спокойно пережить расставание. Одна надежда, что твоя проблема его отвлечет. Кстати, я нашла, где находится Земля. Это действительно третий круг спирали.
— Объясни, что ты имеешь в виду под кругами? — Джерет лег и притянул ее к себе.
— Вселенскую спираль, — Селина начертила пальцем в воздухе нечто вроде песочных часов из двух расширяющихся пружин. — Мы в центре, а выше и ниже располагаются все остальные миры. Те, что в девятом круге и дальше, лишены магии. А чем ближе к центру, тем она сильнее, и тем богаче разнообразие видов живых существ. Разве тебя не так учили?
— Не совсем так, — Джерет покрутил в голове новую для него модель мироздания. На первый взгляд в ней не было места привычным ему дорогам. С другой стороны, что мешает соединить витки лестницами? — Но если Дом — это действительно центр всего, почему вы не используете его возможности?
— Мы используем.
— Для наведения порядка в этом детском саду?
— На что ты намекаешь? Я не знаю, для чего был создан Дом, но явно не для того, чтобы его хозяева возомнили себя властелинами вселенной!
— Вы ему не хозяева!
— А кто?
Джерет прикусил язык. Не время и не место раскрывать свои секреты.
— Тот, кто его построил, разумеется. И ведь он может вернуться. Не думала о такой возможности?
— Ты имеешь в виду кого-то вроде Бэла? Если создатель Дома еще сохранил здравый ум и твердую память, то мы как-нибудь договоримся. А если нет, едва ли он сюда вернется.
— Дом очень древний. Не знаю, кто его построил, но уж точно не Бэл. В лучшие времена это был не его масштаб. А в худшие он только разрушал, а не создавал.
— Беспокоишься за свои владения? — Селина сочувственно погладила его по щеке.
— Полагаю, что беспокоиться уже не о чем, — Джерет дернул бровью. — Жаль, что ты не видела Темнолунные холмы. Они были прекрасны. Наверняка, сейчас на их месте болото. Но я всё равно хочу остановить Бэла, иначе он уничтожит всю Волшебную страну.
— Мы не сумеем убить бога, но изгнать его, скорее всего, получится.
— Изгнание даже лучше. Труп такого существа наверняка отравил бы всю округу.
— Да, пожалуй. А ты давно стал королем фэйри?
— Одним из королей, — поправил он. — Около ста лет назад.
Наступило молчание. Потом она осторожно уточнила:
— А сколько длится у вас год?
— Двенадцать месяцев. А месяц — тридцать дней. То есть, по местному времени выходит еще дольше.
— Почти совпадает со средним временем. И сколько тебе лет? — еще осторожнее спросила она.
— Я не очень понимаю, что это такое — ваше среднее время, — неохотно признался Джерет.
— Усредненное время верхней половины вселенской спирали. По сравнению с земным, средний год получается длиннее на месяц.
Пересчитывать Джерету было лень.
— Тогда не будем мелочиться и округлим мой возраст до триста тридцати. Все равно это не имеет особого значения.
— Не имеет значения? — она посмотрела на него с испугом.
Джерет снисходительно улыбнулся.
— Боишься, что я скоро умру? Не переживай, время не имеет надо мной власти.
Селина ахнула.
— Ты бессмертен?! Как боги?
— Как фэйри, — он чуть заметно поморщился. — По крайней мере, как некоторые из них. К примеру, эльфы.
— Но эльфы не бессмертны, они живут по двести-триста лет.
— Это ваши местные такие недолговечные, — он пренебрежительно повел бровью. — В Волшебной стране всё иначе.
— Но ведь ты не чистокровный эльф?
— Мне что, нарисовать свое генеалогическое древо и повесить в зале Совета, чтобы вы перестали по-очереди спрашивать? Лина, ну какая разница, кто я?
— Но я хочу знать, кого люблю!
— Меня, — он снова поцеловал ее, долго и страстно, решительно обрывая разговор. О своем происхождении, Джерет не собирался рассказывать даже любимой женщине. Особенно учитывая, что эта женщина — стихийный маг.
***
Утром проспали все. Как потом выяснилось, Селина невольно задала такой настрой всему Дому, что и остальные маги немного сошли с ума от любви. Сама глава Совета проснулась от сигнала вызова и куда-то умчалась, на ходу застегивая пуговицы. Джерет еще полежал, мурлыкая в полусне, пока голод не выгнал его из постели. В столовой обнаружилась одна Инна с мечтательным видом сидевшая за пустым столом.
— О, Джерет! — искренне обрадовалась она. — Даже не спрашиваю, как ты себя чувствуешь, это очевидно. Может, потренируешься со мной сегодня?
— Давай, — согласился он, принимаясь за завтрак. — С магией?
— Конечно, так интереснее.
 
Тренироваться они вышли во двор. Магический поединок с использованием шпаг — зрелище эффектное. Джерет пожалел, что у них нет зрителей. Но вскоре из Города вернулся Эшли. Некоторое время он с интересом наблюдал, как искрятся шпаги, отбивая заклинания, потом хмыкнул и сказал:
— Красиво, конечно, но в обычном бою я бы вам обоих уже прикончил.
— Неужели? — Джерет отсалютовал Инне, останавливая поединок. — Докажи.
— Запросто, — Лайонел сходил в Дом и вернулся с клинком. — Без магии! — уточнил он.
— Разумеется, — самоуверенно улыбнулся Джерет.
Через пять минут он перестал улыбаться. Эшли загнал его в угол и неуловимым приемом выбил шпагу.
— Вот так! — вампир легонько чиркнул кончиком клинка по горлу Джерета.
— Получается, мне ты поддавался? — с обидой спросила Инна.
— Тогда я готовился проиграть, — пожал плечами Лайонел. — Если хочешь, сразимся по-настоящему.
У Инны загорелись глаза, но тут раздался сигнал ее зеркальца.
— Увы... — она вздохнула. — Нужно закончить с городским фонтаном.
— Может завтра? — предложил Лайонел.
— Завтра ты уже будешь дома, — напомнила Инна, убегая.
— Действительно, — немного растерянно пробормотал Эшли и воткнул шпагу в землю. — Как быстро здесь месяц прошел.
Джерет, раздосадованный поражением, сощурился.
— Зато избавишься от своего пожароопасного любовника.
Лайонел резко развернулся к нему.
— Что, Эйден передумал уходить со мной?
— Тебя бы это обрадовало или огорчило? — вкрадчиво спросил Джерет, склонив голову набок.
— Что бы меня действительно обрадовало... — вампир внезапно оказался сзади Джерета и выкрутил ему руки. — Так это твоя кровь на обед.
— Пусти! — прошипел Джерет.
— Что ты знаешь?
Джерет быстро пробормотал первое пришедшее ему на ум подходящее заклинание. Любимый кинжал Эшли вылетел из ножен и угрожающе завис у его лица. Вампир выпустил Джерета и медленно отступил.
— Туше, — он не сводил глаз с острия кинжала. — Но даже если я не успею его отбить, сталь меня не убьет, ты же знаешь.
— Если бы я хотел тебя прикончить, то давно бы это сделал, — Джерет растер запястья и одним движением вернул кинжал на место.
— Пожалуйста, — сделав надо собой усилие, миролюбиво попросил Эшли. — Объясни, что ты имел в виду.
Джерет ехидно улыбнулся.
— Как ты представляешь себе переход по времени, Нелли?
Лайонел передернулся, но стерпел такое обращение.
— Я в этих делах не разбираюсь. Эйден сказал, что вернуться в прошлое мне придется одному. Он нужен здесь, потому что только вся четверка сможет отправить меня назад по времени. Но он потом просто перейдет в мой мир — в настоящее, разве не так?
— В какое настоящее? — Джерет подобрал свою шпагу и принялся чертить в песке. — Вот смотри. Эта линия — время. Вот здесь ты исчез из своего мира. Но время не остановилось, оно продолжает идти вперед. Мир живет без тебя. А потом тебя возвращают в тот же день, из которого ты исчез, — Джерет поставил точку на линии. — И возникает новый вариант развития событий. Развития мира. Понимаешь? — он начертил от точки еще одну линию покороче. — Но прежний вариант тоже никуда не денется. И если Эйден пожелает попасть в этот мир, он окажется в том варианте, где тебя нет и не будет.
— Почему?
— Потому что только это настоящее, — Джерет углубил длинную линию, — синхронно с настоящим здесь.
Лайонел молча смотрел на чертеж. Потом аккуратно стер его носком башмака.
— Почему же Эйден этого не знает?
— Боевые маги редко занимаются вопросами пространства и времени.
Лайонел кивнул и не сказав больше ни слова ушел в Дом, забрав шпаги. Джерет, насвистывая, отправился в Город. У него еще оставался один не истраченный жетон. Возвращаться в свой мир Джерет намеревался во всем блеске.
 
Глава 17. Прощание
На этот раз Селина собрала Совет вечером.
— Настает пора расставаний, — она улыбнулась Эшли. — Завтра утром ты вернешься домой. Мы все очень благодарны тебе за помощь, Лайонел. Надеюсь, наши прощальные подарки тебя не разочаруют.
Эйден посмотрел на Лайонела и насторожился. Вампир сидел, не поднимая головы. За столом повисла неловкая тишина.
— Что не так? — тихо спросил Эйден.
— Денни, — мягко сказала Селина, — ты не помнишь, что мой отец рассказывал нам про «вилку времени»?
Эйден выслушал объяснения, всё больше бледнея. Беспомощно посмотрел на Эшли.
— Лайонел, тебе так важно вернуться в прошлое? Действительно важно?!
Вампир поднял голову.
— Да, — твердо ответил он. — Прости, Ден.
Эйден прикусил губу, уставившись в стол. Потом вскинул голову и холодно улыбнулся.
— Что вы все на меня так смотрите? Не бойтесь, я не сгорю и не сопьюсь с горя. Я помню, Инна, что обещал тебе через пять лет вернуться в Совет. Переходим к следующему вопросу.
— Хорошо, — Селина повернулась к Джерету. — Все уже в курсе твоей проблемы, решение мы разработали. Переход в прошлое — дело затратное, так что в Подземелье мы отправимся послезавтра. А уже оттуда, — она обвела взглядом магов, — разойдемся на заслуженный отдых.
— Прощальной вечеринки в этот раз не предвидится, — с сожалением сказала Инна. — Впрочем, изгнание Древнего бога — неплохая замена.
Эшли вздрогнул.
— Как? — переспросил он с надеждой, что ослышался. — Кого вы собираетесь изгонять?
— Бэла, — любезно просветил его Джерет. — Тебе знакомо это имя?
— Ещё как знакомо, — Лайонел посмотрел на него с внезапным уважением. — Так вот от кого ты сбежал? Это просто невероятно, что ты уцелел и сохранил рассудок. Но изгнать Бэла у вас не получится. Лучше оставьте его в покое.
— Почему? — удивилась Тирра. — Сила четырех стихий прорвет брешь в междумирье, туда его и засосет.
Эшли покачал головой.
— Никогда не имейте дел с богами, особенно с Древними. И не пытайтесь тягаться с ними. Бэла можно изгнать только одним способом, но он для вас неприемлем.
Селина подалась вперед с крайне заинтересованным видом.
— Неприемлем в этическом смысле или технически?
— Первое, — Эшли криво усмехнулся. — Даже ты, Джерет, не пойдешь на такое.
— Обряд предусматривает массовые жертвоприношения? — предположил Джерет. — Оргию? Пытки? Всё вместе?
— А ты неплохо информирован, как я погляжу, — Лайонел посмотрел на него в упор. — Но ты готов вернуть свое королевство, утопив его прежде в крови? Готов сдирать кожу с живых людей?
Джерет передернул плечами.
— Нет.
— Рад за тебя, — Лайонел перевел взглдя на Селину. — Я не сомневаюсь в вашем могуществе. Но этот противник вам не по силам.
— Спасибо за предупреждение, — губы Эйдена покривились. — Но...
— Подожди, — Селина приподняла руку. — Время у нас еще есть. Давайте поищем информацию. Мы поторопились выбрать самое легкое решение, но наверняка есть еще варианты. Кроме кровавых оргий.
— По крайне мере, будет чем заняться, — улыбнулась Инна. — А то последний день обычно тянется бесконечно.
Эшли хотел было что-то сказать, но промолчал. Селина встала.
— Тогда на сегодня всё, доброй всем ночи.
***
Вопреки пожеланию главы Совета, ночь выдалась какая угодно, но не добрая. Тирра с Инной за полночь засиделись в библиотеке. Обнаружили массу противоречащих друг другу сведений о Древних богах и расстроенные отправились спать.
Эйден куда-то пропал. Эшли лежал в постели, прислушиваясь к шелесту дождя за окном. «Опять промокнет», — с беспомощной нежностью подумал он. После совещания Лайонел попытался еще раз объяснить Селине, что задуманное ими дело безнадежно, но получил в ответ лишь вежливую благодарность. Ладно, если они считают себя настолько могущественными, пусть пытаются. Бэл расшвыряет их, как котят.
Лайонел представил себе ярость Древнего бога и сжал кулаки так, что ногти вонзились в ладони. Нет, Эйден уцелеет, они все уцелеют, они же специалисты по междумирным перемещениям и сумеют выбраться. В настоящей опасности только Джерет. Но его не переубедить, как ни жаль. О боги, всё было бы намного проще, если бы удалось его поймать в их первую встречу. Но тогда бы они не оказались здесь. Джерет бы не спас Селину, а он, Лайонел, не повстречал Эйдена.
Эйден... Ден... Денни... Как он смог всего за три недели стать по-настоящему родным? И ведь даже не придет попрощаться как следует. Обиделся. Впрочем, так лучше. Поболит и перестанет. Лайонел представил себе сцены ревности, которые наверняка закатывал бы ему Эйден, не знакомый с обычаями вампиров, и вздрогнул. Всё к лучшему... Да ни черта не к лучшему! Кого он обманывает?!
Лайонел вскочил, быстро оделся и бесшумно вышел из дому. Глубоко вдохнул ночной воздух. След Эйдена еще ощущался, мелкий дождь не был помехой обонянию вампира. Но поспешить стоило.
Против опасений, след не привел Эшли в трактир. Должно быть, Эйден бродил без цели по городу, а в конце-концов зашел в парк. Здесь, среди запаха влажной листвы и цветущих кустов, Лайонел чуть не потерял след, но всё же вышел к заросшей вьюнком старой беседке. Эйден лежал на деревянной скамье, закинув руки за голову. И даже глаз не открыл, когда вампир перешагнул через порог.
— Уходи.
Эшли замер. Он доверял своему инстинкту самосохранения. А тот сейчас требовал немедленно бежать подальше от огненного мага. Но вместо этого Лайонел сел на скамью напротив.
— Не веди себя, как подросток, Ден. Ты сам знаешь, что такое ответственность перед своими. Ведь ты бы не бросил друзей в беде, правда? А у меня там больше, чем друзья. Это сложно объяснить не вампиру, но..
— Не тупой, понял, — Эйден по-прежнему не менял позы и не открывал глаз. — Зачем ты пришел?
— Хотел убедиться, что с тобой всё в порядке.
— Убедился. Уходи.
Ощущение опасности возросло, но Лайонел снова его проигнорировал.
— Денни, ну хоть попрощаться мы можем?
Эйден вскочил. Глаза мага полыхнули в темноте двумя кострами, обжигая душу. Бежать было уже поздно. Лайонел даже шевельнуться не мог. «Доигрался...», — обреченно подумал он.
— Попрощаться?! — огненный маг поднял Эшли за ворот и впечатал в стену. — О да, мы сейчас попрощаемся, Нел. Навсегда!
В следующий миг глаза Эйдена закатились и погасли. Он выпустил Лайонела и рухнул без чувств.
— Извини, что вмешиваюсь, — Джерет вошел в беседку, поигрывая тростью. — Но мне показалось, что настолько горячей любви ты не выдержишь.
Он обернулся и кому-то сказал:
— Я их нашел.
Эшли потер глаза. Он почти ничего не видел.
— О боги! — раздался голос Селины. — Ты был прав.
— Я всегда прав, — Джерет с крайне недовольным видом поднял Эйдена и уложил на скамью. — Лайонел, ну какого черта тебя за ним понесло? Почему я, вместо того, чтобы... — он покосился на Селину, — наслаждаться жизнью, спасаю двух олухов?
Селина отвела руки Эшли и внимательно посмотрела в его глаза.
— Ох, Лайонел, еще немного, и ты бы ослеп. Пошли, нужно срочно закапать лекарство.
— А Эйден? — Эшли оглянулся на неподвижную фигуру.
— Очнется и придет сам, — фыркнул Джерет. — Всё равно ковер четверых не поднимет.
 
Пока Тирра, которую вытащили из постели, вздыхала и колдовала над глазами Лайонела, остальные сидели в столовой и пили кофе в подавленном молчании.
— Что же нам с ними делать? — наконец спросила Инна.
— Проследить, чтобы оба дожили до утра, — ответил Джерет. — То есть, держать их подальше друг от друга. А потом можно попробовать лишить Эйдена памяти.
— Не получится, — вздохнула Селина. — Он скорее всех нас забудет, чем Лайонела.
— И что ты предлагаешь? — нахмурился Джерет. — Убедить мастера-вампира бросить своих ради Эйдена? Вот уж это точно не получится. Переживут как-нибудь.
 Значит дежурим по-очереди до утра, — подвела итог Инна.
***
Эйден вернулся домой в два часа ночи. Несмотря на дождь, он был абсолютно сухой. На Джерета, встретившего его в холле, огненный маг посмотрел с беспокойством.
— Я что-то натворил, да?
— Так, пустяки. Всего лишь чуть не сжег Лайонела.
— Что?! — Эден рванулся по коридору, но тут же упал. — Отпусти!
— Отпущу, если обещаешь сначала успокоиться. Не бойся, он жив и даже не ослеп.
— Обещаю! — Эйден приподнялся на локтях и тут же застонал, когда сдерживающее заклинание оставило его вместе с остатками оглушающего заклятья. Память вернулась резко и безжалостно. — Нет! Как я мог...
— Отчасти Эшли сам виноват, — рассудительно заметил Джерет. — Ты же сказал, чтобы он уходил.
— Ты всё видел? — Эйден вскочил и с возмущением уставился на Джерета. — И почему не вмешался раньше?
— Я вас нашел за минуту до твоей вспышки, — всё еще терпеливо, но уже с нотками раздражения в голосе ответил Джерет. — И, между прочим, успел спасти ему жизнь.
— Спасибо, — Эйден покаянно опустил лохматую голову. — Даже не думал, что способен на такое. Ты меня к нему, конечно, не пустишь?
— Не пущу, — подтвердил Джерет.
Эйден застонал, обхватив голову руками.
— Крепко ты меня оглушил. Я прямо звезды сквозь потолок увидел.
— Звезды... — задумчиво повторил Джерет. Глаза его вспыхнули. — Точно! Звезда — вот что нужно!
— Ты о чем? — с испугом посмотрел на него Эйден.
— Потом, — отмахнулся Джерет. — Ладно, иди, прощайся с Лайонелом. Только постарайся обойтись без пожаров.
— Спасибо! — обрадовался Эйден и ушел, пару раз оглянувшись.
Джерет еще постоял, тихо ликуя, а потом кинулся в библиотеку.
***
Тирра категорично приказала Лайонелу лечь в постель и не открывать глаз. Для надежности даже наложила повязку, которую он снять на смог. Так и лежал без сна, а непроницаемая ткань на глазах постепенно пропитывалась слезами. Эшли ничего не мог с собой поделать, да особо и не старался. Всё равно Эйдена к нему не пустят, а остальные едва ли зайдут. Второй раз за жизнь Лайонел терял нечто настолько дорогое, что стоило его слез.
Дверь отворилась совершенно бесшумно, но Эшли тут же понял, кто вошел в комнату. Сердце сбилось с ритма.
— Прости... — теплые ладони скользнули по щекам. — Прости меня, пожалуйста!
Эйден целовал его руки, бессвязно шепча ласковые слова. Лайонел сглотнул комок в горле и с трудом произнес:
— Можешь снять с меня повязку?
Промокший лоскут наконец-то исчез с его глаз. Эшли поморгал и сел. Эйден стоял у кровати на коленях.
— Прости! — снова взмолился он. — Делай со мной, что хочешь, только прости!
— Что хочу? — зловеще переспросил Эшли. — Хо-ро-шо...
Мастер вампиров не часто позволял себе несдержанность. С магом он бы вообще на такое не решился, если бы Эйден сам не отдался в его полное распоряжение. Так пусть узнает, что такое настоящая любовь вампира.
***
Селину ближе к утру разбудил Джерет.
— М-м-м?.. — она сонно ответила на поцелуй. — Моя очередь караулить? Эйден вернулся?
— Не вставай, он уже опомнился. Я позволил им попрощаться. Ты что, в одежде уснула?
— Я на всякий случай. Джерет, у них точно всё в порядке?
— С Эшли по крайней мере, да, — Джерет тихонько засмеялся. Происходящее в комнате вампира его весьма позабавило. — Я даже позавидовал. Да как же эта пряжка расстегивается-то?! Нет, когда ты станешь королевой, будешь носить только платья! Длинные, шелковые, с блестками.
Селина окончательно проснулась.
— Где это я стану королевой?
— В Темнолунных холмах, разумеется, — он взасос поцеловал ее в шею. — А если их не получится восстановить, я для нас новое королевство завоюю.
Селина до сих пор всерьез не задумывалась, как она будет жить дальше. Самым очевидным решением было уйти бродить по мирам. Работа для стихийного мага всегда найдется. Но стать королевой фэйри?! В этой роли она себя совершенно не представляла.
— Мы еще не изгнали Бэла, — напомнила она.
— Изгоним, — уверенно ответил Джерет. — Я кое-что придумал.
***
Эйден с трудом разлепил склеившиеся ресницы. Рассвет... Значит нужно собраться с силами и привести себя в порядок. Он слегка шевельнулся и понял, что это будет непросто. Все тело ныло, как после тяжелой физической работы. Эйден и не подозревал, что Лайонел способен забирать силу. Должно быть, вампир сделал это специально, чтобы отпугнуть его. Вот только желаемого результата он не достиг.
Внутренний огонь уже разгорался, восполняя потери. Эйден осторожно потрогал шею. Увы, следов от укуса не было.
— Лайонел, — он потряс вампира за плечо. — Просыпайся, утро уже. Пора.
Эшли открыл глаза, посмотрел на измученного Эйдена и вздохнул. А он-то надеялся, что маг сбежит от него, когда придет в сознание.
— Как ты?
— В норме. Нел, а ты мог бы меня инициировать?
— Нет, — не задумываясь ответил вампир.
— Потому что я маг?
— И к тому же стихийный. Но дело не только в этом. Даже будь ты человеком, я бы не стал этого делать.
— Почему? Я прослушал все кристаллы, на которых было хоть что-то о вампирах, — признался Эйден. — Но так и не понял, по какому принципу мастера выбирают себе учеников... или как это у вас называется?
— Птенцов, — Эшли усмехнулся. — Если коротко, то нужно большое желание с обеих сторон. И предрасположенность человека. Под желанием я не имею в виду любовь.
— То есть, вампиры не инициируют своих любимых?
— Да, потому что мастера не занимаются любовью с птенцами. Отношения между мастером и его выводком — это нечто совсем другое. Похоже на родственные чувства, но гораздо сильнее. Я не смогу тебя объяснить.
— А Джерета ты бы инициировал?
— При чем тут Джерет?
удивление Эшли было слегка неискренним, и Эйден это уловил.
— Я же вижу, как ты на него смотришь. С таким оценивающим интересом.
— Возможно, — неохотно признался Лайонел. — Если бы сошлись все условия. Кстати, раз уже мы о нем вспомнили. Не решайте его проблему за свой счет. Вы все можете сойти с ума.
— Джерет ведь не сошел, — с обидой ответил Эйден.
— У него есть способности дракона, а драконы — единственные существа, равные по возможностям Древним богам. Вот пусть они ему и помогают.
— По-моему, Джерет боится драконов больше, чем Бэла, — улыбнулся Эйден. — Не переживай, мы не самоубийцы. Ладно, нам действительно пора вставать.
От одежды Эйдена остались одни клочья. Он надел халат Эшли, дошел до двери, потом вдруг вернулся и порывисто обнял Лайонела, прижавшись щекой к щеке.
— Я никогда тебя не забуду, Нел.
— Я тебя тоже, — Эшли погладил рыжие кудри. — Обещай, что не будешь рисковать, Денни! Если любишь меня, обещай.
— Клянусь своим огнем, — Эйден быстро поцеловал его в губы и ушел.
 
Лайонел вздохнул и принялся одеваться. Ему предстоял еще один разговор. Эшли вышел в коридор и тут же столкнулся с полусонным Джеретом, который как раз подходил к своей комнате.
— Тебя-то мне и надо, — вампир решительно зашел за ним следом и захлопнул дверь.
— О нет, — простонал Джерет, падая на кровать, — Тебя еще не отправили восвояси?
— Еще полчаса до срока, — Лайонел навис над ним, уперев руки в бока. — Откажись от своей затеи.
— Ты мне угрожаешь? — с интересом посмотрел на него Джерет. — Не ожидал от тебя такой черной неблагодарности.
— Я не угрожаю, и я тебе очень благодарен. Именно поэтому хочу, чтобы ты держался подальше от Бэла.
— Интересно, — Джерет сел. — Ты больше волнуешься за меня или за него?
Эшли отшатнулся.
— Когда-то вампиры поклонялись Древним богам, — он весь передернулся. — Но это было сотни тысяч лет назад. Нет, я первый обрадуюсь, если его не станет. Но бога нельзя уничтожить. По крайней мере, силами магов. Если действительно хочешь одолеть Бэла, зови драконов.
Теперь содрогнулся Джерет.
— А если заключить его в пентаграмму? — с надеждой спросил он. — Нас пятеро. Как раз по одному на каждый луч звезды.
— Не знаю, я ведь не маг. Насколько мне известно, такого еще никто не делал.
— Тогда стоит рискнуть.
Эшли посмотрел на Джерета с искренним сожалением.
— Удачи, — он пошарил по карманам и достал золотую подвеску в форме птицы. — Помнишь? Я нашел ее в зале Совета. Эйден сказал, что этот амулет сам выбирает себе хозяина. Демону он не помог, но мне почему-то кажется, что тебе пригодится. Возьми на память.
— Благодарю, — на ощупь птица была теплая. Джерет надел подвеску и протянул руку. Эшли задержал его ладонь в своей.
— Я так и не попробовал твоей крови, — усмехнулся он. — Можешь хоть сейчас скажешь, кто ты?
— Я — Джерет. А вот кто ты, Лайонел? Как ты связан с Древними богами?
— Я был их жрецом, — неохотно ответил Эшли. — Но я отрекся от служения.
Джерет отнял руку. Так вот что защищает вампира!
— Можно отречься от них, Нел, но они всё равно не забудут о тебе.
— Я знаю.
Он ушел не оглядываясь, поэтому не видел, как вдруг застыли глаза Джерета. На мага снова накатило.
Полутемная зала, под ногами хрустят стеклянные осколки, а вокруг сжимается кольцо вампиров. Почему-то он ничего не может сделать, как в дурном сне. Горячая тьма и едва слышный шепот Эшли, его руки, удерживающие Джерета на грани...
«Кто бы мог подумать? — Джерет покачал головой. На этот раз предвидение каким-то образом слилось с мечтой Лайонела, которую он сумел уловить. Два возможных варианта будущего противоречили друг другу. — Нет уж, если мне придется выбирать между драконом и вампиром, я пожалуй, предпочту Дея».
***
Домой Эшли предстояло вернуться сильно разбогатевшим. Как он ни отнекивался, Селина вручила ему сумку, битком набитую ценными вещицами из сокровищницы Дома. Инна и Тирра разом обняли его и расцеловали.
— Готов, Лайонел? — спросила Селина.
Вампир бросил последний взгляд на осунувшегося Эйдена и кивнул. Маги встали вокруг него и взялись за руки. Молча опустили головы. На короткий миг возникло ощущение круговерти, но тут же Эшли обнаружил себя на улице перед собственным особняком. Вампир поправил на плече лямку сумки и отворил кованую калитку. В окнах горел свет. Он позвал и тут же получил отклик. Они все живы. Они ждут его. Лайонел с облегчением вздохнул и взбежал по ступенькам к распахнувшейся двери. Мастер вернулся домой.
 
Глава 18. Изгнание бога
После беспокойной ночи и проводов Эшли маги проспали до вечера. А проснувшись, Селина спохватилась, что в Доме следует навести порядок. Они так привыкли, что всю домашнюю работу делает джининна, что и после ее исчезновения не утруждали себя уборкой. В результате, пришлось наверстывать упущенное за месяц. Открыли все окна, и Селина позвала в Дом ветерки. Они быстро собрали залежи пыли и вынесли на улицу, но порядок за ними пришлось наводить магам. Джерет в уборке участия не принимал, появившись в Доме только ближе к ночи с двумя свертками. Один оставил в своей комнате, другой отнес Селине.
— Это тебе, моя радость.
Селина с подозрением посмотрела на лукаво улыбающегося Джерета и развернула подарок. Это оказалось платье. Точно такое же, как было на ней в зеркале из грёзы.
— Спасибо, но... Ты действительно хочешь, чтобы я стала твоей королевой? Я не уверена, что...
— Тебе понравится, вот увидишь, — он нежно поцеловал ее. — А где все? Пора ознакомить их с моим планом.
 
Четверка стихийных магов выслушала Джерета в гробовом молчании. План был не просто рискованным. Он подразумевал абсолютное доверие всех к одному — к тому, кто будет уравновешивать пентаграмму, перераспределяя силу поровну на каждый луч. Было очевидно, что справиться с этой задачей сможет только Джерет с его особыми способностями.
— Я в игре, — Тирра первая вышла из задумчивости и улыбнулась. — Инна?
— Да.
— Поддерживаю, — Эйден бесшабашно тряхнул кудрями.
— Даже если это один шанс на миллион, он может сработать. Тем более, что других вариантов нет, — вынесла вердикт Селина.
 
В последний вечер никто не спешил расходиться из гостиной. Эйден с Тиррой сели играть в шахматы, Инна колдовала над одним из своих нарядов — переделывала его под более тонкую фигуру сестры.
— Джерет, а почему ты не хочешь позвать на помощь дракона? — после очередного хода Эйден опрокинул своего ферзя, признавая поражение.
— Это не обсуждается, — Джерет предостерегающе посмотрел на Селину. Они сидели, обнявшись, на диванчике. — Пентаграмма менее опасна. В случае неудачи нас всего лишь раскидает по разным мирам, а не сожжет.
— Интересные у тебя с ними отношения, — Инна закончила работу и критически оценила результат. — Лина, примерь.
Джерет с неудовольствием посмотрел на слишком скромный на его вкус наряд. Селина со вздохом выбралась из его объятий, взяла платье и ушла к себе. Джерет пересел за игровую доску на место Эйдена. В шахматы он играть любил, а Тирра оказалась сильным противником. Он так увлекся, что пропустил возвращение Селины. Поднял глаза, только когда Эйден восхищенно присвистнул. Глава Совета беспокойно улыбалась. Женское платье она надела первый раз в жизни.
— Так и ходи, — Инна с удовольствием полюбовалась делом своих рук. — Удобно и красиво.
— Цвет подходящий, но фасон... — Джерет нахмурился. — Здесь что, кружева совсем не в моде?
— Мне тоже не слишком нравится, — неожиданно поддержала его Тирра. — Лине нужно что-то более воздушное.
— Да ладно вам, — махнул рукой Эйден. — Она же не на бал идет.
— Ну всё, представление окончено, — Селина поджала губы. — Пойду переоденусь.
— Ни-ни-ни! — Инна загородила ей выход. — Привыкай. Сама понимаешь... — она многозначительно посмотрела на сестру.
Селина опять вздохнула, села рядом с Тиррой и внимательно начала следить за игрой. Эйден с Инной тоже придвинулись.
— Шах и мат, — на двенадцатом ходу объявил Джерет.
Эйден ехидно заулыбался. Тирра прикусила губу. Обычно она так быстро не проигрывала.
— А ну-ка, — Селина потеснила ее. — Давай теперь со мной.
Джерет коварно улыбнулся.
— Сыграем на желание?
— Сыграем, — Селина расставила фигуры.
На этот раз партия затянулась на час. Остальным наскучило смотреть, и они ушли ужинать. Когда вернулись, ситуация на доске напоминала патовую, но Селина ликующе улыбалась, а Джерет сидел, обхватив голову руками и всё больше мрачнел с каждой минутой.
— У вас ничья, — оценила положение фигур на доске Тирра.
— А вот и нет! — Селина с торжеством двинула коня. — Шах!
Джерет вдруг выпрямился. Взгляд его стал отсутствующим.
— Что с тобой? — Селина перестала улыбаться.
Джерет медленно покачал головой.
— Ничего. Ты выиграла, — он быстро смешал фигуры.
Эйден вдруг загрустил и тихо вышел из гостиной. Тирра с Инной переглянулись и бесшумно выскользнули следом за ним.
— Что ты видел? — настойчиво спросила Селина.
— Это и есть твое желание? — Джерет чуть склонил голову набок. — Лучше потрать его на что-нибудь поинтереснее.
— Ты видел будущее, — уверенно сказала она. — Мы не справимся с Древним богом, да?
— Нет, — Джерет встал и отошел к окну. Сел на подоконник, поджав ногу. — Не спрашивай, Лина, это было что-то очень странное, я сам не понял, что увидел.
Селина подошла к нему и села рядом.
— Опять Дей? — предположила она.
— Это всего лишь возможное будущее, — неохотно ответил Джерет. — Оно не обязательно станет настоящим.
Он соскочил с подоконника и подхватил Селину на руки.
— А сейчас я больше не могу позволить нам так бездарно тратить время.
— Это же ты проиграл желание! — она замотала головой, уклоняясь от его губ.
— Правильно, — Джерет отнес Селину на диван. — А ты опять забыла, что я чувствую мечты. Особенно такие яркие.
— Но не здесь же! А если войдут?
— Не войдут, они всё правильно поняли. Не закрывай глаза, моя радость, я хочу смотреть в тебя.
— Джерет, аккуратней! Инна так старалась с этим платьем!
— Наденешь мой подарок.
— Джа-а-а-рет...
Селина выгнулась в его руках. Эта ночь принадлежит им. Даже если это последняя их ночь.
***
Утром Селина проснулась первая. С недоумением потерла лоб, вспоминая, каким образом они с Джеретом оказались в ее кровати. Приподнялась на локте и с нежностью посмотрела на лохматый золотистый затылок. Джерет спал, уткнувшись лицом в подушку. Что же он увидел тогда — за шахматной доской? Неужели смерть одного из них? Поэтому и любил ее так ненасытно, взахлеб, словно в последний раз? Селина тихонько придвинулась и прижалась к Джерету. Она никому не отдаст его — ни богу, ни дракону. Даже если ей самой придется умереть.
Джерет плыл в звучащих волнах магии дома, сожалея, что нельзя запасти ее впрок на годы вперед. Или хотя бы на случай встречи с драконом. Этой ночью он снова видел во сне золотые глаза. Дей прилетит, это очевидно. Вопрос лишь — когда? Джерет ощутил легкие поцелуи и окончательно проснулся.
— Я люблю тебя, Лина, — он, не поворачиваясь, поймал ее руку и прижал к губам. — Что бы ни случилось, помни об этом.
— Ты все-таки видел Дея, да? — она потерлась щекой о его плечо. — Неужели с ним нельзя договориться? Ведь ты не хотел оскорбить его.
— Возможно, старому дракону просто стало скучно среди звезд и он решил поиграть. А играет он честно. Так что шанс уцелеть у меня есть.
Джерет постарался, чтобы его голос звучал спокойно и убедительно. Селине незачем знать, каким жестоким порой становился Дей, и как он любил менять правила перед самым концом игры.
— Пора вставать. Остальные, должно быть, уже ждут.
 
Они действительно ждали. Собранные, сосредоточенные, с затаенным азартным огоньком в глазах. Предстоящая встреча с Древним богом будоражила магов до глубины души. Выход Селины в искрящемся синем платье вызвал восторженные восклицания, превратившиеся в стоны при виде Джерета. Местные мастера не смогли воспроизвести парадный наряд короля фэйри в точности, но сделали, что могли. Черно-синяя мантия с высоким воротом, бархатный кафтан с прорезными узорами в виде переплетающихся ветвей дуба, облегающие бриджи и высокие сапоги — наконец-то Джерет вновь почувствовал себя королем. Он поправил кожаные перчатки и улыбнулся уголками губ.
— Мне, конечно, льстит ваше восхищение, но время не ждет. Так что отомрите.
— Какие же вы оба... — Инна не договорила и только махнула рукой. Ей хотелось сказать: «Жаль, что отец тебя не видит», — но это прозвучало бы неуместно.
— Изумительные, — закончила Тирра.
Эйден промолчал, но глаза его стали совсем грустные.
— Прощай, Дом, — Селина ласково провела ладонью по стеклянной стене зала. Сняла перстень и положила на стол. — Джерет, выход прямо перед тобой. Видишь?
— Да! — он немного неуверенно взмахнул руками, первый раз в жизни раздвигая в стороны пространство в незнакомой части вселенной.
Знакомый холодный туман окутал Джерета, неприятно касаясь лица. Но на этот раз он был не один и знал, куда идти. Тропа в междумирье послушно ложилась под ноги зовущей музыкой флейты. Он шел первым, остальные держались в шаге от него. Когда впереди замерцал выход к Темнолунным холмам и запахло болотом, Джерет остановился и взмахнул тростью, как дирижерской палочкой. Дорога разделилась на пять тропинок — центральную и по две боковых. Маги шагнули на них одновременно. Джерет почувствовал себя музыкантом, одновременно играющим пять мелодий.
   Перчатки оказались ошибкой. Джерет сдернул их, отбросил вместе с тростью и развел ладони, кончиками пальцев ощущая нити, протянувшиеся между ним и стихийными магами. Туман впереди истаял, разрываемый звучным аккордом. Король возвращался в свое королевство.
 
Их предупредили, но слова оказались не в состоянии передать отвратительную вонь болота. В его центре гнилыми зубами торчали вершины башен. Сквозь тошнотворные испарения маги едва видели друг друга. Аккорд, активизирующий пентаграмму, они ощутили по-разному, но с равной силой. Отвратительная жижа запузырилась. Вонь стала невыносимой.
Джерет пошевелил пальцами. По нитям полетели импульсы — защищая и отключая восприятие. Им не нужно видеть, не нужно обонять. Он всё брал на себя. Джерет жаждал реванша за свое унижение.
Болото взорвалось фонтаном тьмы. Бэл взревел. Дневной свет раздражал Древнего бога. Слишком давно он не поднимался из темных глубин своего убежища. Первобытная сила билась в пределах пентаграммы, отражаясь от ее натянутых струн. Бэл ударил наугад, но достиг цели. Джерет покачнулся. Это не было физической болью. Сила Древнего бога выворачивала душу, оглушала похоронным маршем тысячи оркестров.
«Ты умреш-ш-шь...»
У него оставались считанные секунды на решение: отпустить нити, позволив отдаче раскидать их по разным мирам, или держать до последнего вздоха. Но тогда, уходя, Древний бог заберет с собой жертву — одного из пятерых. И Джерет не сомневался, что это будет он.
«О нет, старый знакомый. Я не позволю тебе лишить меня удовольствия!»
Этот холодный серебряный голос прозвучал откуда-то сверху. Огромные крылья закрыли свет. В центр пентаграммы — прямо в беснующуюся тьму — ударил поток огня. В одно мгновение на месте болота возникла воронка, всосавшая в себя Древнего бога. Джерет без сил опустил руки. Линии пентаграммы, тихо позванивая, исчезали. На месте исчезнувшего болота возник полуразрушенный замок. Пространство сжалось, и маги оказались рядом друг с другом. Селина кинулась к Джерету.
— У нас получилось, правда?! Почему ты молчишь?
Джерет смотрел мимо нее. Она оглянулась и сдавленно ахнула. На стене замка сидел огромный темно-синий дракон. Тирра с Инной придвинулись друг к другу. Эйден оценил взглядом расстояние до замка и обошел их, чтобы оказаться ближе к дракону. Джерет склонил голову, сцепив подрагивающие пальцы за спиной.
— Здравствуй, Дей. Ты появился очень вовремя.
«Не мог же я допустить, чтобы тебя убил кто-то другой, — золотые глаза оглядели магов. — У тебя появились друзья, Джерет? Неожиданно. Впрочем, сейчас они нам только помешают».
Дей слегка шевельнул крылом. Всё вокруг застыло.
— Ты способен останавливать время? — Джерет удивленно поднял бровь. — Не знал.
«Я способен на многое, — в музыкальном голосе дракона появилась новая нотка. — Отойди от него, Синеглазка, это не твоя игра».
Только сейчас Джерет осознал, что, в отличии от остальных магов, Селина не замерла, а стоит рядом с ним, положив руку на плечо.
— Нет, — твёрдо сказала она. — Есть одно правило. Ты должен знать его, Дей. Если ученик колдуна полюбит девушку, а она придет за ним и попросит отпустить любимого, то колдун обязан назначить ей испытание. И если она справится с ним, то ее любимый получает свободу.
«Есть такое правило, — сдержанно ответил дракон. — Но я не колдун, а ты не простая девица. Традиционное в таких случаях испытание нам не подходит. Однако, если ты настаиваешь, я могу что-нибудь придумать».
— Нет! — Джерет отшагнул от Селины. — Уходи, Лина. Дей, отпусти ее. Я... я прошу тебя!
«Разве я ее держу? — дракон мелодично рассмеялся. — Впрочем, один из нас троих действительно становится лишним».
Он снова махнул крылом. Джерет исчез.
«Теперь он нам не помешает, — Дей бесшумно, как пушинка слетел со стены и опустился в пяти шагах от Селины. — Не ожидал от него таких эмоций. Он изменил тебя, Синеглазка, а ты — его. Как увлекательно. Итак, обсудим условия игры?»
— Что ты предлагаешь? — Селина старательно не смотрела в манящее золото драконьих глаз. Хотя едва ли это поможет, если Дей захочет победить любой ценой.
«Партию в шахматы».
На земле между ними возник столик с доской и уже расставленными фигурами. Селина медленно кивнула.
— Если я проиграю, мы с ним оба умрем?
«Это было бы слишком просто. Нет, Синеглазка, если ты проиграешь, умрет Джерет, а не ты».
— А если я выиграю?
«Тогда он будет жить. А ты — умрешь».
 
Глава 19. Ученик дракона
«Умрешь... умрешь... умрешь...» Эхо слов дракона отдавалось от хрустальных стен. Джерет мрачно усмехнулся. Шутка вполне в духе Дея — заключить короля фэйри в сферу, использовав его же магию. Он слышал весь разговор дракона с Селиной, даже видел их, хотя и смутно. Джерет на собственном опыте знал, как играют в шахматы эти двое. У Селины был шанс выиграть. Но как потом ему жить без нее?
Джерет медленно повернулся, осматривая свою тюрьму. В нем разгоралась злость. Это были его владения. Его магия. Его любовь. Он не позволит решать за него!
***
Селина села в любезно сотворенное для нее кресло. Шахматные фигуры были крупнее обычных, чтобы дракону было удобно их брать. Еще одна любезность — он предоставил ей возможность играть белыми. Она поставила пешку на е4. Дракон передвинул черную королевскую пешку на е5.
«В тебе совсем нет страха, Синеглазка, — промурлыкал он. — Удивительное для человека умение отключать свои эмоции».
— Меня научил этому отец, — Селина двинула пешку на f4.
«Кто он?» — дракон, не задумываясь, съел белую пешку.
— Он был стихийным магом земли, — Селина поставила слона на с4.
«Ну конечно! — Дей выдохнул облачко пара. — Я должен был сразу вспомнить, на кого ты похожа. Его звали Клайв, верно?»
Он передвинул ферзя на h4.
— Ты знал его?! — самообладание Селины дало трещину. Она вскинула глаза на дракона, но тут же совладала с собой, снова сосредоточилась на доске и переставила короля на f1.
«Нет, но трое моих сородичей, с которыми ты недавно встречалась, запомнили его во всех подробностях. А что видел один дракон — видели все»
Дей передвинул пешку на b5. Селина съела ее слоном. Дей тут же передвинул коня на f6. Селина задумалась.
«Не спеши, — дракон вальяжно растянулся на земле. — В нашем распоряжении всё время вселенной».
Селина двинула коня на f3. Теперь задумался дракон. Он протянул лапу и отвел ферзя на f6. Селина ощутил укол беспокойства. Похожую партию они разыграли вчера с Джеретом. Но с этого момента она пошла иначе. Селина передвинула пешку на d3. Дракон поставил своего коня на h5.
«Любовь делает разумных существ уязвимыми, — неожиданно произнес он. — Но люди, фэйри, маги, даже некоторые боги культивируют это чувство, вместо того, чтобы изжить его. Почему?»
— Как я могу это объяснить тому, кто никогда не любил? — Селина поставила коня на h4.
«Действительно, — иронично согласился дракон и сдвинул ферзя на g5. — Вы и себе-то объяснить не можете».
Селина улыбнулась и переставила коня на f5. Дракон издал невнятное хмыканье и передвинул пешку на с6. Селина поставила свою на g4.
«Ты смело играешь», — Дей отвел коня на f6.
Селина сдвинула ладью на g1. Дей неожиданно рассмеялся.
«Очень хочешь выиграть, Синеглазка? А если я скажу, что твоя смерть не будет легкой?»
— Это ничего не меняет, — она откинулась на спинку кресла, не сводя глаз с доски.
«Неужели?» — Дей сдвинул по диагонали пешку на b5.
Селина выдвинула свою на h4. Дракон отступил ферзем на g6. Он поменял позу, присев на задние лапы.
«Я чувствую, что однажды ты уже побывала на грани, Синеглазка, — вкрадчиво прошептал Дей. — Поэтому тебя кажется, что ты не боишься смерти. Но есть много способов растянуть агонию. На часы. Дни. Месяцы. Джерет ничего не рассказывал обо мне, не так ли?»
Селина сжала подлокотники кресла. Нервы начали сдавать.
— Не рассказывал, — она продвинула пешку на h5.
«Он всегда был скрытным, даже во вред себе, — Дей вернул ферзя на g5 и поднял голову, к чему-то прислушиваясь. — Хм-м... неплохая попытка».
Селина не позволила себе отвлечься на мысли о Джерете и сдвинула ферзя на f3. Дракон не отреагировал. Он замер, глядя куда-то в пространство.
— Твой ход, — напомнила Селина.
«Да, разумеется», — Дей мельком глянул на доску и отвел коня на g8.
Селина посмотрела на дракона. Тот сидел, полузакрыв глаза, и вид у него был на удивление довольный. Она съела черную пешку, поставив слона на f4. Дракон кончиком когтя вывел ферзя из-под удара — на клетку f6. Селина быстро двинула коня на с3. Дей снова отвлекся от игры.
«И что теперь? — словно бы в забытьи пробормотал он. — Ах вот как... Приятно, что ты помнишь хоть что-то из моих уроков, Джерет».
Глаза дракона сфокусировались на доске. Он двинул слона на с5. Селина пошла конем на d5. Дей атаковал ферзем и съел пешку на b2.
«Сдайся, пока еще можешь, — он потянулся. Когти с неприятным скрежетом процарапали камни. — Или ты не хочешь испытывать чувство вины? Совесть — еще одно качество, тормозящее развитие мага. Но я сделаю так, что ты всё забудешь. И твои друзья тоже. Согласна?»
— Нет, — Селина двинула слона на d6.
Дракон тут же съел ладью, поставив слона на g1. Селина сжала губы и двинула пешку на е5.
Дей снова отвлекся.
«Уже лучше. Но еще не идеально, — пробормотал он. Потом скосил глаз на доску и съел вторую ладью ферзем. — Твой король под ударом, Синеглазка»
— Что для тебя самое ценное в жизни, Дей? — спросила Селина и сдвинула короля на е2.
«Развлечения, — не задумываясь ответил дракон. — Но под этим словом я подразумеваю гораздо больше, чем ты можешь себе представить».
Он переставил коня на а6.
— В число развлечений входит и чья-то смерть? — Селина съела пешку конем.
Дракон засмеялся и отвел черного короля на d8.
«И жизнь тоже».
Селина рискнула и выдвинула ферзя на f6.
«Какая жертва! — Дей съел ферзя конем. — Король остается без королевы».
Селина сдвинула слона на е7.
— Мат.
Дей побарабанил когтями по краю доски.
«Красиво играешь, Синеглазка. Я впечатлен. Но...»
И тут пространство рядом с ними вывернулось наизнанку. Дей прищурил глаза, с неудовольствием глядя на появившегося Джерета — встрепанного, в разодранной и опаленной по краям мантии.
«С третьей попытки. Удовлетворительно, но в следующий раз я установлю ограничение по времени».
— В следующий раз?! — Джерет в ужасе уставился на дракона.
«Разумеется. Не думал же ты, что мой ученик сдает всего один экзамен? О нет, лет через сто я снова появлюсь и проверю твои успехи».
— Тогда зачем... — Джерет оборвал себя. — Понятно. Но ты не убьешь ее.
«Почему?» — с неподдельным интересом спросил Дей.
— Вспомни свои слова: «Он будет жить, а ты — умрешь». Дей, ты не сказал, что она умрет сразу после вашей партии, верно?
Дракон расхохотался.
— И что со мной будет? — Селина переводила взгляд с одного на другого.
«Ты умрешь, Синеглазка, — весело ответил Дей. — Когда-нибудь обязательно умрешь. Мой тебе совет — держись подальше от Джерета, и тогда смерть наступит очень не скоро. В противном случае, — он выразительно развел крыльями, — ничего не гарантирую. Будущее этого авантюриста слишком расплывчато. Даже я не возьмусь предсказать его».
Дракон потянулся, как огромный кот, и по-лебединому выгнул шею.
«Прощай, Синеглазка. До встречи, мой ученик».
— Подожди, — Джерет присел на край стола. — Ты признал, что являешься моим учителем, так? В таком случае, я хотел бы получить один урок.
«Приятно осознавать, что кое-что в этом мире неизменно. К примеру, твоя наглость, — Дей сложил уже расправленные было крылья. — Чему ты хочешь научиться?»
Джерет объяснил. Селина закрыла лицо руками. Ей одновременно хотелось и плакать и смеяться.
«Интересная задача, — дракон задумчиво склонил голову. — Да, это возможно — для меня. Но я не представляю, как научить этому. Хотя... — он протянул лапу и поддел кончиком когтя амулет, висящий на шее у Джерета. — Эта птичка решительно не желает оставаться у тебя. Ей приглянулся другой хозяин».
— Она разумна? — Джерет рывком стянул с себя амулет.
«Да, хотя ее свобода воли несколько ограничена».
Дей взял подвеску и подышал на нее. Синие глаза птицы замерцали.
«Надень ее, Джерет. Она проводит тебя, но только в одну сторону. А обратно — сам сообразишь, что нужно делать».
Птица оказалась горячей, но не обжигающей. Джерет погладил ее с легким сожалением. Интересно, почему она выбрала не его?
«Не жадничай. Ты способен и сам себя защитить».
Дей снова расправил крылья и взлетел. И тут же время возобновило свое движение. Кресло и столик с шахматами исчезли.
— Прощай, — запоздало прошептала вслед дракону Селина и разрыдалась.
— Что произошло?! — к сестре кинулась Инна. Остальные ошалело оглядывались. Джерет с легким смущением пожал плечами.
— Дракон устроил нам небольшое испытание.
— Насколько небольшое? — переспросила Инна, гневно глядя на Джерета и одновременно ласково гладя сестру по голове.
— Всё... хорошо... — Селина глубоко вздохнула и вытерла лицо платком, который протянул ей Эйден. — Правда.
— Это и есть Страна Чудес? — тактично перевела разговор Тирра, разглядывая стремительно сохнущую, безжизненную землю. — Не слишком-то здесь чудесно.
— Это было одно из самых красивых мест в мире, — Джерет с тоской осмотрелся. Повсюду до горизонта тянулась мертвая пустыня. — Раньше здесь, куда ни глянь, цвел вереск и утёсник. Раздолье для влюбленных.
— Почему? — не поняла Инна.
— Поговорка такая, — невесело усмехнулся Джерет. — Когда зацветает утёсник, наступает время поцелуев. А в моих владениях он цвел круглый год, на всех холмах. Но Бэл убил землю. Даже холмы сгладились, словно болото их растворило.
— Волшебство вернется, — Тирра присела на корточки и погладила трещины в земле. — Там, в глубине, есть источники. Сюда бы дождь, а лучше ливень...
— Я так и знала! — Инна опустилась с ней рядом. — Хочешь здесь задержаться?
— А ты?
— Одну я тебя не оставлю. Джерет, ты не будешь возражать, если мы на пару недель поселимся в твоем замке?
— Милости прошу, — он приглашающе повел рукой. — Но сначала мне нужно проверить, что там сохранилось, и восстановить свои права.
— Полагаешь, кто-то из твоих подданных выжил? — спросил Эйден. — На дне болота?
— Надеюсь, что нет, — Джерет размял пальцы. — Меня не порадует встреча с теми, кто способен на такой подвиг.
Он решительно направился напрямик к замку. Настороженные маги последовали за ними. Покрытая толстым слоем высохшей грязи дорога привел их к распахнутым воротам. Тяжелые створки покачивались на позеленевших петлях. Во дворе было чище, но Инна всё равно морщилась.
— Что, руки чешутся устроить уборку? — Тирра подтолкнула ее локтем. — И ты еще меня упрекаешь за повышенное трудолюбие?
— Тихо! — Джерет вскинул руку. — Слышите?
Дверь в главную башню была сорвана, а изнутри доносился слабый шорох.
— Похоже, что внутри кто-то ходит, — Селина встала рядом с Джеретом. — Но по-моему, они нас боятся больше, чем мы их.
— Я не боюсь, — Джерет взбежал по семи крутым ступенькам и щелкнул пальцами.
В башне вспыхнул свет. Кто-то отчетливо вскрикнул. Селина кинулась за Джеретом, остальные — за ней. Они оказались в большом зале, когда-то богато украшенном. С высокого потолка свисали истлевшие знамена. Вдоль стен стояли почерневшие деревянные столы, кое-где на них еще сохранялись остатки расшитых шелковых скатертей. Под ногами похрустывали осколки витражей. У дальней стены на небольшом возвышении стоял каменный трон, расколотый пополам. Инна поежилась, заметив под столами скелеты. Кости были гладкими, словно их кто-то старательно вылизал.
— Кто бы ты ни был, выходи! — приказал Джерет, остановившись посреди зала. — А то хуже будет.
— Куда уж хуже?
Из-за трона появилось настолько жалкое существо, что Эйден невольно фыркнул, а девушки охнули. Длинные грязно-белые пряди волос почти закрывали изможденное лицо, острые кончики ушей обвисли, а ветхие тряпки едва держались на костлявом теле.
— Хольг?! — Джерет отшатнулся.
— Меня еще можно узнать? — эльф выпрямился и откинул волосы за спину. Раскосые глаза полыхнули неожиданно яркой зеленью. — Я польщен.
— Как ты здесь оказался? — Джерет сжал кулаки. — Я думал, ты давно сдох!
— Кто это? — спросила Селина.
— Прошу прощения за мои манеры, миледи, — эльф с некоторым трудом поклонился. — Позвольте представиться — Хольг, наследный владыка Темнолунных холмов.
— Бывший владыка! — вскинулся Джерет. — Я тебя победил!
— Ты сбежал, так что теперь это снова мои владения. По праву.
— Ненадолго! — Джерет замахнулся. Огненная сфера полетела прямо в Хольга, но на полпути вильнула и вылетела в окно.
— Лина, не вмешивайся!
— Подожди! — она схватила Джерета за руку. — Разве тебе не интересно, как он сумел выжить?
— Едва ли это можно назвать жизнью, — Хольг бледно усмехнулся. — Когда Джерет разбудил это исчадие ада...
— Я разбудил?!
— Ну, не я же? — Хольг присел на край трона. — Прошу прощения, дамы, ноги не держат. — Вспомни, какую бурю ты поднял во время штурма. Вот тогда оно и проснулось. Признаться, я понятия не имел, что под моим родовым замком спит чудовище. Кстати, ты узнал, кто это был?
— Древний бог, — Джерет раздраженно сложил руки на груди. — Ты хочешь сказать, что он бодрствовал всё время моего правления? И никак себя не проявлял, пока я случайно его не почуял?
— Именно так. Не знаю, с какой целью он за тобой наблюдал, но едва ли для того, чтобы благословить. Так что я тебя совсем не осуждаю. Я бы и сам сбежал, но увы, он лишил меня такой возможности. Всё это время я находился в очень странном состоянии — вроде бы спал, но при этом видел, что происходит вокруг. Только не спрашивай, зачем это было нужно богу. Он не делился со мной своими планами.
— Если у безумца вообще могут быть планы, — Джерет оглянулся на увлеченно слушающих магов. — Ладно, благодарю тебя за бесценные сведения, а теперь можешь убираться, пока я добрый. Тебе со мной не справиться, так что даже не пытайся претендовать на трон.
— Не ты победил бога, Джерет, так что не командуй здесь, — Хольг выпрямился. Силы возвращались к нему на глазах. — Если бы не дракон, вы бы все погибли.
— Если бы не я, дракон бы не прилетел! — Джерет рассвирепел окончательно. — Прочь с дороги! Я здесь король!
— Ты здесь никто! Ты даже не чистокровный эльф!
— И горжусь этим!
— Постойте! — вмешался в перепалку Эйден. — Как я понимаю, здесь сразу два законных претендента на престол, верно?
— Нет, не верно, — поправил его Хольг, — Джерет больше не имеет никаких прав. Он сбежал, бросив своих подданных на растерзание.
— Да ты же сам признался, что тоже сбежал бы, если б мог! — Джерет подскочил к Хольгу, схватил его за отвороты драной куртки и стащил с трона. — Я понятия не имел, что это за тварь! А когда узнал, всё равно вернулся, чтобы сразиться с ним! Сразиться с богом! А ты теперь хочешь воспользоваться плодами моих усилий? Не выйдет!
— Лина, ты действительно хочешь стать королевой? — Инна повернулась к сестре. — Лина?!
— Я в порядке, — Селина провела дрожащей рукой по лицу. — Просто устала.
— Стоп! — Эйден топнул ногой. — Джерет, прекрати! Лине плохо!
— Что случилось? — Джерет одним прыжком оказался возле Селины.
— Не знаю, — она с недоумением посмотрела на разбитые окна. — Почему здесь душно?
— Я ничего такого не чувствую, — Инна глубоко вздохнула. — Обычный воздух. Пыльно только.
— Нет, дело не в этом, — Селина сжала виски. — Это место... Оно чем-то похоже на Дом. Инна, помнишь, отец объяснял, что не все стихийные маги могут войти в Дом? Некоторым становится плохо.
— Вот оно что... — Джерет по-новому осмотрел зал. — Теперь понятно, почему именно здесь залег в спячку Бэл.
Он резко повернулся к настороженному Хольгу.
— Тебе повезло. Я добровольно уступаю трон.
— Джерет, ты вовсе не обязан отказываться от своей цели из-за меня, — запротестовала Селина.
— Не обязан, — согласился он. — Но я так хочу. Подожди меня, я только прихвачу кое-что, и мы отправимся путешествовать. Давно хотел посмотреть вселенную.
Он обошел трон, толкнул незаметную дверь и исчез за ней. Хольг проводил Джерта внимательным взглядом, потом улыбнулся гостям.
— Как я понимаю, вы все — стихийные маги? Очень кстати. Не желаете задержаться? Как видите, мои владения нуждаются в восстановлении. А подвалы этого замка хранят немало ценных артефактов. Может быть, мы договоримся?
— Пожалуй, — кивнула Тирра. — Правда, Инна? Всё равно у нас отпуск.
Инна неуверенно посмотрела на сестру.
— Конечно, оставайтесь, — Селина обняла ее. — Встретимся через год в усадьбе отца.
— Я тоже останусь, — вздохнул Эйден. — По-крайней мере, будет чем заняться. Надеюсь, Хольг, вино в здешних краях имеется?
— О да! — радостно заулыбался эльф. — Вина фэйри — лучшие во вселенной.
— Эйден, подожди! — Селина придержала его за рукав. — Я хочу, чтобы ты меня проводил. Мне нужно тебе кое-что сказать. Очень важное.
— Ладно, — он безразлично пожал плечами.
Джерет вернулся уже через пару минут. Он сменил королевский наряд на дорожный плащ и куртку, а через плечо повесил большую кожаную сумку, чем-то битком набитую.
Хольг покосился на сумку, но смолчал.
— Ну что, нанялись на ремонтные работы? — Джерет усмехнулся, глянув на Инну и Тирру. — Только не продешевите. Я проверил, все сокровища в целости и сохранности. Так что не стесняйтесь, Хольг не в том положении, чтобы торговаться.
— О, прекрасно! Мы это учтем, — азартно потерла ладони Тирра. — До встречи, Джерет.
— Береги Селину! — Инна обняла его и поцеловала в щеку.
— А с тобой я не прощаюсь, — Джерет хмуро посмотрел на Хольга. — Я теперь буду присматривать за этим местом.
Хольг хотел что-то сказать, но смолчал и поклонился.
Джерет, Селина и Эйден вышли из замка.
— Что ты хотела мне сказать? — спросил Эйден.
— Джерет? — Селина подергала бывшего короля за рукав.
— Ах да, — он вытащил из-под куртки золотую подвеску. — Ден, ты всё еще хочешь увидеть Эшли?
Выражение лица огненного мага примирило Джерета даже с потерей трона.
***
Они расстались на том месте, где Селина играла в шахматы с драконом.
— Может быть, прогуляешься с нами? — предложил Джерет.
— Нет, — всё, что Селине сейчас хотелось, это завернуться в плед и уснуть у камина. — Вот, возьми, — она протянула Джерету ключ. — Он приведет тебя к нашей усадьбе. Я буду ждать.
Он поцеловал ее в губы.
— Я вернусь самое больше через пару часов, ты даже заскучать не успеешь.
Нетерпеливо пританцовывающий на месте Эйден обнял Селину.
— Удачи тебе! — произнесли они одновременно и засмеялись.
А потом Джерет взял Эйдена за руку, и они медленно растворились в возникшем вокруг них мареве. Селина подождала несколько минут, чтобы пространство успокоилось, а потом сама шагнула в междумирье.
Ее родовая усадьба «Большие надежды» находилась в очень глухом уголке, отделенном от Города морем и горами. Отец любил отдыхать в одиночестве, и сейчас Селина как никогда понимала его. Старый двухэтажный каменный дом выглядел запущенным и заброшенным. Селина прикоснулась к заросшей плющом стене, сняла охранное заклинание и приказала открыться всем окнам. Прошлась по комнатам, изгоняя пыль и сухой воздух, пропитанный консервирующей магией. После смерти отца они с Инной ни разу здесь не были.
Селина зашла в комнату сестры, отыскала платья, которые Инна носила еще подростком. Пара из них ей подошла. Свое синее платье Селина повесила в шкаф. Его она больше никогда не наденет, и пусть Джерет обижается. Она почти ни о чем не думала, просто наслаждалась каждым мгновением простой жизни. Приняла ванну, переоделась, разожгла камин в гостиной, хотя вечер был теплый. Села в кресло возле огня и уснула.
Проснулась она от пронизывающего ветра. Уже совсем стемнело, из открытых окон тянуло сыростью. Селина плотнее закуталась в шаль и вышла на крыльцо. Зажгла над входом фонарь, села на верхнюю ступеньку и тихо заплакала. Она твердо знала, что с Джеретом не произошло ничего плохого. Нигде и никогда. Должно быть, он опомнился и решил не возвращаться к ней.
— Он ученик дракона, — прошептала Селина, — а я теперь никто. Зачем я ему?
 
Глава 20. Туда и обратно
— А ты уверен...
— Заткнись! — Джерет не отрывал глаз от светящегося силуэта золотой птицы, парящей в темноте перед ними. — Не отвлекай меня.
Путь сквозь время оказался весьма непростым и очень холодным. А тут еще Эйден со своими не вовремя возникшими сомнениями. Надо было ему с собой букет ромашек захватить — лепестки обрывать. Любит — не любит, плюнет-поцелует... И вдруг темнота исчезла. От неожиданности они чуть не упали.
— Ага! — Джерет огляделся и нахмурился.
Они оказались в неприятно знакомом месте — в загородной усадьбе Эстеллы Каннинг. Здесь был вечер, сырой и пропахший боевой магией. Джерет поморщился. Воздух в парке застыл, но повсюду летели листья, а деревья корчились от боли. Означать это могло только одно. Джерет посмотрел на ярко освещенные окна дома, потянул носом.
— Где мы? — Эйден не мог слышать стоны деревьев, но почуял неладное.
— В усадьбе волшебницы, которая нас с Лайонелом вышвырнула в ваш мир, — Джерет покосился на развалины башни, темневшие справа. — Похоже, Эшли нанес ответный удар.
— Он здесь, — уверенно сказал Эйден.
— Скорее всего, — Джерет напряженно прислушивался. Вампиры в доме были, но сколько их, он понять не мог. — Идем?
— А давай сначала ты один? — Эйден опять запаниковал.
— Знаешь что?! — не выдержал Джерет. — Я не собираюсь рисковать своей жизнью и в одиночку соваться в дом, полный вампиров. Если передумал, пошли обратно.
— Извини, — Эйден совладал с нервами, первым взбежал по ступенькам и решительно постучал в дверь. Джерет не спеша поднялся следом. Он запоздало вспомнил, что находится в Ламении в розыске. Хотя, Эшли мог отменить свой приказ, если, конечно, вспомнил о нем.
Дверь отворила очень красивая девушка с изящно уложенными серебристыми волосами. На бледном лице ярко выделялись темно-вишневые губы. Красавица с удивлением посмотрела на опешившего Эйдена.
— Что вам угодно? — она перевела взгляд на Джерета и вдруг изменилась. Зеленые глаза полыхнули, как это бывало у Эшли. Уголки губы изогнулись в оскале.
Джерет ударил, действуя больше инстинктивно, чем осознанно. Девушку отбросило в глубину холла, где она и осталась лежать без сознания.
— Ты ее знаешь? — Эйден с подозрением посмотрел на Джерета.
— Нет, но скорее всего, она из выводка Эшли. Постарайся никого не убивать. Тебе с ними жить, между прочим.
Джерет вошел, настороженно осматриваясь. Под ногами неприятно захрустели осколки. Уже зная, что сейчас произойдет, Джерет закрутил в обеих руках по четыре сферы. Вампиры возникли вокруг совершенно бесшумно — из открытых дверей, с лестницы, двое появились у входа, отрезая отступление.
— Я не хочу никого убивать, — Джерет демонстративно запустил один огненный шар в люстру, где он очень эффектно взорвался. — Позовите Эшли.
Вампиры молчали, медленно сжимая круг. Один из них улыбнулся исключительно скверной улыбкой.
— Ты не успеешь достать всех, эльф. На этот раз нас значительно больше.
— Мы уже встречались? — Джерет улыбнулся в ответ. — Но я тоже учел прежний опыт.
Сферы слетели с его ладоней и закружились, заключив их с Эйденом в светящийся круг.
— Повторяю в последний раз: позовите своего мастера. Иначе ему придется высиживать новых птенцов!
— Что здесь происходит? — знакомый голос, прозвучавший с верхней площадки лестницы, заставил Эйдена вздрогнуть и отступить за спину Джерета.
Эшли спустился на пару ступеней и озадаченно прищурился, ослепленный ярким светом. Джерет зашипел. На мастере вампиров был надет кожаный колет, прожженный на груди, а с плеч спускался до боли знакомый пушистый плащ.
— Ты?! — Лайонел застыл. Остальные вампиры приняли его возглас за сигнал к действию, но едва успели шевельнуться, как Эшли поднял руку. — Стоп! Не трогать. Идите, занимайтесь своими делами.
— Ник, ты уверен? — с неудовольствием обернулся к нему тот вампир, что разговаривал с Джеретом.
— Не волнуйся, Джейми, — мягко ответил Эшли. — Я разберусь.
Джерет глянул через плечо. Ага, Эйден наложил на себя заклинание неприсутствия. Ну хорошо, он и сам был не прочь немного поиграть.
Эшли спустился с лестницы, остальные вампиры сгинули так же внезапно, как появились, включая очнувшуюся девушку. Джерет сделал пасс рукой и огненные шары исчезли.
— Мой плащ тебе не идет, — язвительно покривил он губы. — Или ты его носишь из сентиментальных чувств? Я растроган.
— Мне объяснили, как он действует, — Лайонел остановился в трех шагах от Джерета. — Сегодня твой плащ меня здорово выручил. Но как ты здесь оказался?
— Для драконов время — не препятствие. А этот Джеймс — он ведь не из твоего выводка, да? — уточнил Джерет, спиной ощущая напряженный интерес Эйдена.
— Он мой друг. Из тех, кто пришел сюда сто лет назад.
— А почему он называет тебя Ником?
— Мое второе имя — Доминик. Не заговаривай мне зубы, Джерет. Тебе пришлось-таки звать на подмогу дракона? И чем всё закончилось?
— Ты был прав, — неохотно признал Джерет. — С Древним богом смог справиться только дракон.
— Все целы? — быстро спросил Лайонел.
— И невредимы. А тебе, я вижу, опять досталось.
— Давно пора было покончить с этой ведьмой, — поморщился Эшли. — Можешь считать, что я отомстил за нас обоих. Или ты не за этим вернулся?
— В том числе. Удачно, что прихватил с собой плащ. Я бы хотел получить его обратно.
— Между прочим, ты его сам продал.
— Готов выкупить, — Джерет достал из сумки горсть золотых монет со своим профилем. — По какому курсу у вас идет серебро к золоту?
— Сто к одному, но я его не продам. По крайней мере, за деньги.
— А за это? — Джерет снял золотую подвеску. — Ты ошибся, птичка выбрала хозяином тебя. Хотя, она действительно мне пригодилась.
— Если она меня выбрала... — Лайонел поднял раскрытую ладонь. Золотая птица вырвалась из пальцев Джерета и перелетела к нему.
— А ты неплохо стал разбираться в магии, — Джерет прищурился. — Хорошо, назови свою цену.
Лайонел не спеша надел амулет.
— Ты можешь еще раз слетать туда и обратно?
— Я тебе кто, почтовый голубь?
— Почтовый дракон, — усмехнулся Эшли. — Так можешь или нет?
— Допустим. А зачем? Ты там что-то забыл?
— Издеваешься? — Лайонел сжал зубы и глубоко вздохнул. — Хорошо, скажу прямо. Ты сможешь привести сюда Эйдена? Если, конечно, он еще не передумал.
Джерет изобразил глубокую задумчивость. Потом лукаво улыбнулся.
— Плата вперед.
Эшли снял плащ и протянул Джерету. Тот сделал шаг влево, театральным жестом вскинул руку и щелкнул пальцами.
— Вуаля!
Лайонел остолбенел. Пару секунд он просто смотрел на появившегося Эйдена, потом шагнул к нему и недоверчиво протянул руку.
— Ден?
Огненный маг нервно улыбнулся.
— Здравствуй, Лайонел. Или ты предпочитаешь — Доминик?
— Как тебе больше нравится, — Эшли наконец поверил, что перед ним не галлюцинация и сгреб Эйдена в охапку. — О боги, это действительно ты!
Джерет фыркнул и набросил на плечи плащ.
— Джейми! — крикнул Лайонел, не отрываясь от Эйдена. — Я возвращаюсь в город! Закончишь здесь? Мне утром на прием к королю.
— Оставь со мной четверых, — отозвался со второго этажа Джеймс, перегнувшись через перила лестницы. — Я так понял, что твой приказ о поисках этого эльфа отменяется?
— Ах да, — спохватился Эшли. — Скажи всем, что он отныне под моей защитой.
— Очень любезно с твоей стороны, — съязвил Джерет. — Особенно учитывая, что мне придется еще раз вас побеспокоить через пять лет.
— Да, действительно, — сияющий Эйден немного приугас. — Ты уже назад?
— Или погостишь у меня? — приподнял бровь Эшли.
— Вынужден отклонить твое заманчивое приглашение, — Джерет внимательно следил за появившимися в холле вампирами. Двое юношей и трое девушек. Все с зелеными глазами, как у Эшли. На рыжего мага, которого обнимал за плечи их мастер, вампиры смотрели со снисходительным интересом. А вот на Джерета косились с нескрываемой неприязнью и ревностью. «Интересные у них отношения», — подумал он. Все вместе они вышли на широкое крыльцо.
— Спасибо, Джерет, — Эйден крепко пожал ему руку. — Я твой должник.
— Само собой, — Джерет кивнул Эшли. — Здоровья тебе, Нелли. Если получится, конечно.
Лайонел усмехнулся.
— И тебе не болеть.
Джерет сбежал по ступенькам и растворился во тьме. Эйден оценил нестихающие корчи деревьев и спросил:
— Вы сюда прилетели?
— Парк пришлось перелететь. Но на той стороне нас ждут кони.
— Летать я не умею, — Эйден размял пальцы, — но зато могу прожечь нам прямой путь. Правда, будет много дыма и вони.
Окружившие их вампиры посмотрели на мага с внезапно возникшим уважением и даже опаской. Эшли улыбнулся.
— Не стоит, я тебя донесу.
Он подхватил Эйдена на руки и плавно поднялся в воздух. Приземление оказалось более стремительным. Лайонел переоценил свои силы, подорванные недавним сражением с волшебницей. Но на коня Эшли вскочил уверенно. Лошади у вампиров оказались полудикими, и бешеная скачка до города привела Эйдена в полный восторг.
— Это твой особняк? — он не ожидал, что скромный в житейских вопросах Эшли обитает фактически во дворце. Но тут же сообразил, что живет Лайонел не в одиночестве.
— Нравится? — одна из девушек улыбнулась Эйдену. — Мастеру предлагали жить в королевском замке, но он отказался.
— О чем уже сто раз пожалел, учитывая привычку короля выслушивать советников ранним утром, — Эшли хмуро посмотрел куда-то на восток. — Эмилия, завтра гнездо на тебе. Меня, скорее всего, не будет весь день.
— Подготовка к испытаниям? — она быстро глянула на Эйдена.
— О каких испытания речь? — заинтересовался тот.
— У нас недавно вакансия королевского мага освободилась, — пояснил Эшли. — Послезавтра претенденты будут соревноваться в мастерстве.
Они вошли в особняк, и Лайонел повел Эйдена по лестнице в правое крыло здания.
— Завтра вечером я тебя познакомлю с моим выводком и друзьями, — мастер вампиров старался пока не думать о многочисленных проблемах, которые непременно возникнут. — Мои покои здесь, — он отворил дверь и пропустил Эйдена вперед. — Места хватит для двоих. Но если хочешь жить отдельно, в доме имеются гостевые комнаты. Правда, они все в левом крыле. Через весь дом придется бегать. У тебя совсем нет вещей?
— Всё, что действительно необходимо, у меня с собой, — Эйден похлопал по поясной сумке и с удовольствием осмотрел широкую кровать с шелковыми простынями. — Пожалуй, я у тебя поселюсь. Ты не ранен?
Эшли стянул испорченный колет.
— Ерунда. Целебная ванна, пара часов сна, и всё пройдет, — Лайонел посмотрел в готовые разгореться черные глаза Эйдена и хмыкнул. — Хотя, о сне, пожалуй, придется забыть.
Эйден пожалел, что почти не владеет исцеляющей магией. Этот пробел следует восполнить в ближайшее время. Но восстановить силы любимому он и сейчас сумеет.
— Ванна — это хорошо-о-о! — протянул он, открыв дверь ванной комнаты и оценив ее комфорт и размеры. — А целебной я ее тебе сделаю, не сомневайся.
 
В постели они оказались только через два часа. Эйден задумчиво перебирал длинные пряди черных волос Лайонела, уже засыпавшего у него на плече, и вдруг спросил:
— Ты королевский советник?
— Ага, по безопасности, — зевнул Эшли.
— А стихийные маги здесь есть?
— До сих пор не было.
— Тогда я выиграю испытания.
Эшли резко привстал.
— Зачем тебе это?
— Мне же нужно чем-то заняться. А так мы и работать будем вместе.
— Да, это было бы замечательно, — обреченно пробормотал Лайонел и рухнул лицом в подушку, чтобы заглушить стон. Интуиция подсказывала, что ближайшие годы станут одними из самых беспокойных в его жизни.
***
Дни текли за днями — по-осеннему сонные и тихие. Селина почти ничего не делала. Сидела на лавочке в заросшем саду, грелась на еще теплом солнце, бездумно смотрела в небо. Она больше не плакала. Прошло два месяца, и надежда на возвращение Джерета исчезла вместе с летом.
Постепенно холодало, по утрам трава серебрилась от инея. Селина не любила зиму, но сейчас ей хотелось, чтобы она пришла скорее. Забраться в постель, зарыться под груду одеял, уснуть и не просыпаться до весны. Или просто не просыпаться.
Селину спасла птица. Усталая, отставшая от своей стаи белая птица с синими глазами упала ей под ноги, ударившись о стекло окна. Селина никогда не видела таких. Она подобрала птицу, подышала на нее, подарила необходимые силы. Отпустила и долго смотрела вслед. Может, и ей кто-нибудь поможет ожить? В конце-концов, жизнь — слишком ценный дар, чтобы от нее отказываться, что бы ни случилось.
Селина поднялась на чердак, отыскала в груде старых вещей ковер-самолет. Изрядно потрепанный, но еще пригодный к использованию. Для начала она решила слетать до ближайшего города. Оделась потеплее, прихватила кошелек с десятком монет и подняла ковер в воздух.
С того времени, как Селина последний раз бывала в Лайсморе, прошло немало лет. Но городок почти не изменился — он был всё такой же тихий и пропахший домашними, уютными ароматами. Ковер-самолет Селина оставила в подступающем к городу лесу, чтобы не беспокоить людей. Побродила по чистым улицам с деревянными мостовыми, зашла в корчму, выпила горячего меда. Из кухни так вкусно пахло, что она заказала еще одну кружку и яблочный пирог. И почти съела его, когда ощутила чей-то пристальный взгляд. Не враждебный, но очень заинтересованный. Селина подняла глаза. За соседним столом сидел парень в легкой, не по сезону, рубахе и расшитой безрукавке. Темные волосы собраны сзади в хвост, желтоватые глаза не по-человечески ярко блестят на красивом, но немного хищном лице. Неожиданно для себя Селина почувствовала приятное волнение. Парень поднялся, подошел и вежливо поклонился.
— Позволишь угостить тебя, незнакомка?
— Меня зовут Селина, — она улыбнулась.
— А меня — Влад, — он сел напротив. — Раньше я тебя здесь не видел. Издалека приехала?
— Не слишком, — Селина поманила корчмаря.
— Я заплачу, — Влад небрежно бросил на стол горсть медных монет.
Селина пожала плечами и встала.
— Уже вечереет, — Влад учтиво подал ей плащ. — Я тебе провожу. Где ты остановилась?
— За городом, — Селина про себя усмехнулась. Назойливого ухажера ждал сюрприз.
Всю дорогу до леса Влад разливался соловьем. Селина с удовольствием слушала местные байки о ночных чудовищах. Но когда они вошли в лес, Влад замолчал.
— Здесь нет постоялых дворов, — он приотстал.
— Разве я говорила, что остановилась на постоялом дворе? — Селина картинно изогнула бровь.
Она нарочито медленно нарисовала в воздухе несложный, но эффектный знак, вспыхнувший в сумерках. Влад не отшатнулся, но взгляд желтых глаз стал еще пристальнее.
— Волшебница? — он сделал шаг в сторону. — Неожиданная встреча.
— Не волнуйся, мне не нужна твоя шкура, — Селина засмеялась. — Извини, что не представилась сразу, Влад, но ведь и ты не сказал о себе правды.
Оборотень кивнул и чуть расслабился.
— Тогда начнем наше знакомство заново? Я повторяю свое предложение проводить тебя до дома. Где бы он ни был.
Селина поколебалась, но потом достала из кустов ковер-самолет и расстелила его.
— Летал на таком?
— Только слышал, — Влад без колебаний сел на ковер. — Ты из заброшенного дома волшебника, верно?
— Верно, — Селина посмотрела на оборотня с интересом. — Ты бывал там?
— Близко не подходил, — Влад придвинулся к ней. — Но ведь старый волшебник умер. Ты его ученица?
— Дочь, — Селина подняла ковер повыше. Легкая эйфория исчезла, оставив неприятное послевкусие. Зря она это затеяла. Влад был по-своему привлекательным, но желания привести их встречу к логическому завершению в постели у Селины не возникало совершенно. Эх, Джерет, Джерет, как же трудно тебя забыть...
— А твой дом далеко?
— Не слишком, — Влад с удовольствием оглядывался. Полет ему понравился. — Если перекинусь, то за час добегу.
Селина вздохнула. Некрасиво как-то с ее стороны выходит.
— Давай лучше я тебя до дому доставлю.
— Ну уж нет, — он ухмыльнулся. — Давно мечтал посмотреть, как живут волшебники.
***
На обратном пути Джерет чуть не заблудился. Даже с помощью ключа Селины он не сразу нашел нужную дрогу и вышел на километр левее цели, так что пришлось продираться через чащу, мокрую от дождя. Уже завидев в просветах между деревьями крышу дома, Джерет понял, что не одинок. С другой стороны к усадьбе приближался кто-то еще. Джерет ускорил шаг, вышел на расчищенное место перед воротами и увидел ее. Издалека она была похожа на Селину. Но вблизи становились заметны отличия. Лин была выше, женственнее, с более плавными движениями и томным взглядом изменчивых серых глаз. Наяда стояла у ворот, поджидая его. Джерет остановился только подойдя почти вплотную.
— Так вот из-за кого мой сын нарушил свое слово, — голос наяды журчал и переливался, как ручей. С очень холодной водой.
— У тебя никогда не было сына, — Джерет подбоченился. — Зачем ты пришла, Лин? Хочешь еще раз испортить жизнь дочери?
— У меня нет дочери! — глаза наяды приобрели цвет штормового моря. — Есть изменница, предавшая память своего отца ради какого-то бродяги! Интересно, кем ты себя считаешь? Немного человек, немного эльф, немного гоблин и даже...
— Я знаю, кто я, — оборвал ее Джерет. — Уходи, Лин, пока еще можешь.
— Не угрожай мне, — она оскалилась, показав острые зубы. — Нет права выше материнского. Я дала жизнь, я ее и заберу.
Ее блестящее платье, отражающее в себе небо, вдруг потекло, и наяда волной проникла сквозь решетку ворот. Джерет не двинулся с места. Селины в доме не было, так что можно было не спешить. Он прислушался к музыке старых заклятий сэра Клайва. Часть души мертвого мага еще не до конца покинула особняк. Нужно только позвать его. Ворота бесшумно открылись перед Джеретом. Воздух на ступенях дома сгустился в фигуру статного мужчины с длинными седыми волосами.
— Клайв?! — наяда отшатнулась.
— Проклинаю... тебя.. — призрак развел руки в стороны. Земля под наядой треснула.
— Нет! Я любила тебя! Клайв!.. — голос Лин затих. Земля сомкнулась. Когда-нибудь родник проточит себе дорогу на поверхность, и наяда вернется. Но очень не скоро.
Призрак поднял глаза на подошедшего Джерета, медленно кивнул и растаял в воздухе. Душа сэра Клайва окончательно покинула Мир.
Джерет вошел в дом, прислушался. Селина улетела на ковре-самолете довольно давно. Он вернулся на крыльцо, полюбовался, как над лесом поднимается тяжелая туча. Прекрасно, дождь смоет следы случившегося. За свою жизнь Джерету довелось хранить немало тайн, еще одна не отяготит его.
***
Дождь нагнал ковер-самолет на подлете к дому. Селина растянула над собой и Владом щит и направила ковер прямо в гостеприимно распахнувшееся окно на втором этаже. Выгонять неожиданного гостя под дождь она не решилась.
— Хочешь чаю? — Селина свернула ковер и поставила в угол гостиной.
— Травяной, если можно, — оборотень заметно нервничал, оказавшись в жилище мага. — А ты здесь одна живешь?
— У меня есть сестра, — Селина расставила на столике чашки и поколдовала над заварным чайником. — Бери шоколад.
— Спасибо, я не любитель сладкого, — Влад потянулся за галетой и вдруг замер, глядя поверх плеча Селины.
— И как это понимать?!
Она обернулась. В проеме двери стоял Джерет — невыразимо прекрасный в белом пушистым плаще. И взгляд его разных глаз не сулил ничего доброго.
Влад вскочил, негромко зарычав.
— А ты кто такой?
— Это я тебе сейчас объясню, — зловеще пообещал Джерет и сделал пасс правой рукой. Оборотня приподняло и вышвырнуло в окно.
— Не надо! — Селина бросилась к Джерету. — Ты неправильно понял!
— То есть, это не он тебе навязался, а ты его заманила? — уточнил Джерет и, оттолкнув ее, метнулся к окну. — С тобой я еще разберусь! — и перепрыгнул через подоконник.
Селина подбежала к окну, глянула вниз и застонала. Влад перекинулся в волчий облик и кружил вокруг Джерета, а тот поворачивался на месте, перекидывая с ладони на ладонь огненный шар.
Селина выбежала из комнаты, стремглав промчалась по коридору, лестнице, холлу и выскочила под дождь. Как она ни торопилась, ситуация уже успела измениться. Один из кустов дымился, несмотря на дождь. Джерет не спеша совершал вращательные движения правой рукой, а оборотень с визгом катался по мокрой траве. Его сброшенная одежда уже превратилась в промокшие тряпки.
— Отпусти его!
Джерет усмехнулся и резко выбросил вперед раскрытую ладонь. Волк врезался в ель, обрушившую на него целый водопад. Селина вскинула руки. Между противниками возник невидимый щит. Джерет с досадой топнул ногой. Влад, воспользовавшись передышкой, вскочил и ринулся в лес.
— Не ожидал от тебя такого, — Джерет развернулся и направился к Селине, — Не могла пару дней подождать? Или сколько я по местному времени отсутствовал?
— Два месяца, — Селина уже вся промокла, но даже не пыталась укрыться от дождя.
— Так много? — Джерет остановился и озадаченно нахмурился. — Не может быть. Я же всё правильно сделал. Если только...
— Последняя шутка Дея?
— Вполне в его стиле, — Джерет снова двинулся к Селине. Он под дождем не мок, удерживая над собой невидимый зонт. — Но это не объясняет, почему ты перестала меня ждать.
Селина отступала вверх по ступеням. На верхней задержалась, почувствовав смутную тревогу. Здесь что-то произошло. Совсем недавно.
— Я хочу знать, почему? — Джерет повысил голос. Селина вздрогнула и отвлеклась.
— Я думала, что ты обиделся на меня и уже не вернешься. Из-за того, что я испортила твою мечту о королевстве.
— Обиделся? Это слабо сказано, — Джерет оттеснил ее в холл. — Лина, я хотел, чтобы ты стала королевой. Хотел привести тебя на бал Пяти владык!
Селина стряхнула дождевую воду.
— Прости, что стала для тебя сплошным разочарованием.
— У тебя есть шанс исправиться, — Джерет протянул руку. На ладони лежало ажурное золотое кольцо с узором из переплетающихся узлов. — Стань моей женой.
Селина недоверчиво посмотрела на кольцо, потом в серьезные глаза Джерета. И вдруг метнулась к нему, обняла и заплакала.
— Ну что ты, моя радость, всё уже хорошо, а будет еще лучше, — он улыбнулся со скрытым торжеством, прижал ее к себе и надел кольцо на палец. — Если хорошенько подумать, понимаешь, что не стоит долго засиживаться на одном месте, даже если это королевский трон. Глупо отказываться от шанса посмотреть вселенную, когда появилась такая возможность.
— Я знаю один мир, где тебе точно понравится, — Селина порывисто вздохнула и уткнулась носом в вырез его рубашки. — Только давай отправимся туда завтра? Я так соскучилась по тебе.
Джерет предпочел бы забрать ее из этого дома прямо сейчас, но с другой стороны, в ближайшей комнате стояла очень удобная софа. До которой они, впрочем, добрались не сразу.
Уже под утро, когда утомленная и совершенно счастливая Селина уснула, Джерет тихо укрыл ее своим плащом и перебрался на подоконник. Задумчиво посмотрел поверх еловых вершин в очистившееся небо. В голове его уже созревал новый план действий. У него появится свое королевство. Пусть даже титул будет звучать совсем по-другому.
 
Эпилог
Эйден осторожно опустил только что законченный амулет в бархатный футляр и со стоном разогнул спину. Он провел за рабочим столом всю ночь и большую часть утра, но оно того стоило. Теперь во время поездки в Дикие земли король будет надежно защищен. Огненный маг устало потер глаза и тут же озадаченно заморгал. Воздух в лаборатории заколебался, словно занавеска, и раздвинулся, пропуская неожиданного гостя.
— Джерет?! — Эйден вскочил. — Какими путями?
— Запутанными, — Джерет с досадой отряхнул элегантный фрак. Выглядел он так, словно его обсыпали известкой. — Такого количества охранных заклинаний в одном месте я давно не видел. Твоя работа?
— Что поделать, королевский дворец нуждается в надежной защите, — Эйден приосанился. — Как дела у Селины?
Джерет с интересом осмотрел шелковую мантию огненного мага, расписанную замысловатыми знаками.
— Прекрасно. Она с сестрой сейчас в усадьбе их отца. Тирра тоже там. Надеюсь, они уговорят Лину вернуться в Совет. А ты, стало быть, теперь королевский маг, Денни? И как я вижу, прямо-таки горишь на работе.
Эйден вдруг посерьезнел. Лукавые искры в черных глазах погасли.
— Пять лет прошло, да?
— Именно, — Джерет придирчиво изучил поверхность единственного более-менее чистого стула, сбросил с него обрывки бумаги и уселся, закинув ногу на ногу. — Помнишь свое обещание Инне?
— Помню, — Эйден примостился на углу стола. — А без меня никак?
— Так и думал, что напрасно трачу силы, продираясь к тебе, — Джерет прищурился. — Но в таком случае ты обязан предоставить себе замену. А где ты ее возьмешь в этой глуши?
— У меня есть одна идея, — Эйден вскочил и выдвинул верхний ящик стола, но достать из него ничего не успел.
— Ден, я еще долго буду ждать? — дверь распахнулась, и в лабораторию стремительно вошел Эшли. У Джерета сами собой расширились глаза. На вампире был роскошный костюм из золотой парчи с черными бархатными вставками и такими кружевами, что Джерет испытал острый приступ зависти. На черных, безупречно уложенных волосах блестела узкая золотая диадема с крупным рубином.
— Здравствуй, Лайонел, — Джерет широко улыбнулся. — Или к тебе теперь следует обращаться как-то иначе?
Эшли замер, потом улыбнулся уголком губ.
— Здравствуй, Джерет, — сказал он, как показалось тому, с затаенной надеждой. — Давненько не виделись.
— Дворцовый переворот? — вежливым тоном, как о погоде, спросил Джерет.
— Обижаешь, — вампир подошел ближе. — Прежний король умер своей смертью. Но у него не было прямых наследников. А мои друзья и этот... — он выразительно посмотрел на Эйдена, — карьерист решили, что лучше моей кандидатуры не сыскать.
— Да тебя весь народ поддержал! — возмутился Эйден.
— Еще бы не поддержал, после того, что ты устроил.
— Его величество Лайонел первый? — Джерет покривил губы. — Не слишком звучит.
— Доминик первый. А ты, никак, завидуешь?
— Было бы чему! — Джерет дернул плечом.
Лайонел усмехнулся.
— Ты по делу или просто мимо проходил?
— Пять лет прошло.
— Ах да, — король побарабанил пальцами по столу. Драгоценные камни в крупных перстнях вспыхнули. Он быстро глянул на своего мага. — Ну что ж. Ден, ты прямо сейчас уходишь?
— Я не ухожу! — Эйден упрямо вскинул голову. — Я не могу тебя оставить.
— Денни, я прожил без тебя почти четыреста лет, — вампир утомленно закатил глаза. — Еще пять проживу как-нибудь.
— Но ты не был королем.
— Эйден, ты обещал Инне вернуться, — строго нахмурился Лайонел.
— Ты хочешь, чтобы я там без тебя умер? — огненный маг, не обращая внимания на напряженно наблюдавшего за ним Джерета, сжал в ладонях руку Лайонела. — Или чтобы изменил тебе с кем-нибудь? Так вот, Нел, я просто не смогу. Потому что люблю только тебя.
— О боги, за что мне такое счастье? — Лайонел смущенно глянул на Джерета. — А ведь действительно, как-то мы не подумали об этом.
— Новую вилку времени я создавать не стану, — категорично заявил Джерет. — Ден, ты начал говорить о какой-то идее?
Эйден спохватился и достал из открытого ящика маленькую коробочку.
— Вот, это кольцо огня. Здесь достаточно силы, чтобы любой толковый волшебник мог меня заменить. Не говоря уже о тебе.
Джерет приподнял бровь. Создать такое кольцо по силам лишь очень умелым магам. Похоже, Эйден не терял время даром, совершенствуя свое мастерство.
— А с чего ты взял, что я соглашусь?
Эйден сник.
— Ну, я думал... Ты же умеешь обращаться с огнем, и тебе понравилось в Совете прошлый раз.
— О да, — Джерет иронично улыбнулся. — Особенно некоторые моменты. Ладно, так и быть, выручу вас. Но твой долг растет, Ден.
— Само собой, — обрадованный Эйден отдал ему кольцо. — Обращайся в любой момент.
Лайонел смотрел на Джерета, и глаза его стремительно зеленели.
— Ах он тебе еще и должен?! — король обошел стол и двинулся к гостю. — Никак не можешь успокоиться, Джерет? Нацелился подмять под себя Совет?
— Совету в целом это пойдет только на пользу, поверь мне. Приятно было повидаться! — Джерет вихрем взметнулся в воздух прямо под носом у Лайонела, заставив того покачнуться, и исчез.
— Не переживай, девочки его уравновесят, — Эйден подошел сзади к Лайонелу и поправил кружевной воротник.
— Надеюсь, — король глянул на висящие на стене часы и ахнул. — Я безнадежно опаздываю! Что ты мне хотел отдать?
— Короли не опаздывают, — нравоучительно ответил маг и взял со стола футляр. — Надень, я только что закончил.
— На мне амулетов уже больше, чем на майском шесте ленточек, — запротестовал Лайонел. — Зачем еще один?
— Не преувеличивай, всего три, — Эйден признавал амулеты только своей работы. Золотой птице, которую король носил, не снимая, он не доверял. — Я прошу тебя, Нел!
Король вздохнул и застегнул на запястье серебряный браслет-цепочку с тремя яркими самоцветами.
— Всё, я уехал. Вернусь через неделю. Постарайся не взорвать без меня замок.
— Ага, постараюсь, — Эйден прислушался к подозрительной тишине в коридоре и быстро поцеловал Лайонела. Не то, чтобы отношения короля и его мага были тайной хоть для кого-то из придворных, но приличия соблюдать следовало.
***
Его величество Доминик I быстрым шагом спускался из башни своего мага. Предстоящая поездка не слишком занимала его мысли. Обычная работа, успевшая стать рутинной. Тенями окружившая короля свита молчала, не решаясь нарушить его мысли. Лайонел рассеянно погладил золотую подвеску. Синеглазая птица нагрелась, отзываясь на ласку.
Он упустил свой сказочный шанс. Только раз в жизни мастеру вампиров может выпасть такая удача, да и то далеко не всем везет. Нет, Лайонел не мог пожаловаться на свой выводок. Они все были ему равно дороги, он их любил, но среди них не было ни одного потенциального мастера.
«Джерет, Джерет, невероятная моя удача, не дающаяся в руки», — Лайонел горько усмехнулся. О его переживаниях не знал даже лучший друг. И даже Эйден не понимал, насколько Джерет важен для Лайонела. И хорошо, что не понимал.
Перед королем распахнули дверцу кареты. Лайонел предпочитал ездить верхом, но последнее время это удавалось редко. Положение обязывает. Обвязывает его это положение! Канатами по рукам и ногам. Впрочем, по большей части быть королем Лайонелу нравилось. Главное, что Эйден полностью счастлив.
Как всегда при мысли о рыжем маге на губах Лайонела появилась ласковая улыбка. Он не ждал, что Ден так легко впишется в его окружение. Птенцы приняли Эйдена, как только поняли, что огненный маг без раздумий положит жизнь за их мастера. Причем, как свою, так и чужие.
Эйден стал для Лайонела утешительным призом и одновременно постоянным напоминанием о несостоявшемся чуде. Он, и еще эта золотая птица. Лайонел надеялся, что однажды она сведет их с Джеретом — в нужное время. в нужном месте. Время у них есть. Мастер вампиров был настроен дожить до тысячи лет. А Джерет вообще бессмертен, если, конечно, не свернет себе шею, ввязавшись в очередную авантюру.
Король задумчиво смотрел в окно кареты и напевал про себя одну из тех песен, что слышал от Джерета. А в королевском замке Эйден поднялся на смотровую башню, провожая глазами удаляющуюся карету. Лайонел ошибся дважды. Эйден не был полностью счастлив. Огненный маг прекрасно понимал, кто занимает в сердце его короля более важное место, чем он сам. Но Эйден принял это, как данность. Он любил Лайонела — с каждым годом всё больше. И если мастеру вампиров однажды станет совсем невозможно жить без наследника, Эйден раздобудет ему Джерета, чего бы это ему ни стоило.
***
Джерет возник в гостиной «Больших надежд» усталый, но довольный.
— Я же говорила, что Эйден откажется! — Тирра улыбнулась с таким самодовольным видом, что сразу стало ясно — она выиграла пари.
— Не ожидала, — Инна с философским видом пожала плечами. — Раньше ни одно его увлечение не длились дольше года.
— У них всё серьезно и надолго, — Джерет принял из рук Селины чашку с кофе. — Но Эйден нашел выход из положения.
— Я вижу, — Селина посмотрела на кольцо цвета застывшей лавы на правой руке мужа. — Да, это действительно выход. Для вас обоих. Но меня вы не заставите вернуться.
— Милая, — с бесконечным терпением в голосе произнес Джерет, — ведь я тебе уже три раза объяснил, что ты теперь народная героиня. О тебе песни поют на каждом углу в Городе и далеко за его пределами.
— Которые ты сам и сочиняешь.
— Какая разница, главное — результат. По всему Миру рассказывают легенду о маге, изменившим свою суть ради любви. Ты победила дракона, Лина! Да тебя на руках носить будут.
— Но это же обман!
— Это смотря с какой стороны посмотреть, — горячо вмешалась в спор Тирра. — У легенды своя правда.
— Лина, ну не упрямься, — Инна обняла сестру за плечи. — Ты же идеально подходишь для Совета.
Селина сердито посмотрела на нее, перевела взгляд на мужа и прикусила губу. Ей и хотелось, и не хотелось возвращаться. Но без нее Джерет может наломать таких дров, что весь Город сгорит на этом костре. Да и сама она за пять лет без него просто задохнется. Он — ее воздух и это уже не изменить.
— Убедили, — она тяжко вздохнула. — Но главой Совета я не буду.
— Как скажешь, любовь моя, — промурлыкал Джерет. — Так и быть, я возьму эту роль на себя.
Инна с Тиррой переглянулись и кивнули друг другу. Лучше пусть Джерет получит желанную власть сразу, чем начнет интриговать для ее захвата.
— Ну что? — Тирра вскочила с кресла. — Погуляем напоследок? Я нашла здесь неподалеку отличное местечко — с танцами и приличным рестораном.
— Я только переоденусь, — Джерет с огорчением взглянул на свой испорченный костюм и вышел из гостиной.
— Вы еще не разорились на его нарядах? — подняла бровь Тирра.
Селина разгладила на коленях оборки кружевной юбки.
— Еще нет, но Джерет старается.
— Глава Совета четырех — неплохая замена королевского титула, — Инна понимающе улыбнулась.
«Джерет всегда останется королем даже без королевства», — подумала Селина.
Интересно было бы посмотреть, кем он станет, сдав последний экзамен дракону. Жаль, что она едва ли доживет до этого момента. Однажды она попросила Джерета предсказать ее будущее. Он наотрез отказался, но при этом заметно помрачнел. Селина мотнула головой, прогоняя грустные мысли. Жизнью нужно наслаждаться — каждым моментом, теперь она это умела.
***
Джерет покрутился у зеркала, проверяя, как сидит новый костюм. Поправил кружевные манжеты. Не хуже, чем у Лайонела. Еще бы приучить Селину уделять больше внимания своим нарядам. Он уже добился немалых успехов в этом направлении, но останавливаться на достигнутом не собирался.
Единственное, что портило его радость — это отрывочные картины будущего, которые его время от времени посещали. Они были интересные, но чем дальше, тем реже в них возникала Селина. Неужели Дей попрощался с ней, потому что был уверен, что через сто лет ее уже не будет в живых?
Бессмертие никогда не тяготило Джерета. Он даже представить себе не мог, что можно устать от жизни. Но и жизни без Селины уже не представлял. Впрочем, у будущего много вариантов. Всё еще может измениться совершенно неожиданным образом. Возможно, уже изменилось.
***
Далеко-далеко, между витками вселенской спирали, парили драконы.
«Ты рискуешь стать посмешищем, Дей, — черный дракон описывал ленивые круги над темно-синим собратом. — У нас не может быть учеников. Зачем тебе этот полукровка?»
«Он меня развлекает, Фафнир».
«Странные у тебя развлечения, Дей. И тысячи лет не прошло, как ты поклялся, что больше не участвуешь в войнах богов. И вдруг я узнаю, что ты без веских причин напал на Бэла. Ты отдаешь себе отчет, что Древние воспримут это крайне негативно?»
«Мнение Древних меня уже давно не волнует. А Бэл позарился на то, что принадлежит мне».
«Ты имеешь в виду этот игрушечный мир? Но ты даже не остался в Подземелье».
«Я имею в виду Джерета».
Время между витками течет непредсказуемо. В некоторых отдаленных мирах успели развиться и рассыпаться в прах цивилизации, прежде чем Фафнир ответил:
«Я отказываюсь тебя понимать. Что особенного в этом Джерете? Магов его уровня можно найти по десять штук на каждой дороге. Его же любой из нас одной лапой прихлопнет! Почему он настолько важен для тебя?»
«Он — мой ученик. И если кто-нибудь поднимет на него лапу, будет иметь дело со мной».
«Дей, это нелепо! Не ты ли неоднократно предостерегал нас от привязанностей? У тебя что, развилось старческое слабоумие?»
«Мы не стареем».
Голос Дея по-прежнему звучал ровно, но внутреннее чутье подсказало Фафниру, что пора переводить разговор на другую тему.
«Хорошо, поступай, как знаешь. Но учти, если Древние боги предъявят претензии, ни один дракон тебе не поддержит».
«Благодарю за предупреждение. Надеюсь, ты не откажешься от Игры?»
«Разумеется, нет. Если, конечно, ты доживешь до нее, Дей», — черный дракон разрезал пространство острым кончиком крыла и исчез.
Дей продолжал парить, наблюдая за событиями в двух мирах одновременно. Лайонел Доминик Эшли счастливо управляет своим королевством. Интересно, когда Древние боги вспомнят об этом ренегате, что они с ним сделают? Может, намекнуть Тиамат или Дагону, где скрывается их блудный жрец? Дей не понимал, почему Эшли вызывает в нем такую живейшую неприязнь. Возможно, дело в Джерете? Заветное желание мастера вампиров не было секретом для дракона, и решительно ему не нравилось. Жаль, что Джерет не остался в Подземелье. Там его легче было бы защитить в случае необходимости. А такая необходимость скоро возникнет, в этом дракон не сомневался.
«Ты привязался к этому мальчишке, Дей. Признайся хотя бы сам себе».
Дракон описал мертвую петлю. Нет, нелепо даже думать о таком. Просто за Джеретом интересно наблюдать. А еще более интересно строить далеко идущие планы с его участием. И, разумеется, для их воплощения Джерет должен как можно дольше оставаться живым.
Дей успокоился и снова раскинул крылья, ловя восходящие потоки бесконтрольной магии. Когда-нибудь его самозваный ученик сможет подняться сюда и оценить красоту музыки, летящей между звездами. Дей замурлыкал песню, которую когда-то пел для него Джерет, взмахнул крыльями, смешав сразу несколько вариантов будущего, и полетел ему навстречу.
Обсуждение

Используйте нормальные имена. Ваш комментарий будет опубликован после проверки.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)

⇑ Наверх
⇓ Вниз